Смагул Садвакасов: официальная реабилитация так и не состоялась

В соответствии с Указом Президента РК Касым-Жомарта Токаева «О Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий» от 24 ноября 2020 года, в Алматы в состав городской комиссии под эгидой акимата вошли историки, политологи, владеющие навыками архивной работы. Большая честь для всех участников комиссии – прикоснуться к судьбам соотечественников, узнать детали сложного по социальной нагрузке процесса. Каковы практические результаты поисков и где их можно использовать? Думаю, найденные и систематизированные материалы дадут нам шанс осмыслить пройденный народом путь с правовых и методологических позиций. Спираль истории порой возвращает все на круги своя, и важно увидеть общее через призму времени.

Дипломатический корпус РК за последние тридцать лет прошел большую школу, и в качестве од-ной из актуальных, ныне решает задачу коммуникаций с зарубежными предпринимателями в целях привлечения инвесторов и повышения имиджа государства как стабильного объекта вложения капитала. Интерес представляет история попыток международной коллаборации, которые предпринимали казахские лидеры чуть менее ста лет назад. В этом плане обращают на себя внимание уникальные проекты внешнеэкономического сотрудничества, которые имели место при непосредственном кураторе Госплана республики Смагуле Садвакасове. Идей децентрализации, о которых часто высказывался Смагул, придерживался и Глеб Кржижановский – соратник Ленина, хорошо знавший Казахстан и младшего коллегу Садвакасова. О Садвакасове и его позиции восхищенно писал Мустафа Шокай в европейских изданиях.

В современной интерпретации уроженец северного Казахстана Смагул Садвакасов (1900-1933) – практикующий антикризисный менеджер Казахской автономии, просветитель, ученый. На ранних этапах развития республики он опирался на мировую теорию и опыт. Его взгляды формировались из чтения зарубежной аналитики (Освальд Шпенглер «Закат Европы» и др.) и опыта международного сотрудничества периода НЭП. Садвакасов хорошо разбирался в особенностях экономики Казахстана как фактора формирования национально-государственной стратегии.

Первый опыт международной коллаборации С. Садвакасов воочию обретал в г. Кустанае, во время пребывания там в статусе уполномоченного Казобкома РКП(б) и КазЦИКа. То был период массового голодомора, когда негосударственная организация – Американская ассоциация помощи (АРА) открыла в Оренбурге 83 столовые с пропускной способностью в 9195 детей ежедневно, в Акмолинске – на 1010 и в Актюбинской губернии на 17450 детей. Продовольственную помощь голодающему населению оказывали и квакеры, направившие в Кустанай 60 вагонов хлеба.

Не последнее место в планах сотрудничества руководителей Казахского края в тот сложный период занимали США. В частности, практическая поддержка со стороны американских обществ АРА действительно поступила голодающим детям Уральской, Оренбургской, Кустанайской областей в период 1921-1923 годов. Гуманитарная помощь оказывалась лекарствами, продуктами, одеждой, имела место пропагандистская кампания в зарубежных СМИ. Фотоснимки с прибывшими в Казахстан зарубежными волонтерами и врачами есть в интернете. Есть также воспоминания выживших потомков о том, что С. Садвакасов спас от голодной смерти многие семьи. (Увы, затем в СССР деятельность АРА, Красного Креста и иных иностранных фондов была объявлена «шпионской»).

Другой факт – проект Карской экспедиции и потенциальное участие в транзите казахстанского сырья на рынки Европы, как модель евразийского экономического сотрудничества. Казахское представительство в Москве, где работал А.Н. Букейханов, координировало транзитные проекты выхода отечественного товара/сырья на европейские рынки через сибирские реки. Казахский Госплан, в котором работал С. Садвакасов, отрабатывал вопросы деятельности европейских концессий в Центральной Азии. Не секрет, что проект 1920-х годов вызвал активизацию британского, немецкого, австрийского и турецкого капитала в Центральной Азии. Опыт Казахской автономии по преодолению внутриматериковой замкнутости, выстраиванию стратегии выхода к океанам сегодня весьма ценен.

«Госплан считает целесообразным…» – именно с этой фразы начинал свои выступления С. Садвакасов на заседаниях КазЦИКа, КазЭКОСО. Идея децентрализации планирования, предоставления самостоятельности национальным автономиям, становившаяся очевидной к середине 20-х годов, была позднее «спущена на тормозах», а ее сторонники оказались в застенках ГУЛага, их труды изъяты. Смагул Садвакасов – неординарная личность и смелый организатор, отстаивавший легитимное право республики на пользование недрами, строительство дорог и железнодорожных магистралей по законам логистики, отчислений в пользу Казахстана солидной процентной доли от добычи соли, рыбного улова и др.

В 1920-30-х годах действовало КирЭКОСО – аббревиатура от «Киргизское» экономическое совещание при Казправительстве. Трудности того этапа объективны: выстраивание стратегии совпало с национально-территориальным размежеванием, районированием. Руководитель Госплана С. Садвакасов выступал по радио и в прессе с разъяснениями, выезжал в Москву по делам Госплана, ставил проблемные вопросы управления промышленностью (концессии), с/х, промыслами (ярмарки), задач национально-государственного строительства и разграничения с соседними государствами (РФ, среднеазиатские республики. Смагул в вопросе индустриализации предлагал «щадящий» метод – через развитие легкой промышленности, без резких рывков, с учетом специфики хозяйства степняков.

Архивные материалы отражают заслугу С. Садвакасова как руководителя краевого Госплана по организации под его кураторством планирования в сфере рыбодобычи (Киррыба), соляной промышленности на р. Урал и Каспии. Докладывал С. Садвакасов на совещаниях КазЭКОСО о радиофикации, как инструменте коммуникаций с регионами. Имел свое мнение о переносе столицы Казахстана из Оренбурга. Печатались его брошюры и статьи для молодежи, работников народного образования, экономистов. Не случайно обком рекомендовал Смагула в список лекторов по общественным дисциплинам в вузах страны.

Стоит отметить такие качества личности С. Садвакасова, как стремление к самообразованию, умение отстаивать свою взвешенную точку зрения, нетерпимость к интригам. Смагул и его сторонники (С. Кожанов, А. Кенжин, Мынбаев, У. Джандосов, др.) осознавали слабые места национальной экономики. В Госплане им аккумулируются сильные кадры экономистов, математиков в лице Алимхана Ермекова, Сергазиева, Маймина и др. В апреле 1924 года от Госплана С.Садвакасов участвует в обсуждении стратегических вопросов: «О торговой деятельности в Зап.Китае», «О присоединении Семиреченской и Сырдарьинской областей ТуркССР к КССР» (членом комиссии по присоединению был А. Байтурсынов).

В компетенцию председателя Госплана С. Садвакасова входили вопросы налаживания международных отношений с потенциальными инвесторами и поиски рынков сбыта. С завершением демаркации государственных границ КазАССР весной 1925 года приступили к практике упрочения внешнеэкономических связей.

На границе КазАССР и Западного Китая в 20-е годы проводились краевые ярмарки, где местные производители могли обменять скот, с\х продукцию (шкуры, арканы, волос, войлок и т.п.) на товары из Китая. Сообщения об этом транслировали по радио и публиковали в губернских и областных газетах. Факт организации казахско-китайской ярмарки и льгот по налогообложению для участников зафиксирован в архивных материалах.

Садвакасов напишет статью «Националы и национальности» в центральный журнал «Большевик» (1928 г. №1) и смело выскажет свое мнение об индустриализации. Основываясь на архивах, можно утверждать, что почти столетием ранее Казахской автономией активно решались антикризисные задачи по организации внешней торговли, и они схожи с современными трендами. К 1924 году Госплан КазАССР принимал решения об открытии концессий с участием предпринимателей ряда европейских государств. Граждане Австрии, Норвегии в Казахстане организовывали филиалы акционерных обществ. Создание концессий становилось привычным в регионе. Есть источники, рассказывающие о том, как предприниматели из Польши закупали верблюдов для зоопарка в г. Познань из казахских регионов.

Мало кому известно, что до середины 1920-х годов западные границы России и Казахской республики были открыты. Архивные источники отражают деятельность в Германии Казахского представительства УпСырЗаг (управление сырьевых заготовок), студенты из Казахстана по квоте выезжали в Германию. Смагул Садвакасов тоже написал заявление на учебу, однако ему отказали, мотивируя тем, что он нужен в Казахстане.

Будучи в 1924 г. председателем Госплана, С. Садвакасов, несмотря на препоны партийно-бюрократического свойства и ограничения со стороны Центра национальной самостоятельности в выборе внешнеэкономической стратегии, отстаивал принципиальные подходы. Разносторонняя подготовка казахского руководителя вызывает уважение. Экономико-правовые взгляды Смагула Садвакасова складывались по мере освоения им теории полит-экономии и практики казахского Госплана и индустриализации. Архивные находки показывают, что знание законов диалектики позволило ему разработать основополагающий правовой документ, Положение о Госплане. Личность С. Садвакасова представлена в книге британского ученого Alun Tomas (2018) как пример бесстрашной оппозиции Сталину и его ставленнику Голощекину.

Казахская республика, как и соседние средне-азиатские республики, утеряла наработанные международные контакты почти сразу после «свертывания» НЭПа. Хлесткий ярлык «садвакасовщина» навесили сразу же после ухода Садвакасова с поста наркома просвещения, не давали ему покоя и после его безвременной кончины. Даже на допросах 1937-1938 годов припоминали дружбу с ним многим казахским активистам. Официальная реабилитация так и не состоялась: нет человека, нет уголовного дела, вроде как, – нет проблем.

Но благодаря поискам в научный оборот ныне возвращаются труды С. Садвакасова по экономике и эргономике. Его обширные знания края и умение анализа-синтеза ключевых проблем нашли отражение в научных статьях в московских журналах и периодической печати. Тему районирования республиканской территории Садвакасов поднимал как председатель Госплана в середине 1920-х. Тематический сборник «Материалы по районированию Киргизской Республики» увидел свет в 1924 году в Оренбурге с предисловием С. Садвакасова. Стратегические партнеры Казкрая: Россия, Китай, США, были четко обозначены уже в тот период. Исторические параллели с современностью очевидны и поразительно, насколько масштабно мыслил молодой государственный деятель, когда край только вставал с колен после изнурительных Первой мировой и гражданской войн. Молодежи Республики Казахстан важно знать и взять лучшее из опыта предшественников, чтобы встроить специфику Казахстана в современную внешнеэкономическую парадигму.

Мировоззрение казахского государственного деятеля, концептуальный системный подход С. Садвакасова к теме внешнеэкономической коллаборации ждут своих исследователей. К сожалению, он не реабилитирован полностью, по ряду причин. Этого будет добиваться Госкомиссия, как и в отношении многих других, в том числе неучтенных, жертв репрессий.

P.S. Обращаюсь к землякам Смагула Садвакасова из Акмолинской области, располагающим неучтенной ранее информацией, с просьбой поделиться сведениями об этом неординарном человеке. Присылайте свои сообщения, мой адрес есть в редакции.

Гюльнар МУКАНОВА,
к.и.н., профессор КазНУ им. аль-Фараби,
руководитель рабочей группы комиссии
по реабилитации.
г. Алматы.

СПРАВКА «АП»

Смагул Садвакасов, 1900 г.р., уроженец Акжарского района Акмолинской губернии Российской империи – казахский государственный деятель, писатель и редактор.
Окончив Омское среднее сельскохозяйственное училище, работал школьным учителем. В 1918-1919 гг. – редактор газеты «Кедей дауысы» («Голос бедняка»), секретарь Казахского областного комитета РКСМ в Оренбурге, редактор газеты «Еңбекші жастар» («Трудящаяся молодежь»). Принимал участие во Всеказахском съезде молодежи (5-13 мая 1918 года, Омск) в качестве делегата от просоветской организации «Жас казах». Однако сразу после съезда вступил в молодежную казахскую организацию «Жас Азамат», основанную сторонниками Алашской автономии, где состоял некоторое время.

С 1921 года занимал должности секретаря КазЦИКа, полномочного представителя КазАССР при ТуркЦИКе, председателя плановой комиссии КазАССР.
С 1925 года – нарком просвещения КазАССР, в марте 1927 года освобожден от должности. До марта 1928 года работал директором Казахского педагогического института. Одновременно был редактором журнала «Қызыл Қазақстан» (1924-1925), газеты «Еңбекші қазақ» (1925-1926).

После прихода к власти Ф.И. Голощекина, отстраненный от должностей, в 1928 был зачислен студентом Московского института инженеров транспорта, после окончания которого работал на строительстве железной дороги Москва – Донбасс. Осенью 1933 года в Воронеже, по официальной версии, заболел брюшным тифом и 16 декабря того же года умер в московской больнице.

Урна с прахом была захоронена в колумбарии бывшего 1-го крематория на Донском кладбище. В 2011 году прах С. Садвакасова был перезахоронен в г. Нур-Султане, на кладбище Караоткель.

Жена – Елизавета Букейханова-Садвакасова (1903-1971), дочь А.Н. Букейханова, председателя правительства Алаш-Орды в 1917-1920 гг. Елизавета – военврач 3 ранга, майор медицинской службы; после войны – доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела санитарной статистики ВНИИ социальной гигиены и организации здравоохранения им. Н.А. Семашко. Похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.
Сын Искандер (1924 г.р.) пропал без вести в бою под д. Скирманово Московской области 19 ноября 1941 г.

Wikipedia.org.

By админ

Related Posts