О вирусе, вакцине и психическом здоровье

ГОСТИНАЯ «АП»

Количество вызовов скорой помощи в январе по сравнению с июльским пиком заболеваемости коронавирусной инфекцией сократилось. Однако увеличилось количество вызовов с симптомами COVID-19. Жители области вызывают «неотложку» в среднем 700-800 раз в сутки, только в Кокшетау количество вызовов ежесуточно достигает 280-300. Такой статистикой поделился с нами главный врач областной станции скорой медицинской помощи Александр Высоцкий. О том, по каким симптомам фельдшеры «скорой» определяют коронавирус, как работается здесь выпускникам Высшего медицинского колледжа, прибывшим летом на борьбу с COVID-19, и почему в период карантина растет количество суицидов, Александр Анатольевич рассказал в интервью.

—  Александр Анатольевич, Вы наверняка сталкивались с людьми, которые до сих пор не верят в существование коронавирусной инфекции. По-Вашему, им можно доказать обратное?

— Действительно, несмотря на статистику, на то, что в стационарах открываются резервные места, чтобы пациентам хватало мест, многие до сих пор сомневаются. Думаю, это связано с тем, что их близкие не заболели. А насчет доказательств, не знаю, нужно ли это. Когда у нас работал только один инфекционный стационар — в областном центре фтизиопульмонологии — его главный врач Касымжан Ташметов предлагал всех последователей теории заговоров собрать вместе и провести для них экскурсию по «красной зоне», чтобы своими глазами увидели тяжелых пациентов, реанимацию, поняли, насколько тяжело болеют люди. Думаю, это был бы действенный метод…

Я помню, летом Вы рассказывали о каком-то невероятном количестве вызовов каждые сутки, когда бригады просто физически не успевали к пациентам. Сейчас ситуация лучше?

— По сравнению с июлем прошлого года общее количество вызовов в январе уменьшилось, но вместе с тем выросло количество обращений к нам, связанных с коронавирусом. Их у нас сейчас примерно столько же, сколько было в июле. Конечно, из-за большого наплыва звонков случаются опоздания к пациентам. У нас работают 12 бригад, сменами по 12 часов. Сейчас так же, как «скорая», работают еще 6 бригад неотложной помощи, созданные при поликлиниках Кокшетау. Они берут на себя часть нагрузки. Летом бывали случаи, когда за час к нам поступало 58 вызовов. Представьте, сколько времени нужно, чтобы посетить каждого? Сейчас тоже случаются задержки, и из-за того, что пациентов много, и из-за вызовов, связанных с коронавирусом. После доставки пациента с КВИ в больницу машина проходит санитарную обработку, кварцевание и проветривание. Это занимает около сорока минут, но иначе нельзя: следующий вызов может быть, например, к грудному ребенку, и допускать распространения инфекции мы не можем. Есть и другие случаи — например, пожары. Наша бригада обязательно выезжает на пожар и, даже если нет пострадавших, ждет, пока служба ЧС не сообщит, что тушение завершено и жертв нет. Также работаем и при сообщениях о возможном террористическом акте.

К тому же, бывают и необоснованные вызовы — когда на месте выясняется, что пациент хочет, чтобы ему поставили капельницу или сделали укол. Бывает, что вызывают к умершим.

А как же констатация смерти?

— Скорая помощь этим не занимается. Нужно обращаться в полицию. Мы не выдаем больничные листы, не проводим освидетельствование на алкоголь, не даем рецепты на лекарства и не констатируем смерть. Был случай, когда вызвали бригаду: «Папа не дышит», машина летела на вызов первой категории срочности, а на месте оказалось, что пожилой человек скончался уже около часа назад. В это время мог не дождаться помощи человек, которого можно было спасти.

По сравнению с летними месяцами, материальная база станции, как и других медицинских организаций, значительно обновилась…

-Да, безусловно. За прошлый год мы получили 58 новых машин «скорой помощи», теперь износ нашего транспорта — всего 10%. А это означает меньше поломок и ремонтов, больше комфорта для пациентов и наших сотрудников. Обновлен и транспорт службы санитарной авиации. У нас появились два новых реанимобиля, оснащенных оборудованием экспертного класса. Санитарная авиация — это всегда угроза жизни: либо нужно доставить пациента в тяжелом состоянии, либо оперировать и спасать на месте. Еще один автомобиль санавиации — С-класса, он оборудован дверью между салоном и местом водителя, и доктор может пройти к пациенту и начать с ним работать прямо во время движения.

Кроме того, в 2019 году мы открыли 12 новых отделений в районах области, и зона покрытия территории региона сейчас составляет 28,6%, тогда как до этого было около 17%. Охват городского населения помощью стопроцентный, в целом по области она легко доступна примерно 83% жителей. Дело в том, что такова особенность нашего региона: область состоит из небольших разбросанных территориально населенных пунктов. Содержать бригады там, где очень малое количество населения — нерентабельно, поэтому они размещаются в более крупных населенных пунктах и обслуживают по несколько поселков. Так, например, в Целиноградском районе: там четыре наши бригады работают в 47 селах.

Кадров сейчас хватает?

— Да, сегодня мы полностью укомплектованы кадрами, даже организовали еще одну, четвертую телефонную линию, на которой принимает звонки фельдшер. Летом к нам пришли 38 выпускников кокшетауского Высшего медицинского колледжа, сейчас они уже набрались опыта, есть и заинтересованность в работе благодаря доплатам за риск при контакте с коронавирусной инфекцией.

Вопрос, который, наверное, многих волнует. Как фельдшер определяет, обыкновенная простуда у пациента или COVID-19? Как принимается решение, нужно ли везти больного в стационар?

—  Во-первых, есть четыре формы протекания болезни: бессимптомная, легкая, средняя и тяжелая. Это зависит от многих показателей: частоты сердечных сокращений, температуры, наличия одышки, уровень насыщения крови кислородом, выраженности интоксикации, уровня сознания и так далее. Кроме того, фельдшер обращает внимание на возраст пациента, на сопутствующие заболевания и принимает решение о госпитализации пациента. Кстати, некоторые больные жалуются, что фельдшер их даже не послушал. Могу объяснить: по правилам они и не должны слушать пациента фонендоскопом, это нарушает герметичность противочумного костюма. Наличие пневмонии определяется другими способами, о которых я сказал.

—  Кроме коронавируса, по каким поводам сейчас много вызовов?

— Могу с уверенностью сказать, что у нас увеличилось число людей с артериальной гипертонией, это часто связано с высоким уровнем тревожности. Выросло и количество суицидов, травм, полученных на фоне алкоголизации.

Вы связываете это с пандемией и карантином?

— Однозначно. Я сам переболел вместе со всей своей семьей, все прочувствовал на себе. Все мы идеальны в собственных глазах и думаем, что с нами ничего страшного произойти не может. Но это, конечно, не так. Карантин повлиял на все сферы жизни. Растут цены, кто-то потерял работу, у кого-то прогорел бизнес, — все это не способствует здоровому психологическому климату в обществе.

Что же делать?

— Обращаться за помощью. У нас в регионе есть Центр психического здоровья, там работают психиатры, психологи. И, хотя беседы с психологами не в наших привычках, этому нужно учиться. Кроме того, так как большая часть страхов и проблем вызвана этим вирусом, нужно стараться беречь свое здоровье. Носить правильно маску, не посещать людных мест, отказаться от проведения праздников. Это поможет избежать так называемой коронавирусной паранойи, снизить личный уровень тревожности. Кроме того, считаю, что необходимо переубедить тех, кто боится и не доверяет вакцинации. Прививки нам необходимы, они уже помогли победить множество страшных болезней, помогут и в ситуации с коронавирусом. Чтобы не говорить впустую о пользе вакцинации, приведу лишь один пример. Перед Новым годом в детскую областную больницу поступил ребенок в тяжелейшем состоянии, с симптомами сепсиса. Оказалось, что это генерализованное поражение организма туберкулезом. Родители ребенка — приверженцы одного из радикальных религиозных течений — прививок ребенку не делали, в том числе отказались от вакцины БЦЖ, которая делается в роддоме в первые дни жизни. Этот факт только подтверждает, что в случае с вакциной нужно включать здравый ум.

—  А Вы сами планируете прививаться от COVID-19?

—  Конечно. Вирус никуда не исчезнет, нам теперь придется с ним жить, а для этого нужно адаптироваться к нему. Я вообще думаю, что счастлив не тот, у кого нет проблем, а тот, кто умеет свои проблемы достойно решать. Считаю, что вакцинация — это достойное решение…

Владислава КОКОРИНА.

By Владислава Юрьевна Кокорина

Главный редактор

Related Posts