Если взяли к себе Человека…

«В Казахстане сокращается количество детей-сирот и тех, кто остался без попечения родителей. Однако, несмотря на позитивную статистику, каждого пятого ребенка приемные родители возвращают обратно в детский дом».

Такая тревожная информация прозвучала в одном из недавних новостных выпусков телеканала «Хабар». Стать сиротой – трагедия. Поверить людям, взявшим тебя в семью, полюбить своих опекунов, патронатных воспитателей и вновь осиротеть – еще более страшно и трагично.

Кто детей возвращает…

О том, какова ситуация в нашей области, мы попросили рассказать специалистов. Признаюсь, поначалу данные, предоставленные по нашей просьбе областным управлением образования, шокировали. Судите сами. «За последние пять лет общее количество воспитанников, переданных на различные формы семейного воспитания, составляет 413 детей (274 за 2015-2018 годы, 139 – 2019-2021 годы.

Проблемным вопросом остается стабильное количество детей, переданных в детские дома в связи с отсутствием взаимопонимания с опекунами/попечителями, патронатными воспитателями (в т.ч. родственниками) – 101 ребенок (66 – за 2015-2018 годы, 35 – за 2019-2020 годы). Так, например за последние 3 года в Аккольский детский дом поступили 36 детей, в т.ч. в результате отказа родных – 19, не родственников – 17».

Получается, что акмолинские опекуны, патронатные воспитатели вернули даже не каждого пятого, а каждого четвертого ребенка… Главный специалист областного управления образования Арай Абенова объяснила, что практически все «отказные» дети в детском доме оказались впервые. А патронатные воспитатели, опекуны – большей частью их кровные родственники. После того, как дети стали сиротами (пусть даже социальными – при живых, но теряющих человеческий облик родителях), они решили: «В детский дом не отдадим. Прокормим. Воспитаем». Очевидно, что намерениями при этом руковод-ствовались самыми благородными. Но. Воспитать любого ребенка – труд огромный, а пережившего в детстве психотравму – тяжелее многократно.

Очень хотели, но не смогли

— Заберите. Не справилась, — Арай Оралтаевна рассказывает о бабушке, несколько лет воспитывавшей пятерых внуков, без малейшего осуждения. Действительно, женщина немолодая. Пятерых детей накормить, одеть-обуть – уже не так трудно. Государство сейчас оказывает существенную поддержку. Но найти общий язык с взрослеющими внуками, уберечь их от плохой компании… куда сложнее. Не хватило у бабушки сил ни физических, ни моральных. Но не стоило ли подумать о том, что с годами моложе мы отнюдь не становимся, несколько лет тому назад, когда принимала решение оставить детей у себя.

Еще один пример. В одном из районов нашей области в 2014 году маму лишают родительских прав. Ее 30-летняя сестра берет к себе двоих племянников четырех и восьми лет. Заботилась, баловала (особенно младшего). Теперь с его девиантным поведением не могут справиться ни она, ни учителя. Решение: «Отказываюсь. Да, что вы хотите… Это гены у них такие. Мама спилась, папа вор…».

По вопросу о роли наследственности, соотношении биологического и социального факторов в формировании личности мы, конечно, сейчас дискутировать не будем.
Но вопрос: «Почему вы задумались об этом только сейчас?» – возникает. И еще: «А если бы не справились с ребенком родным, поступили бы также?».

Нельзя без боли думать о двух братьях, вернувшихся в детский дом из семьи, где их любили, создали хорошие условия. Причина – обещание старших братьев: «Мы вас скоро возьмем к себе». Хотя не было у них ни жилья своего, ни работы постоянной, ни семьи, официально зарегистрированной. В итоге – не только к себе не взяли, но и не приехали больше ни разу. А мальчики ждут, что творится в их душах, вероятно, самым лучшим психологам понять сложно.
Эмоциональные порывы как мотив принятия таких решений – вещь недопустимая.

Где расчет любви не помешал

Говорили мы с Арай Оралтаевной и о судьбах детей-сирот, оказавшихся в семьях нескольких небольших сел. Решение об опекунстве чуть ли не на педсовете принимали. Учеников в школе с каждым годом становилось все меньше, возникала опасность, что где-то школа из средней станет основной, а где-то останется только начальная. А это – потеря рабочих мест, учительских ставок, нагрузки… Документы собрали, взяли на патронатное воспитание детей школьного возраста. Благо, материальное положение, образование, жилищные условия позволили это сделать. Сохранили школу. Но ведь брали детей в семьи, исходя из интересов собственных и интересов села. Корыстным умыслом этот мотив, конечно, не назовешь, но…

— Оснований для отказа работникам школ не было. Дети оказались в семьях добропорядочных. Проводимые регулярные проверки показывают, что дети довольны, приобрели навыки для самостоятельной жизни, отношения между ними и патронатными воспитателями теплые, доверительные, — рассказывает Арай Абенова.
В селе Баратай из пятерых взятых на воспитание детей в детский дом вернулась одна девочка.

— В семье все было хорошо, жаловаться мне не на что, — так подросток объяснила свое решение. — Но в селе мне скучно. Это не для меня.
Директор единственного оставшегося в нашей области Детского дома №1 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (город Акколь), Ботагоз Казбекова говорит о том, что связи с воспитанниками они не теряют, звонят, навещают в составе комиссий отделов опеки и попечительства.
— В подавляющем большинстве случаев дети довольны. В селах – особенно. Что касается этой девочки, то это ее право, конечно. У наших воспитанников действительно все по часам расписано: кружки, экскурсии, мероприятия…

Такая нужная школа…

— Давайте подумаем о том, что изменится в вашей жизни, когда в ней появятся дети, пережившие психотравмы, имеющие негативный опыт общения, — по словам методиста детского дома, сертифицированного тренера Школы приемных родителей Натальи Козачук, обдумывание, обсуждение этого – один из главных лейтмотивов проводимых с кандидатами занятий.

Обучение в школах приемных родителей стало обязательным для всех казахстанцев, желающих принять в свои семьи осиротевших детей, независимо от того, связаны ли они с ними кровным родством. Решение об этом было принято в 2019 году.

По информации Уполномоченного по правам ребенка в Республике Казахстан Аружан Саин, от 20 до 30% взрослых в процессе прохождения школ приемных родителей меняют свое решение и отказываются от мыслей об усыновлении временно или навсегда. И это – эффект положительный: взрослый не совершит ошибку, не пойдет на усыновление, понимая, что не готов, и в итоге дети не пострадают от повторного предательства.

— Важно, чтобы взрослые люди осознали мотивы, по которым хотят стать приемными родителями. Кто-то испытывает иллюзии, ожидая, что ребенок должен быть благодарен им, всегда хорошо себя вести, и общение со специалистами, с уже опытными приемными родителями развеивает эти иллюзии, — подчеркивает Аружан Саин.
Наталья Козачук говорит о том, что не менее 80% обучающихся в Школе приемных родителей, созданной на базе детского дома в Акколе, являются кровными родственниками детей, которых хотят растить и воспитывать. Но даже при этом есть те, кто после занятий, общения с психологами, тренерами от своих намерений отказываются. И, видимо, это действительно тот случай, когда «лучше раньше, чем…».

Об усыновителях – разговор особый. Как правило, это семьи, в которых супруги убедились в том, что кровных детей у них быть не может. Таких семей становится все больше во всем мире. По данным ВОЗ, проблема бесплодия касается от 48 миллионов пар до 186 миллионов человек. В Казахстане, по данным специалистов, около 15-18% семейных пар страдают бесплодием.

— До 20% браков распадается из-за отсутствия детей в семье. Поэтому с каждым годом растет и количество взрослых граждан, семей, желающих усыновить, взять под опеку/патронат, воспитывать приемных детей. В очередях уже тысячи семей. И такая ситуация характерна для всех развитых стран, не только для нас, — отмечала недавно Аружан Саин.

На всемерную помощь им, всем добрым и честным гражданам, решившим принять в свои семьи осиротевших детей, нацелена утвержденная в 2016 году Указом Первого Президента РК Нурсултана Назарбаева «Концепция семейной и гендерной политики в Республике Казахстан до 2030 года».
В ней красной нитью проходит бессмертное: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

Пусть примером для многих будет семья, о которой рассказала нам Наталья Яношевна: «Несколько лет назад супруги усыновили новорожденного. «Столько болезней обнаружилось, сколько бессонных ночей, слез, — делилась мама. — И как-то я не выдержала: «Может, откажемся?».
Слова мужа нужно знать и помнить всем: «Опомнись. Мы взяли в семью ЧЕЛОВЕКА».
Все преодолели, теперь шестилетний сын их только радует. А пришли в Школу приемных родителей, чтобы появились у него сестра или брат».

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts