Не шлите мне голосовые…

Не шлите мне голосовые…

ДАВАЙТЕ ОБСУДИМ

«В гостях, медведь, нельзя реветь. Нельзя грубить и чваниться. Знакомым надо кланяться, снимать пред ними шляпу, не наступать на лапу…».

Ну как же в недавнюю «доцифровую эпоху» с требованиями этикета было просто и ясно. Правила хорошего тона неназойливо излагались даже в серии «Книжки-малышки».

А теперь твердо усвоить, что первым протягивает руку старший; разговор всегда начинает тот, кто назначил встречу, и никогда — приглашенный; «Очень приятно» при знакомстве говорит тот, кто главнее, или старше по возрасту, или женщина, если знакомят с женщиной… достаточно только при общении реальном, «вживую».

Но сегодня, увы, «глаза в глаза» даже с самыми близкими людьми общаемся все реже, все больше — в «виртуале». Быстро, удобно, надежно. Но, признайтесь, не возникает ли подчас желания свой гаджет выключить? Во всяком случае после рабочего дня, а уж ночью глубокой… Глаза приоткроешь, а там такое бодренькое «Доброго времени суток! Не могли бы вы завтра…». Или фотографии знакомого, отдыхающего где-то в Европе. Или поздравления. Или…

Беззвучный режим позволить могут не все и не всегда. Допустим, родители уже старенькие, взрослые дети задержались где-то. Да мало ли каких важных личных сообщений ждешь. Но почему люди, в категорию близких отнюдь не попадающие, позволяют себе так бесцеремонно вторгаться в «мой дом — мою крепость» в любое время суток. И тогда это время добрым никак не назовешь.

Не знаю, может, это уже «возрастное», но раздражает меня новомодное «Доброго времени суток». Если лень высчитывать, какое именно время суток сейчас у твоего адресата, можно же ограничиться традиционным «Здравствуйте». Прочту это новомодное приветствие и кажется, что со мной уже прощаются. Видимо, потому что в русском языке при приветствии обычно используется именительный падеж (добрый день, добрый вечер…), а при прощании — родительный (счастливого пути, удачи…).

Но еще больший негатив вызывают голосовые сообщения. Особенно в деловом общении. От родных и близких — приемлю, голоса их хочется услышать, попытаться понять, в каком настроении пребывают, эмоции уловить. Но если примерно такое полутораминутное: «Доброго времени суток, Н.И. Как ваши дела?». Еще и паузу после этого надо переждать, как будто и впрямь могу ответить. И далее так неспешно: «Мы проводим… Не могли бы вы…». Не скрою, временами хорошо, что этот вполне приличный человек не слышит мои комментарии по этому поводу.

Люди, ну, если вам не хочется писать, то почему я должна тратить несколько минут на прослушивание? Ведь общеизвестно, что читает человек куда быстрее, нежели кто-то говорит. А людям, постоянно с информацией работающим, вообще достаточно глазами по тексту пробежать. Так что, если вдруг на кого-то «икота нападет», знайте, что это я ваше голосовое сообщение читаю.

Еще. Приходит сообщение: «Здравствуйте». Следующее: «Я хотел бы сообщить». Третье: «Мы проводим…». И все это так неспешно, с интервалами, которые еще и от качества связи зависят. А ты все это время смотришь на экран и ждешь…. Разве это не равносильно такому: позвонили и говорят: «Повиси немножко на трубке, я сейчас подумаю, сформулирую и тебе скажу».

Коллеги, друзья, знакомые! Обижайтесь — не обижайтесь, но отвечаю только на те поздравления, что написаны лично вами и лично мне. На картинки из серии «часто пересылаемое сообщение» не реагирую. Аналогии между ними и бумажными открытками советского периода не усматриваю. Тогда на оборотной стороне писали собственноручно, искренне, душевно.

Согласна, что цифровой этикет, как и цифровая грамотность, еще формируется. Но уже сегодня, прежде чем начать общение в «виртуале», надо, как и при общении вживую, все время задавать себе простые вопросы: не отнимаю ли я напрасно чье-то время, внимание? Не доставляю ли я кому-то неудобств? Как сделать наше общение приятным, полезным?

А, может быть, я не права? Давайте обсудим.

Нина МИТЧИНОВА.