Народный медиатор. Договаривались 7 часов

Исполнение решений
Женщина обратилась в суд с исковым заявлением о лишении бывшего мужа родительских прав. Понять ее можно: когда развелись, ребенку только-только год исполнился. Отец ни малейшего желания принимать участие в его воспитании не изъявлял. Долг по алиментам — более миллиона. А в итоге договорились без суда: мать ребенка от своего намерения отказалась, отец твердо намерен не только задолженность погасить, но и видеться, общаться со своим сыном.

Это один из примеров, приведенный участниками круглого стола «Этнокультурные объединения как медиаторы в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений», прошедшего в КГУ «Қоғамдық келісім».

Он наглядно подтверждает огромный миротворческий потенциал института медиации. Вряд ли бывшие супруги пришли бы к такой договоренности без посредника, переговорщика, нейтрального, независимого лица… Именно в таких ипостасях приходится выступать медиатору в разных ситуациях.

— Три часа пыталась наладить диалог между бывшими супругами. Уже временами казалось, что бесполезно, они постоянно переходили на крик. Потом отдельно разговаривала с каждым. На седьмом часу договорились, — рассказывала о том, как непросто было заключить это (равно и любое другое) медиативное соглашение судья в почетной отставке, народный медиатор Гайша Сыздыкова. — Но «оно того стоило», появился реальный шанс восстановить отношения, если не между бывшими супругами, то между отцом и ребенком.

«Народный медиатор», — так все чаще называют людей, отдающих немало сил и времени тому, чтобы научить людей договариваться, погасить конфликт, когда он еще только назревает, помочь людям выйти из трудной ситуации с наименьшими потерями.

Участники круглого стола отмечали, что хотя в Законе РК «О медиации» речь идет только о профессиональных и непрофессиональных медиаторах, определение «народные медиаторы» намного точнее определяет одну из сторон деятельности этнокультурных объединений.

-Уже в первые годы становления Независимости нашего полиэтничного государства возникающие конфликтные ситуации часто разрешались авторитетными лидерами ЭКО, — говорил председатель научно-экспертной группы при ААНК Ардак Капышев. — Они всегда держат руку на пульсе событий. Во многом, благодаря им, крупных конфликтных ситуаций на межэтнической, межконфессиональной почве не произошло. А неизбежные межличностные — гасились буквально, как только появлялись их первые признаки.

— Мне нередко приходится вникать в проблемы, которые при очень большом желании одной из сторон можно было бы квалифицировать как конфликт на этнической почве, — говорил, исходя из своего опыта, руководитель областного чечено-ингушского общества «Вайнах» Герихан Яндиев. — Начинаешь разбираться: да это же экономические интересы «чистой воды», невоспитанность элементарная, иногда — хулиганство. А уж потом, если инициатору конфликта грозят серьезные последствия, в надежде на то, что соотечественники придут на помощь, он включает совершенно неприемлемый механизм защиты: «А он на нас (русских, ингушей, казахов, татар…) сказал то-то и так-то».

Герихан Ибрагимович убежден: в большинстве конфликтных ситуаций вообще нет реальной подоплеки, с людьми надо вовремя поговорить, разъяснить, убедить: «И надо очень хорошо подумать, прежде чем назвать конфликт межэтническим».

Участники круглого стола говорили о необходимости разработки четких, объективных, научных индикаторов, опираясь на которые можно было бы определить истинный характер конфликта.

Закон РК «О медиации» принят в 2011 г. Преимущества этого способа разрешения споров очевидны: в сравнении с судебными разбирательствами все делается гораздо быстрее, не надо тратиться на судебные издержки, шансов на то, что договаривающиеся стороны сохранят цивилизованные отношения гораздо больше…

Но при этом только единицы наших сограждан в проблемных ситуациях прибегают к помощи медиаторов. И чаще всего в их роли выступают сами судьи, предлагающие прибегнуть к ней до начала судебного процесса. Почему?

Ответить на этот вопрос пытались участники круглого стола. По мнению Гайши Сыздыковой — одна из причин: необходимость оплачивать труд профессиональных медиаторов: «Укорять их за это не надо. Они трудятся и имеют право на оплату своего труда. Но у людей возникает мысль: не лучше ли обратиться к адвокату. Тем более у людей, в своей правоте уверенных».

Вероятно, еще одной причиной становится механизм реализации медиативного договора. Хотя в типовом его образце есть графа: «в случае невыполнения подписанного мной соглашения прошу гражданский суд взыскать с меня…». Но.

Возможна такая ситуация. Друзья, ставшие бывшими (как в поговорке «хочешь потерять друга, дай денег взаймы), подписали медиативное соглашение, по которому должник деньги вернет. А потом он передумал и из страны выехал. На границе его не задержат, в реестре должников, с которыми работают судебные исполнители его нет. Что делать? Думается, что ответ на этот вопрос интересует не только задавшего его руководителя областного еврейского культурного центра «Хатиква» Владлена Погребицкого.

Если медиативное соглашение заверено нотариально, то у нотариуса можно получить исполнительную надпись. Она дает право на принудительное исполнение заключенного договора.

Если этого не было сделано, то придется обращаться в суд и дело будет рассмотрено в порядке упрощенного производства. Заново. То есть спорящие возвращаются на исходные позиции.

Конечно, любое медиативное соглашение можно утвердить в суде, как только оно будет заключено, и тогда можно будет задействовать судебных исполнителей. Но опять же, в том случае, если договоренность достигнута в рамках Гражданско-процессуального кодекса РК.

Тогда как профессиональные медиаторы подчеркивают, что одним из преимуществ медиации является возможность выйти за рамки этих норм.

Профессиональный медиатор Дмитрий Диковенко, представляющий РОО «Центр развития медиации», привел такой пример. При разделе имущества согласно закону, бывшей жене причиталось не более 25%. Большую его часть приобретали родители мужа еще до женитьбы. Но дети оставались с матерью, и их отец согласился разделить все пополам. Конечно, это хорошо. Но люди, умудренные, опять спрашивают: «А если? Передумает, женится, в новом браке еще дети родятся?».

— Наше позитивное право дает множество возможностей достичь договоренности. Просто закон надо очень хорошо знать, — Гайша Сыздыкова свою точку зрения аргументировала убедительно.

Народных медиаторов — людей уважаемых в местном сообществе — должно быть больше. Для них дело чести — людей не только примирить, но и следить за тем, чтобы принятые обязательства исполнялись. Это — один из выводов, к которому пришли участники круглого стола.

Нина МИТЧИНОВА.

Фото из сети Интернет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также