«Мраморный» теленок, или Как «заказать» суперговядину

План нации «100 шагов»: Индустриализация и экономический рост
Глава государства Нурсултан Назарбаев в Плане нации «100 конкретных шагов» по реализации пяти институциональных реформ отмечает необходимость привлечения стратегических инвесторов для развития производства и переработки мяса (61 -й шаг). В данном контексте в качестве основной задачи Елбасы предлагает развитие сырьевой базы и экспорта переработанной продукции.
ТОО «KazBeef Ltd» занимается развитием племенного животноводства. Инновационный проект запустили, включив в Карту индустриализации в 2010 году, объем вложенных инвестиций составил порядка 4,9 млн тенге. Сколько высокопородного КРС в их откормочниках сегодня? Почему необыкновенно вкусная и сочная говядина производится компанией не для казахстанцев? На эти и другие вопросы «АП» получила ответы в интервью с генеральным директором предприятия Бейбитом Ерубаевым.

Бейбит Кикбаевич, прошло пять лет с момента запуска проекта. Расскажите, с чего начинали?

— Все началось в мае 2010 года, когда мы завезли первую партию племенного КРС —1,3 тыс. коров и 20 быков пород ангус и герефорд, полученных американскими фермерами штата Северная Дакота. Как раз в то время стартовала программа развития экспортного потенциала говядины РК. Предприятие расположено в Акмолинской области, в 260 км от Астаны, в степях Енбекшильдерского района.

Одна из целей «KazBeef Ltd»построение вертикально интегрированной системы. Там, чем длиннее цепочка производства, тем справедливее название. Удалось?

— Да, мы хотели организовать тут все, начиная от растениеводства и получения высокопородных телят до производства мяса и его экспорта. Поясню, почему. Само по себе животноводство, как отрасль в Казахстане, на тот момент было слабо развито, поэтому мы испытывали трудности по аутсорсингу — использованию услуг сторонних компаний. Сегодня мы практически завершаем эту вертикально интегрированную систему: экспортируем высококачественную говядину в РФ, делаем это как полуфабрикаты категории «А», т. е. мясо, готовое к приготовлению. Завоевали неплохую нишу в Санкт-Петербурге и Москве. Мы создали свой бренд — «KazBeef», одним из наших дистрибьюторов является компания «Гурманин», а наши благодарные клиенты — сеть именитых российских ресторанов.

077-2-1 077-2-2

Вы изначально были нацелены на экспорт, почему?

— Те рынки — Москва и Санкт — Петербург — были уже развиты. Потребитель знал, что такое мраморное мясо, у него сложились ожидания к качеству мяса, его мраморности. В Казахстане же на тот момент мало кто говорил о мраморном мясе, его готовили считанные рестораны. Так мы заняли свою нишу в РФ. В первую очередь, считаю, причина успеха в том, что мы выпускаем органический продукт, не используя при откорме антибиотики, гормоны и имплантанты. Тесно сотрудничаем с канадскими институтами развития животноводства, у нас в штате работают канадские диетологи. В США популярна кукуруза с элементами ГМО. Я не знаю, хорошо это или плохо, но в Казахстане это запрещено. К тому же кукурузу в условиях северного Казахстана выращивать сложно. Наиболее приемлемый вариант — выращивание ярового ячменя, Канада специализируется на нем.

Также у нас работают ветеринары-консультанты из США, топ-менеджеры компании имеют степень МВА (магистр бизнес-администрирования). Мы не хотели придумывать велосипед, а предпочли перенять наиболее успешный и эффективный опыт и адаптировать его к условиям Казахстана. Мы глубоко убеждены, что Казахстан имеет огромный потенциал в развитии животноводства и выпуска конкурентного товара. Очевидно, что сегодня просто говядина не будет конкурентоспособной за пределами республики. Мы не сможем конкурировать, допустим, с Аргентиной, Бразилией, Австралией — элементарно по климатическим условиям. Там 365 дней в году лето, и коровы все время на пастбищных угодьях. В категории же премиум-мяса у РК огромный потенциал. Именно в производстве высококачественной говядины.

За счет чего?

— Здесь у нас, наоборот, преимущество перед той же Аргентиной. Какую-то часть телят из репродуктора — с высоким генетическим потенциалом — мы продаем на племя. Остальная уходит на откормочную площадку. Там скот круглый год стоит в стойле, его кормят. Представьте, в Аргентине круглый год жара, глупо рассчитывать на то, что он будет хорошо есть. При таком раскладе невозможно получить нужную мраморность. Наши же климатические условия располагают к набору КРС массы — мясо получается как надо — с жировыми нитями, прослойками жира. Одним словом, мраморным.

Каковы сегодняшние показатели «KazBeef Ltd»?

— Сегодня мы достигаем порядка 6 тыс. голов маточного поголовья и 4 тыс. на откорме, итого — в пределах 10-12 тыс. голов. Ежемесячно отправляем на экспорт порядка 40 тонн готовой продукции. Практически все экспортируем, у нас остаются, пожалуй, лишь шкуры (улыбается). Как известно, в селе Мамай Енбекшильдерско-го района у нас находятся два репродуктора, в Зерендинском — откормплощадка, в Щучинске — мясокомбинат. На производстве занято порядка 200 человек, средняя зарплата—около 90 тыс. тенге.

Насколько ощутима господдержка?

—   Проект стартовал, благодаря включению в Карту индустриализации. Нам были выданы хорошие кредитные ресурсы, которые мы направляли на закуп КРС, строительство, пускали в оборот. Во-вторых, государство было открыто переменам, нововведениям, и нам дали возможность развиваться. В-третьих, программа субсидирования — огромное подспорье. Сравним индустрию, допустим, недвижимости и животноводства. Это две разные индустрии: норма прибыли совершенно разная, срок окупаемости в животноводстве намного больше, чем на любом другом рынке. Корова должна сначала осемениться, потом 9 месяцев беременности, рождается теленок. Когда ему исполняется 1,2 года, начинается откорм, который занимает около двухсот дней. И за 9 месяцев можно построить дом и продать его, окупив свои расходы. Конечно, помощь государства была очень кстати.

Компания наверняка использует суперсовременное оборудование?

—   На самом деле никакого суперсовременного оборудования здесь не требуется. Весь секрет в качестве мяса. Его нужно правильно разделать, упаковать, для этого имеются упаковочные машины, создающие вакуум. Основное здесь—человеческий труд. Но при этом мы, безусловно, используем современные технологии, например, искусственное осеменение, трансплантацию эмбрионов — для получения лучшей генетики. Это то же самое что и ЭКО, когда обычная корова вынашивает, как суррогатная мать, эмбрион «супербыка» и «суперкоровы». Если купить это «супердитя» как теленка — получится очень дорого. Эмбрион гораздо доступнее. Мы пробовали это делать в единичных случаях, теперь хотим массово.

— Спасибо за интересное интервью, желаем компании огромных успехов!

Асель АУТАЛИПОВА.

By админ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts