Было еще одно письмо Сталину

Люди и судьбы
Сейчас, когда рассекречиваются архивы КПСС и иные недоступные ранее документы, все больше становятся известными факты обращения граждан СССР к товарищу Сталину.
Широко известны пять таких писем Иосифу Сталину, написанных дипломатом Федором Раскольниковым, бывшим редактором газеты «Правда» Николаем Бухариным, подполковником госбезопасности Кириллом Орловским, ленинградской портнихой Анной Павловой и народной артисткой РСФСР Ольгой Аросевой. Особенно пронзительны письма советского посла в Афганистане, Эстонии, Болгарии и Дании Федора Раскольникова и рядовой портнихи Анны Павловой, которые в резкой форме написали все, что думают о происходящем и сталинском строе. Что с ними потом стало, не трудно догадаться, но это другой разговор…

В Казахстане хорошо знают письмо первому секретарю Казкрайкома ВКП (б) Филиппу Голощекину, вошедшее в историю под названием «Письмо пяти», под которым подписались писатель Габит Мусрепов, заведующий Казахским государственным издательством Мансур Гатаулин, заместитель проректора Комвуза Муташ Давлетгалиев, проректор того же учебного заведения Емберген Алтынбеков и заведующий энергетическим сектором Госплана КАССР Кадыр Куанышев. В письме, написанном в июле 1932 года, группа казахских интеллигентов, опираясь на материалы партийных форумов и труды Сталина, сделала вывод: катастрофа в сельском хозяйстве Казахстана — следствие левацких перегибов в политике Казкрайкома ВКП(б) и партийных органов на местах.

Поражает своим мужеством и письмо Турара Рыскулова, советского государственного деятеля в Средней Азии, расстрелянного в 44 года. Написанное в марте 1933 года оно было адресовано Сталину, Кагановичу и Молотову. В нем Рыскулов открыто писал о судьбе казахского народа, страдающего от неслыханного голода, — следствия волюнтаристской политики Филиппа Голощекина.

Не все знают, что было еще одно письмо «вождю всех времен, отцу народов» Иосифу Сталину. И его автором был наш земляк — уроженец аула Талап Келлеровского района бывшей Кокчетавской области — Утельбай Жумабаев…

Лично мне, автору этих строк, об этом стало известно совсем недавно, в конце мая текущего года, в ходе научной конференции, посвященной памяти жертв политических репрессий и голода в Казахстане.

На том форуме выступал родной племянник Утельбая Жумабаева, ветеран труда, житель Кокшетау Жаскен Шаяхметов, поведавший о своем дяде Утельбае Жумабаеве, который был признан врагом народа и осужден на 15 лет только за то, что осмелился написать письмо Сталину.

Только в октябре 1955 года, после освобождения из лагеря, Утельбай получил долгожданный документ о реабилитации. Годы заточения не ожесточили его сердце, он верил, что рано или поздно будет оправдан. Но скольких нервов и душевных страданий это стоило!

…Арестованный Жумабаев был доставлен в печально известную Лубянку. Вину «националиста» силовой орган «доказывал», выбивая признание издевательскими пытками. Нескончаемые, ежечасные ночные допросы, побои, приставления к вискам нагана — все это пережил измученный бессонными ночами Утельбай. Пережил, но не сломался.

Скорый, неправедный суд так называемой «тройки» в одночасье исковеркал судьбу «врага народа» У. Жумабаева, окончившего с отличием факультет механики и математики МГУ, имевшего возможность остаться на кафедре для научной работы. Он был отправлен в Сибирь, в лагерь, где ежегодно умирали от голодного истощения и изнурительного труда сотни политзаключенных.

…Революционные веяния, новая Советская власть пришли в аул Талап, когда ему было 11 лет. Новая жизнь втянула в свой водоворот и пытливого подростка Утельбая. Он вскоре становится комсомольцем, а в 1925 году вступил в партию по «ленинскому призыву».

Вскоре комсомольцы избирают его своим вожаком. Затем были учеба на рабфаке и в совпартшколе Петропавловска и Оренбурга, участие в конференциях и съезде комсомола.

Волей обстоятельств он попадает в поле зрения видного государственного деятеля той поры Сейткали Мендешева, который вручает ему направление на рабфак при Московском государственном университете.

Летом 1933 года Утельбай приехал на каникулы в родные места. То, что он увидел здесь, резко расходилось с официальными сообщениями о благоденствии национальных окраин. Аулы опустели: голод, нищета, бескормица заставили шаруа откочевывать в Россию, Китай, другие регионы. Утельбай заходит к руководителю района, требует объяснения. Видя, что тот бессилен что-либо изменить, решает обратиться к самому Сталину.

Вернувшись в Москву, Утельбай летом 1933 года пишет то самое письмо вождю о беспорядках в аулах и нарушениях законности во время коллективизации. Особенно тревожным было его сообщение о наступившем голоде в Казахстане. Просит, чтобы его принял товарищ Сталин, хочет лично изложить ему обстановку на местах. Настойчивый Утельбай дважды бывал на приеме в Кремле и дважды ему уклончиво отвечали, что письмо рассматривается, что оно попало по назначению, меры по исправлению положения будут приняты…

112-6-3Утельбай Жумабаев отсидел, как говорится, от звонка до звонка. По возвращении стал учительствовать в селе Северный маяк (так раньше назывался нынешний Красный Яр) под Кокчетавом. Занимался исследованием методов обучения детей математике. В 1967 году, будучи уже преподавателем филиала Павлодарского политехнического института в г. Кокчетаве, он защитил диссертацию, стал кандидатом наук. Был ему уже 61 год.

В последние годы жизни он преподавал в Алматинском энергетическом институте. Здесь он работал на кафедре высшей математики, параллельно занимаясь историей. Знал бывший гулаговский заключенный, что не все еще благополучно в этой науке.

Уважаемый аксакал Жаскен Шаяхметов считает своим сыновним долгом как можно больше рассказать нынешнему поколению казахстанцев, в частности акмолинцам, о гражданском подвиге своего дяди Утельбая Жумабаева. Это, по его мнению, нужно особенно сейчас, когда страна отмечает 550-летие Казахского ханства. Ведь речь идет не только о ханстве, а о непростом становлении нашей государственности, независимости. Люди, подобные Утельбаю Жумабаеву, были настоящими патриотами, рыцарями справедливости.

Мечтает аксакал, пока есть силы и здоровье, добиться от местных властей разрешения и содействия на установление мемориальной доски на доме № 53 по улице Абая г. Кокшетау, где сейчас расположен магазин «Чайка», в котором в течение многих лет проживал его дядя.

А еще мечтает Жаке вернуть стране само письмо (копию, конечно) всемогущему Сталину, сыгравшее роковую роль в судьбе Жумабаева. Он считает, что на обращение частного лица Москва попросту может не отреагировать. Поэтому просит помощи у соответствующих официальных органов. Заполучить текст письма и какие-то подробности его рассмотрения (или не рассмотрения) при нынешних добрых политических отношениях Казахстана и России, думается, вполне возможно.

Султан ДАУТОВ.

На снимке: Утельбай ЖУМАБАЕВ.

Фото из семейного архива.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также