Обращения — личные, решение — общее

Общественные приемные
В общественную приемную партии «Hұp Отан» приходят люди в надежде на то, что им обязательно помогут, думая, что в сложной ситуации оказались именно они. Помочь пытаются всем, но часто сделать это очень непросто. Особенно в тех случая, когда обратившиеся уже совершили ошибки, исправить которые в рамках действующего законодательства не представляется возможным. Все, что остается: делать выводы, чтобы не наступать в дальнейшем на те же грабли. И не только пришедшим на прием, но и всем нам. Анализ обращений в общественную приемную показывает, что в основе многих из них — правовая неграмотность и, возможно, излишняя доверчивость.

«На друга надейся…», но договоры заключай

— Вы не представляете, чем хозяйка столовой людей кормит, какой куриный фарш принуждала в беляши, чебуреки класть, — говорила пришедшая на прием жительница Кокшетау Л.

Оговоримся сразу, до завершения проверок, мы не будем называть ее фамилию, равно как и владелицы, не укажем и расположение столовой. По причине вполне объяснимой: информацию мы стремимся всегда давать объективную, выслушав все стороны конфликта. Заключение о санитарном состоянии, безопасности продаваемой продукции должны делать уполномоченные на то специалисты. К этой теме мы вернемся.

В том, что проверки после официального заявления Л. последуют непременно, заверили заместитель руководителя областного департамента юстиции Бахытжан Омурзаков, руководитель областного управления правовой статистики Талгат Альмагамбетов и его заместитель Айнагуль Жанадилова.

Взял на контроль этот вопрос и заместитель руководителя аппарата акима области Николай Политкин. — Ну Вы же взрослая женщина, как Вы могли поверить на слово? Между Вами были такие доверительные отношения? — обращался он к Л.

Да, отношения были не только доверительные-дружеские. До той поры, пока не наступило время рассчитаться за работу не только с Л., но и с теми работницами, которых она привела с собой готовить столовую к открытию.

— Ничего никому не должна, делайте, что хотите, я везде подстраховалась, — так, по их словам, ответила хозяйка на законное требование выдать обещанные и заработанные нелегким трудом деньги.

Кроме словесных обещаний (а их, как говорится, «к делу не пришьешь») достойной оплаты, у отработавших больше месяца женщин нет ничего: ни трудового договора, ни расписок.

— Мы проверку проведем, — говорил и.о. руководителя управления по инспекции труда Жаннат Ибраев. — Но очень трудно будет доказать объем выполненных вами работ, размер оговоренной заработной платы, часы, отработанные вами.

Видимо, обманутым женщинам придется обращаться в суд, заручиться поддержкой свидетелей, которые подтвердили бы их правоту. — Будет очень сложно, хозяйка тоже может предоставить своих свидетелей, — говорили руководители государственных органов, проводившие прием.

Брат купил дом в поселке Красный Яр, рассказывала печальную историю Галина Демьяненко, защищающая интересы своих племянников — детей брата.

Вернее, не купил, арендовал с условием последующего выкупа. Успел сделать ремонт, очень серьезный, отдать два миллиона тенге… 30 марта 57-летний мужчина погиб. На руках у осиротевших детей — две расписки, которые отцу дала хозяйка дома. Других документов, сделки купли-продажи нет: «Рассчитывали на честность, порядочность. А как иначе?». Сейчас в доме живут другие арендаторы и тоже в надежде на последующий выкуп.

Суд исковое заявление, по словам Галины Демьяненко, принять отказался.

— Видимо, потому что в исковом заявлении вы обвинили хозяйку дома в мошенничестве, а нужно было подавать исковое заявление о признании сделки действительной, — разъяснили представители органов прокуратуры. — Приходите, мы поможем составить его грамотно.

По их словам, надежду на то, что решение суда может быть в пользу наследников покойного внушает то, что в расписке указано, что хозяйка дома получала деньги в качестве залога предстоящей сделки по продаже дома, указан его адрес. В любом случае, согласно закону залог возвращается в двукратном размере.

Платить придется однозначно

Редкий прием обходится без жителей домов, прошедших ремонт по Программе модернизации жилищно-коммунального хозяйства...

По словам специалистов, с вопросом знакомых досконально, проблемы возникают, когда приходят первые счета за оплату проведенного ремонта.

Так и в случае с домом 32А по улице Ж. Саина.

— До 2012 года дом был в наихудшем состоянии. Жильцы это понимали. Решение об участии в программе принимали общим собранием, — разъяснял ситуацию заместитель акима г. Кокшетау Иван Юрченко. — Сейчас все коммунальные сети функционируют стабильно и без проблем.

Гульзат Омарова, купившая в этом доме квартиру в сентябре, платить не отказывается. Но вместе с квартирой она приобрела «висящий» на ней долг, причем немалый. Прежняя хозяйка вместе с другими жильцами платить за ремонт не хотела категорически, участвовала в судебных процессах, которые инициативная группа жильцов проиграла. Квартиру продала, не введя в курс дела молодых покупателей. А теперь пожилая дама говорит: «Делайте, что хотите. За этот ремонт я платить не буду».

— Сумма ремонта в равных долях делилась по числу квартир. Составлен график погашения долга. В нем каждый жилец поставил свою подпись. Там прописано, что в случае отчуждения квартиры предыдущий хозяин обязан уведомить нового. Теперь мы вынуждены обращаться в суд, — разъяснял директор ТОО «Единый расчетный центр» Тимур Перерва. — Суд сам определяет, кто будет платить. Но надо иметь ввиду, что по закону долг ложится на нового владельца.

«Почему нет механизма информирования покупателей квартир в домах, где проведена модернизация?» — этот вопрос просто «в воздухе висел». Равно как и другой: «Почему люди так беспечны и доверчивы?».

И еще. На каждом приеме не раз звучат абсолютно справедливые слова: «Только через суд». Но ведь есть же у нас институт медиаторов, которые умеют разобраться в проблеме, пытаются примирить людей до суда. Почему бы их не привлекать к работе общественных приемных?

Нина МИТЧИНОВА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также