Ожидая перемен, изменяться самим…

После пережитых нами волнений, тревог наступает время работы над устранением причин произошедших событий. Во многом начинать надо с себя. Каждому. Осмыслить все здраво и взвешенно, избегая радикальных выводов, а тем более действий, учиться выражать свое мнение и требования в правовом поле, оказывать действенную поддержку лидерам, которым доверяешь, – непросто. Но другого пути формирования гражданского общества нет. Без него не только о демократии, но и о стабильности, порядке говорить невозможно.

«Если гражданское общество сильное, то и государство впоследствии будет сильным», – правоту этих слов Президента страны доказывает мировой опыт.
Сегодня мы беседуем с депутатом Кокшетауского городского маслихата, председателем Общественного фонда «Kazakhstan Innovations», членом Регионального совета Палаты предпринимателей, членом областного Общественного совета Мариям Абишевой.

— Мариям Сериковна, Президент страны Касым-Жомарт Токаев в своем выступлении сказал буквально следующее: «У предпринимателей и в целом у общества множество вопросов вызывает деятельность компании, которая называется «Оператор РОП». Дошло до того, что было организовано некое общественное движение против этой частной компании».

Помнится, что при обсуждении проблемы утилизации мусора на заседаниях общественного совета Вы не раз говорили о возможностях этой организации. Пожалуйста, разъясните нашим читателям, чем занимается «Оператор РОП».

— Подобные организации есть в любой стране, главная миссия – утилизация, переработка отходов, которых становится все больше. Они аккумулируют средства, поступающие за счет утильсбора, заложенного в стоимость многих товаров, распределяют их.

О том, кто устанавливает ставки утильсбора, по какой методике…, честно говоря, не знаю. Но то, что они непомерно высоки, в частности для сельхозтехники – это бесспорно. Отсюда и движение протестное.

Об отмене утильсбора речи (возможно, сельхозтехника на какой-то период может стать исключением) идти не может, это – необходимость. Иначе погрязнем в автохламе и в других отходах. Но нужно установить разумный его уровень, сейчас часто звучит 200 евро. Решать надо взвешенно, просчитывать все.
Что касается ТОО «Оператор РОП» (аббревиатура РОП означает – расширенная ответственность производителей)…

Знаю, что каждый предприниматель, занимающийся сбором, транспортировкой, утилизацией вторсырья, получает от них поддержку, выплаты определенные, согласно договору. В том числе и в нашей области. В Целиноградском районе приступили к установке контейнеров для раздельного сбора мусора, спецмашины закупили…
Знаю, что там работает очень сильная команда. Созданную ими систему электронных взаимоотношений между сборщиком, переработчиком, покупателями сырья признали одной из лучших в мире. Начал хорошо развиваться слой предпринимателей – переработчиков вторичного сырья. Расходы РОП – абсолютно прозрачны. А вот сколько денег поступает на их счета, видимо, нет. Отсюда и вопросы. Но то, что такие организации необходимы – бесспорно. Президент и не говорит о ликвидации, а о трансформации, контроле над ними.

— Каких изменений ждут предприниматели?

— Очень серьезных. Без них сложно и рабочие места создавать, и с бедностью бороться. Прежде всего, нужны кредиты под приемлемые, а не грабительские проценты. Даже через фонд «Даму» кредит под 6% получить непросто. Очень много бумаг, препонов разных, и все та же проблема залогового имущества.

Очень серьезно бьет по предпринимателям запрет на ввоз рабочих из некоторых стран. Убеждена, что это не помешает найти работу казахстанцам, желающим работать. Речь идет о рабочих местах, остающихся вакантными долгое время. Да, в конце концов, и конкуренция должна быть. Доказывай, что работаешь лучше.

Повышать заработную плату нужно, но это должно соотноситься с повышением производительности труда. Иначе даже самый социально ответственный бизнес долго не выдержит, а это же налоги, рабочие места, продукты… Бесконечно долго мораторий на цены, стоимость коммунальных услуг длиться не может. А что потом? Если производства больше не станет… Торговать себе в убыток не просто не захочет, а элементарно не сможет никто.

Поймите, я не за повышение цен на все и вся. Но посмотрите, за вывоз мусора мы платим символическую цену. И при этом имеем многомиллионные долги по городу, области в целом. Этот вид бизнеса становится убыточным.

Не исключаю того, что коррупция – важнейшее препятствие реформам и модернизации. Значит, нужно ее искоренять, а не пытаться снизить социальную напряженность за счет предпринимателей.
Взял предприниматель лет 10-15 назад землю в аренду. Построил там ангар, что-то производит. Или выращиванием КРС занимается. Приходят к нему из прокуратуры: «Земля получена незаконно, без торгов на аукционе». А он, как говорится, «ни сном, ни духом». Не исключаю того, что, возможно, кто-то из них в свое время чиновника «отблагодарил». Вынудили его это сделать, иначе не получил бы землю.

И что теперь? Сносить постройки? Закрывать бизнес? Увольнять рабочих? Не знаю ни об одном случае, когда привлекли бы к ответственности чиновника, поставившего свою подпись под договором аренды, покупки земли, оформленных с нарушением законодательства. «Крайним» оказывается предприниматель.

Мы ждем не только большей ответственности от государственных служащих, но и большего профессионализма. Пример. Как руководитель НПО, знаю, как долго мы добивались, чтобы законодательно закрепили определенные льготы для социальных предпринимателей. Инициатива шла именно от неправительственного сектора, которым надоело зависеть от госзаказа, грантов… Они выросли до того, чтобы содержать себя сами и другим помогать, рабочие места создавать. Добились, поправки в Предпринимательский кодекс внесены. Статус социальных предпринимателей и, соответственно, определенные преференции получают субъекты, включенные в реестр. Он составляется в каждой области.

На заседании комиссии оказывается, что сотрудники нашего управления предпринимательства и промышленности отказываются включать в него НПО. Не принимают от них документы. Ссылаются на статью кодекса, в которой речь идет о том, что субъектами социального предпринимательства могут быть «ИП, коммерческая государственная, коммерческая негосударственная организация». НПО, как известно, организация негосударственная и некоммерческая.

Звоню в Министерство национальной экономики. Сотрудница, этот вопрос курирующая, тоже не знает о том, что во внесенных поправках четко говорится, что «Субъектами социального предпринимательства являются индивидуальные предприниматели и юридические лица (за исключением субъектов крупного предпринимательства), включенные в реестр субъектов социального предпринимательства». НПО как раз юридические лица и есть.

Обещали разобраться. Время идет. Реестр на первый квартал составлен. Мы, конечно, добьемся. Но чего это стоит. И почему мы должны тратить силы и время на столь очевидные вещи? Из-за того, что кто-то из чиновников не потрудился разобраться.

— Мариям Сериковна, Ваше мнение, почему немало безработной молодежи? Возможностей получить бесплатное образование – множество. Не только среднее специальное, но и высшее. Грантов становится все больше. Но далеко не все работают по полученной специальности. А часть – все ищет и ищет высокооплачиваемую работу.

— Это вопрос компетенций и мотивации. Даже обладатель «красного» диплома часто востребованными на рынке труда навыками не обладает.

Изучила программу, по которой готовят экологов. Вопросов, необходимых для того, чтобы успешно работать на крупном предприятии, она не содержит. Нормативные акты, государственные программы в сфере экологии, выстраивание взаимоотношений с бизнесом… Это нужно. И этого нет.

Дефицита экономистов, как известно, у нас нет. Но стало развиваться государственно-частное партнерство, и оказалось, что специалистов, которые могут грамотно составить необходимые документы, в области можно по пальцам перечесть. Наши предприниматели вынуждены к столичным экономистам обращаться.
Почему не работают над собой? Ведь сейчас множество знаний можно и онлайн получить. Это уже вопрос мотивации. Происходящее (надеюсь, уже происходившее) в стране во многом не просто ее не создает, а разрушает.

Недавно общалась с молодежью одного из районов. Встреча была по антикоррупционной тематике. Нет у них оптимизма. Во всяком случае, не было. Потому что сидят они со своим высшим образованием в районе, получают 80-100 тысяч тенге. И знают о том, что их ровесники в нацкомпаниях получают во много крат больше. Знают, чьи они родственники. И что ребятам из райцентра туда не попасть. Вот и вся мотивация.

А сколько случаев, когда, допустим, парень работал на стройке. Объект по разным причинам не завершили, рабочим не заплатили или заплатили намного меньше обещанного. Суды, жалобы…

Работа с молодежью у нас больше носит «культмассовый», лозунговый, показательный характер. Тоже мало мотивирует на реальные дела.

— Мариям Сериковна, Вы согласны с тем, что пока надежды, возлагаемые на общественные советы, не оправдались?

— К сожалению, да, согласна. Поначалу желающих войти в состав было много, особенно из среды общественников, на прошлых выборах конкурса уже не было.
Над причинами надо думать, чтобы изменить ситуацию. Тем более что в ближайшее время по Концепции о развитии местного самоуправления начнут формироваться кенесы – тоже аналог общественного совета в каждом населенном пункте.

Конечно, многое зависит от членов советов. Но далеко не все. Не решен вопрос о привлечении экспертов – профессионалов в различных сферах. Раздают нам тексты НПА, в некоторых страниц по 30. Каждый из них требует специальных знаний, допустим, в животноводстве, безопасности дорожного движения… Мы же не универсалы. Да и вообще, зачем дублировать деятельность маслихатов?

Надо рассматривать другие вопросы, идущие действительно «снизу». А потом выходить с рекомендациями в маслихаты, исполнительные органы власти.

Беседовала Нина МИТЧИНОВА.

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts