Абылай-бахадур хан — Акмолинская область. Новости. Информационный портал газеты "Акмолинская правда"

Абылай-бахадур хан

75-4-1Мухтар МАГАУИН, народный писатель Казахстана, лауреат Государственной премии Казахстана им. Абая.

(Окончание. Начало в №79, №80 и №81)

В 1753-1754 годы казахские дружины под предводительством батыров Жанатая, Кабанбая, Богенбая, Ер Жанибека, Муюзды Утегена («муюзды» — буквально «рогатый») и зимой, и летом совершили немало победных походов на Джунгарию. Потерпев поражение за поражением и почувствовав близкий конец, Дабачи даже обратился за военной помощью к русским властям. Хоть у Дабачи уже не было былой силы, Амирсане все же не удалось добиться явного превосходства.

Смертельное противостояние хана и князя калмыков было на руку казахам. В конце концов, в одной из решающих битв Амирсана был наголову разбит и, оставив свой улус, бежал в Китай. Но это не остановило Абылая, осенью 1754 года он окончательно разгромил набиравшего силу Дабачи. За осенней победой последовала зимняя кампания. Победные походы продолжались и весной 1755 года.

Таким образом, в двухсотлетней войне, которой не было подобных в истории никакого другого народа, окончательную победу одержали казахи. Джунгарское государство перестало более быть угрозой, полное освобождение Жетысу должно было свершиться своим чередом.

Достижение Абылаем очень крупной военной и политической победы не нравилось соседней с казахами Российской империи и пограничной с Джунгарией Маньчжурско-Цинской империи. Россия, отговаривавшая казахов от походов и теперь встревоженная растущей их мощью, начала подтягивать войска к границе, подумывать о захвате Джунгарии. Но ее опередил Китай, который вот уже триста лет бдительно следил за Ойратским улусом. Под предлогом посадить Амирсану на его законный престол китайцы летом 1755 года вторглись в Джунгарию.

Измученный и ослабевший в результате внутренних противоречий и междоусобицы, систематических набегов Казахской Орды, обманутый обещаниями, что к власти придет Амирсана, Дурбун-Ойрат не смог оказать какого-либо сопротивления. Калмыкский народ на протяжении трех столетий служивший крепостью между Китаем и всем тюркским миром, отчаянно вступавший в борьбу с превосходящими силами врага и отстаивающий свою независимость, за каких-то два-три месяца лег под ноги Маньчжурско-Цинской империи.

Когда китайская армия вошла в пределы Калмыкской Орды, там же стоял Абылай со своим войском. Китайский император направил казахскому хану специальных послов с письмом. «Вы раньше непрерывно воевали с олютами, — говорилось в нем. — Когда Поднебесная снарядила армию, вы сражались с Дабачи. Теперь джунгарская земля успокоилась. Весь ее народ является нашими слугами. Более мы не дадим им чинить какой-либо вред вам. Если бы вы признали нашу власть и преклонились перед ней, то мы бы сделали вас счастливыми. А если желаете быть самостоятельными, то разрешаем сохранить границы и жить мирно. Отныне запрещается ступать ногой в нашу сторону, в противном случае мы направим нашу победоносную армию и накажем вас».

После разгрома Джунгарии независимой стране, чтобы жить по своему усмотрению, ничьего разрешения не требовалось. Судя по данному документу, в тот период между Казахским государством и Китайской империей уже непосредственно проходила граница и маньчжурско-цинский богдыхан, считающий себя властелином полмира, ясно представлял себе мощь казахов. Видно, что он признал самостоятельность, независимость Казахской Орды под властью Абылая.

Позднее в указах для своих полководцев еженхан Цяньлун (Хун Ли) подчеркивал: «Эти казахи раньше жили самостоятельной страной, мы должны это признать». Предупреждает, что необходимо различать казахов и олютов, т. е. ойратов, если казахи будут сохранять спокойствие и мир, то не следует переходить границу с войной. А в отношении завоеванной Джунгарии он выражает твердую решимость более не выпускать ее из своих рук.

На самом деле надежды и расчеты Амирсаны на китайцев не оправдались, после пленения Дабачи Цяньлун разделил прежнюю единую Джунгарию на четыре улуса, в каждой крепости сосредоточил свой гарнизон, а лишенному всей власти, превратившемуся в рядового нояна Амирсане приказал явиться в Пекин.

В это время весь калмыкский народ поднялся на национально-освободительную борьбу против китайских захватчиков. Возглавил эту борьбу Амирсана. Но силы уже были далеко не те, судьба была предрешена. Цяньлун уже считал, что окончательно завладел древней джунгарской землей, которая когда-то была родиной казахских предков — древних тюрков, а начиная с XIV века стала владением калмыков — племени западных монголов. Весть о восстании привела еженхана в неописуемый гнев и он издал неслыханный указ — стереть с лица земли весь ойратский народ. В Дурбун-Ойрат была направлена армия в двести тысяч солдат. Потерпевший поражение и оставшийся без войска и народа Амирсана с несколькими нукерами опять бежал к Абылаю.

Цинские послы потребовали от Абылая сдать Амирсану китайским властям, не то — китайцы нападут на казахские земли, но хан ответил отказом. На то были две причины. Во-первых, не говоря об обычае предков, враг мог сделать вывод о его слабости и предпринять соответствующие меры. Во-вторых, и самое главное — сохраняя Амирсану, сохранить Калмыкскую Орду. Именно в этот исторический момент основным вопросом была целостность вчерашней враждебной Джунгарии, восстановление ее единства и силы.

Мудрый правитель, прозорливый дипломат Абылай сразу оценил новую опасность, надвигающуюся с востока как всеразрушающий селевой поток, глубоко осознал то, что остановить его могут не только сила, но и холодный ум, хитрость, гибкая тактика, рассчитанная на долгие времена продуманная политика. Поэтому поддерживал освободительную борьбу Джунгарии против Цинской империи. Начал укреплять армию Казахской Орды, готовиться к смертельному бою.

И вот летом 1756 года маньчжурско-цинские войска, возглавляемые полководцами Хадахой и Дарданой, с двух сторон хлынули на казахские степи. Навстречу вышел Абылай во главе большой армии, состоящей из сынов всех трех жузов. История казахско-китайской войны 1756-1757 годов еще не написана. Это - особая глава в героической летописи нашего доблестного народа.

Судя по достоверным историческим документам, которые стали известны в последнее время, летняя военная кампания проходила с переменным успехом. Плечом к плечу с казахами отчаянно воевали и калмыкские отряды во главе с Амирсаной. Армия алаша под предводительством Абылая нанесла весьма серьезные поражения китайцам сначала в Жетысу, у подножия горы Калмык-Толагай, затем — на Аягузе. Император Цяньлун не ожидал такого поворота дел, поэтому отозвал обратно Хадаху и Дардану, покоривших буквально до этого весь Восточный Туркестан, заменил их полководцами Фу Дэ и Чжао Хуэй.

По численности китайские войска, конечно, во много раз превосходили казахские. В тяжелых боях потери казахов тоже были серьезными, сам Абылай получил ранение, и он отдал приказ к отступлению. Но как свидетельствуют документы, этот шаг был не военным поражением Абылая, а его крупной стратегической победой. Казахи сохранили свои основные силы, ведя непрерывную войну в виде партизанской, изматывая врага.

На второй год войны Дурбун-Ойрат был окончательно разгромлен. По приказу еженхана Цяньлуна всех калмыков изрубили от мала до велика, миллионный ойратский народ, являвшийся по тем временам одним из многочисленных, действительно полностью был стерт с лица земли. Расправившись с калмыками, летом 1757 года цинские войска с огнем и мечом вновь вторглись в казахские пределы. Абылай быстро привел в боевую готовность свою армию и выступил навстречу. Но после нескольких разведывательных боев выяснилось, что численность врага в десять раз больше, поэтому остановить его в единоборстве в открытом бою невозможно.

Маньчжурско-цинские политики к этому времени тоже поняли, что не так-то легко справиться с казахами, что в бескрайних степях их ждет долгая и изнурительная война. 15 мая 1757 года Абылай отправил к полководцу Фу Дэ Абильпеиз султана с небольшим отрядом.

В местечке Айдын-Су Абильпеиз султан столкнулся с авангардом китайцев и принял вынужденный бой, только после первых обменов ударами ему удалось разъяснить суть дела противнику. Ему открыли дорогу в шатер Фу Дэ. В результате первоначальных переговоров была остановлена широкомасштабная война между казахами и китайцами. Примечательно, что переговоры между казахскими правителями и китайскими полководцами велись на калмыкском языке. Вскоре состоялось заключение договора о мире. Стороны организовали церемонию официального обмена послами.

Здесь следует обратить внимание на один неверный факт, который берет начало с китайских летописей, пронизанных шовиниским имперским духом, перекочевавшим в поздние исторические труды. Абылай никогда не отдавал свой народ в чужое подданство, никогда не присягал китайскому императору в верности. Ни где нет подобного документа, подписанного от имени Абылая, его послы в Пекине вели разговор лишь о добрососедстве, дружбе. Во время встреч, переговоров они сразу отвергали намеки дворцовой элиты о подданстве. Говоря дипломатическим языком того времени, между Цинским императором и казахским ханом установились «отношения между старшим и младшим братьями», а система подданства тогда называлась «отношения между отцом и сыном».

Одним словом, победоносный полководец, прозорливый политик Абылай-хан отстоял свои земли и народ, удержал святое знамя независимости. После разгрома Джунгарии, установления мирных взаимоотношений с новым восточном соседом, после стабилизации политической обстановки в самом улусе Абылай приступил к наведению порядка во всех концах прежней Казахской Орды. В 1765, 1770 годах он выступил походом против Киргизского улуса, очистил левобережье Или, территорию вдоль Чу, обозначил границу между казахами и киргизами, которая протянулась от Нарынкола до Кордая и сохранилась до наших дней. В 1771 году были разгромлены волжские калмыки.

В последние 15 лет жизни Абылай вел непрерывные войны со среднеазиатскими ханствами, вернул города Туркестан, Шымкент, Сайрам, присоединил Ташкент, вновь присоединил к Казахской Орде земли предков всего южного края. Многое из этого было позже потеряно.

«Орнында бар оңалар», говорится в народе (это означает примерно — «тот, кто цел, невредим и находится на своем месте, когда-нибудь заявит о себе, возвысится»). Нет сомнения в том, что народ, давший Абылая, непременно пойдет по светлому, созидательному пути, достигнет многовековой заветной цели - войдет в когорту мировых держав как подлинно независимое, мощное во всех отношениях государство.

Перевод с казахского Госмана ТОЛЕГУЛУЛЫ.

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...

!!! Все комментарии проходят предварительную модерацию администратором сайта. Комментарии, содержащие ненормативную лексику или оскорбительные выражения, редактируются или не публикуются, по усмотрению модератора. !!!

Добавить комментарий

Другие статьи по этой теме

Щит и меч нашей Родины 7 (20) декабря 1917 года по инициативе В.ИЛенина постановлением Совета Народного Комиссариата РСФСР была образована Всероссийская Чрезвычайная Комисси...
Школа и улица имени Митченко Бессмертный подвиг 28 героев-панфиловцев, в числе которых был Никита Митченко, вошел в историю Великой Отечественной войны как замечательный пример ге...
О Чапаеве, Сталине и 106-й кавдивизии…... «Архив - бесценный источник, кладезь, где хранятся уникальные документы общественно-политической деятельности выдающихся людей и факты исторических, к...
«Самых лучших и непримиренных…»... Страницы истории «В час, когда, устав от смутных дел, Город спит, как зверь неутоленный. А в тюрьме выводят на расстрел Самых лучших и непримирен...
По Великому шелковому пути. Место остановки — Атбасар... Сакральные места Атбасарского района, достопримечательности, народные традиции и национальная кухня - абсолютно все интересовало участников конной экс...