Марат Ибраев: «Главное — не скатиться в формализм»

Сегодня в гостиной «АП» — юбиляр. Свое 60-летие почетный работник образования РК, кандидат политических наук Марат Ибраев отмечает, как и прежде, активными делами. О прежних заслугах говорить не особенно любит. Не потому, что неважно, а потому, что твердо уверен: жить нужно здесь и сейчас. И всегда, независимо от возраста, ставить цели и идти к ним. Но сегодня все же главной стезей остается работа в Координационном совете по развитию инклюзивного образования при областном управлении образования. Совет создан первым в республике, М. Ибраев — его председатель. Говоря о профессиональном, Марат Умербаевич не может не рассуждать сквозь призму личного: обширный, разнообразный опыт дает на это право.

—  И все-таки хотим Вас представить подобающим образом. Вы становились лауреатом областного конкурса директоров общеобразовательных школ «Директор года-1992», республиканского конкурса «Эффективный лидер в образовании» среди руководителей отделов образования и победили в номинации «Менеджер образования-2003». Вы — инициатор разработки и реализации региональной программы развития системы ТиПО Акмолинской области на 2008-2012 годы, участник республиканских рабочих групп по разработке Стратегии «Казахстан-2050»… Что упустили?

— В текущем моменте, наверное, это не столь значимо. Важно ведь содержание, наполнение, которое должно быть за регалиями. А если его нет… Это печально. Горжусь тем, что вся моя деятельность в образовании — от учителя физики сельской школы до руководителя областного управления — дала мне возможность аккумулировать все, что знаю, умею для реализации одного из актуальнейших направлений государственной программы развития образования Республики Казахстан на 2011-2020 годы — развитие системы инклюзивного образования. Мои жизненные и профессиональные приоритеты помогают работать на результат в конкретном сегменте своей родной сферы.

—  Сегодня внедрение инклюзивных практик, обучение учащихся с особыми образовательными потребностями — тема насущная, обсуждаемая и вместе с тем довольно деликатная…

—  Когда речь заходит об инклюзивном образовании, нередко звучат слово «норма» или словосочетание «нормальные дети». Всегда спрашиваю: а где в педагогической науке прописано определение нормы? В нашем деле нет нормальных и ненормальных, я против этого. Мы говорим: не поддающихся обучению детей нет. Нужно только определить уровень их возможностей, предложить им приемлемую образовательную программу. Более того, убежден, что об инклюзивном образовании нельзя думать как о процессе, в котором можно достичь абсолютного результата. В этом направлении важны четкие ориентиры. Не для того, чтобы в очередной отчетности поставить нужную цифру. Обустроить пандусы, оборудовать поручнями, специальный вход или подъезд, обеспечить необходимую высоту порога, то есть доступ, проще, чем кажется. Это ощутимо, это физическая безбарьерная среда. Куда сложнее выстроить такую же образовательную. Как ее увидеть?

Безусловно, определенные индикаторы  согласно нормативной базе существуют. Следует опасаться того, чтобы такая нужная деятельность не превратилась в одно лишь бумагомарательство. Не скатиться в формализм — главная задача. И прекрасно, что это понимают в профильном министерстве. По заказу МОН РК проектной группой АО «Информационно-аналитический центр» разработаны национальные рамки мониторинга инклюзивного образования на научно-методологической основе. Конечно, был изучен передовой международный опыт. К примеру, в составе делегации специалистов я побывал в Сербии, стране с похожими, скажем, «исходными данными» в части истории, отсюда сложившегося менталитета. Ведь сегодняшняя Республика Сербия была государством в составе Социалистической Федеративной Республики Югославия. Проводите параллель? У Казахстана, некогда входившего в СССР, в этой связи есть много общего с ней в сравнении с другими странами дальнего зарубежья. Изучив ситуацию и там, обобщив информацию, Минобразования пытается внедрить сложный критериальный механизм создания инклюзивной образовательной среды.

—  Через региональные координационные советы?

-Да, ведьмы призваны плюс к разработке рекомендаций и предложений объединять усилия всех структур, задействованных или заинтересованных во внедрении инклюзивного образования. В последние годы деятельность совета стараемся «поставить» на научную основу. К слову, в прошлом году нам удалось реализовать проект «Создание тренинго-диалоговой площадки по проблемам инклюзивного образования» с привлечением общественных объединений. Его суть в том, чтобы отойти от общих подходов, которым мы посвятили предыдущие годы, к осваиванию конкретных методик обучения детей с особыми образовательными потребностями. Но теперь наряду с учителями общеобразовательных школ его участниками стали педагоги дошкольных организаций и ТиПО. Это был целый цикл кустовых семинаров, на которых рассматривали вопросы о создании безбарьерной среды. Сейчас практически завершена работа над разработкой методических пособий для преподавателей педколледжей и вузов по обучению педагогическим специальностям по основам инклюзивного образования. Учебное пособие для студентов этих учебных заведений уже есть на кафедрах определенной специализации КГУ имени Ш. Уалиханова и Кокшетауского университета имени А. Мырзахметова. Кроме того, провели два социологических исследования, выявляя степень готовности внедрения инклюзивных практик в общеобразовательных школах и дошкольных организациях. Например, в первом участвовали руководители, учителя, родители и сами учащиеся — несколько тысяч респондентов по всей области.

Каковы же выводы?

— А вот тут палка о двух концах. Казалось бы, как педагоги могут быть против обучения детей с особыми потребностями, в том числе образовательными, скажем, в обычных классах? Это весьма поверхностное представление. Ведь учителя-практики изучают в вузе методику преподавания определенного предмета, но по отношению к среднестатистическому ученику, без учета особенностей развития. Теперь представьте себя на месте педагога, у которого в классе появился ребенок, другой, не похожий на остальных. И вы не знаете, как найти к нему подход, не сталкивались с этими трудностями, вы привыкли к другой ситуации, наработав годами опыт. И в силу своей высокой ответственности, а я уверен, что в области большинство именно таких учителей, опасаетесь элементарно не справиться. Вот этим вызваны такие ответы, как «я против совместного обучения» или «нужно создать для этого специальные условия». Такой подход можно понять, необходимо находить пути решения, этим мы и занимаемся. Но есть проблема изменения отношения к особенным детям, вот что настораживает. Это касается и родителей, и их детей-учащихся, которые сосуществуют рядом с особыми детьми и их родителями. Например, мы инициировали появление консультативных пунктов в детских садах для мам и пап, куда они могут прийти с волнующим их вопросом.

Продолжая разговор в этом русле, хотел бы напомнить, что термин «инклюзивное образование» гораздо шире, чем мы себе представляем, обыкновенно подразумевая, что речь идет исключительно о людях с нарушениями здоровья. В методических рекомендациях к Закону РК «Об образовании» приводится международная классификация, которая называет порядка 10 категорий лиц, которые сталкиваются с барьерами в процессе обучения или участия в общественной жизни. Это и сироты, и дети, временно оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, и дети-мигранты, беженцы и другие. Инклюзия означает право принадлежать к большинству и предполагает, как известно, разработку и применение тех решений, которые позволят каждому человеку равноправно участвовать в общественной жизни. Для этого нужна соответствующая система поддержки. Во-первых, возвращаюсь к сказанному, подготовленный педагог, во-вторых, нормативно-правовая база, позволяющая принимать для обучения разных детей, в том числе рабочим специальностям, в-третьих, наличие для них учебно-методических комплексов. И все это касается только обеспечения учебного процесса, но сюда входит и формирование инклюзивной культуры поведения. И если этим будет заниматься только одна сфера образования, то к формированию инклюзивного общества мы будем идти еще долго. Одно без другого здесь невозможно. Не скрываю, вижу в этом и большую роль электронных и печатных СМИ, НПО, некоторые из объединений, кстати, энергично включились в общее дело. В свою очередь, Координационный совет будет продолжать практику выездных заседаний, непосредственно на местах, семинаров-тренингов, ресурсы у нас есть. Сложности однозначно есть, не нужно их «замалчивать». Концептуальный подход к внедрению инклюзивных практик в стране существует, сегодня ведется масштабная работа по созданию специальных учебников. Это дорогостоящее мероприятие — стоимость одной книги для незрячего ученика со шрифтом Брайля может доходить до нескольких десятков тысяч тенге. Но все финансовые затраты окажутся бесполезными, если не перестроится сознание большинства населения. Такова общая картина, работы впереди много, но лед тронулся.

Немало планов, идей. Надо быть в хорошей форме?

— К сожалению, сейчас я не в той, в какой был раньше и какой хотелось бы. Но очень стараюсь, слежу за здоровьем, поддерживает физическая закалка, полученная в молодости. В свое время спорт занимал большое место в моей жизни. Не изменяю полезным привычкам. Люблю свежий воздух, охоту, рыбалку, прогулки, чтение хорошей литературы держат в тонусе. А общение с давними друзьями, моя семья -это то, что помогает сохранять энергию, скажем, боевой настрой. Америку не открою, для меня родные — это тыл и фундамент, на котором строится вся жизнь… Супруга — учитель высшей категории, всю жизнь честно отдает себя профессии, уже несколько лет работает в «Назарбаев Интеллектуальной школе». Мои дети не продолжили педагогическую династию Ибраевых с общим стажем более 275 лет, но я уважаю их выбор. Счастлив от того, что у сына и дочери сложилась семейная жизнь, они состоялись как специалисты. У меня четверо внуков. Старшая внучка учится в девятом классе — недавно стала президентом своей школы. Я сам из многодетной семьи, восьмой из десятерых. Родителей давно нет, а мы, братья и сестры, также, как в детстве, очень близки.

Беседовала Аэлита ТАЕВА.

Фото Айбека ДАНЬЯРОВА.

By Аэлита Ахметовна Таева

Заведущая отделом информации. Тел. (7162) 25-15-55

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts