Окно в природу: «Ветер Азии» на Эльбрусе, По щучьему велению

093-4-1«Ветер Азии» на Эльбрусе
12 июля 2014 года в 10.00 утра после четырехдневного одиночного восхождения на высочайшую вершину Европы, гору Эльбрус, был поднят флаг Республики Казахстан.
Экспедиция «Ветер Азии» была создана, как детское движение воспитанников кружка «Турист» Аккольского дома детского творчества. Собственно экспедиция предусматривает поездки в горы, туристические походы и альпинистские восхождения. Так, на счету кружковцев несколько серьезных пеших и горных походов, сложных альпинистских восхождений в Северном Тянь-Шане. Последним восхождением в апреле 2014 г. был пик Отечественной войны (4050 м) в Заилийском Алатау. Команду Акколя представляли автор этих строк и учащаяся 9 класса Аккольской средней школы Венера Коробкова.
Это восхождение нашей команды прошло в рамках патриотической акции «Чтобы помнили…!», посвященной 90-летию Героя Советского Союза, «Халық Каһарманы», генерала армии Сагадата Нурмагамбетова. Восхождение проходило очень сложно, в тумане и снегопаде, но нам все же удалось взойти на заснеженный пик горы и установить вымпел.
Именно после Тянь-Шаня и родилась идея восхождения на Эльбрус. Эльбрус, как известно, высочайшая вершина Европы, представляет собой потухший вулкан и состоит из двух вершин.

Эльбрус входит в семерку высочайших вершин мира. Поэтому он вызывает огромный интерес со стороны альпинистов со всех уголков света.

Идея восхождения очень долго взвешивалась и обдумывалась, изучалась в интернете, подбиралось нужное снаряжение, изыскивались средства. Все, как всегда, уперлось в финансы, да не просто уперлось, а грозило просто не состояться. После коллективных размышлений пришли к выводу, что очень жаль наработанного и задуманного и придется «Ветру Азии» из детского движения на некоторое время стать взрослым и одиночным. На том и порешили.

Старт, дорогу и все остальное описывать, думаю, не стоит, долгая это история.

Что и говорить, вид горы впечатлил. Огромный двуглавый великан, вершинами упирающийся в небо. Сразу же мысленно оцениваешь состояние склона, длину стадий, сложность маршрута и сравниваешь с нашими горами. Сравнивать Кавказ с Тянь-Шанем, конечно, бессмысленно, но в обеих горных системах есть одинаковое — это потрясающие красоты, которые невозможно передать фотоаппаратом или камерой.

Поляна Азау. Старт. Рюкзак закреплен — вперед! Точнее — вверх! Начался подъем. По правилам, нами же определенным, было оговорено: никаких подъемников и канатных подвесных дорог; ночевки только в палатке и в спальнике; продукты только свои. Вес всего снаряжения около 33 кг.

От подножья подъем проходил по хорошо набитой дороге, сверху над головой летали кабинки подъемников. Жарко. Первая точка маршрута — «Станция «Кругозор», она совсем не интересна, поэтому путь дальше.

Рюкзак стал заметно тяжелее. С кратковременными остановками добираемся до станции «Мир». Сил больше нет, решено первый лагерь поставить чуть выше станции, на скальной площадке.

Вечер первого дня. Заметно похолодало. Палатка установлена, нехитрый ужин и сон.

Утро нового дня с сюрпризом, вокруг моей палатки оказывается еще десяток, и с утра пораньше вокруг началась бурная и шумная туристическая деятельность.

Короткие сборы, завтрак и — вперед. Маршрут сильно усложнился, путь стал проходить через лавовые поля, заметно похолодало. За все время подъема впечатление восхождения никак не ощущалось — постоянно над головой проносились кабины подъемников.

Граница таянья снега. Звучит красиво, на самом деле дорога превращается в размазанную грязь, приходится скакать по камням и перепрыгивать через бурные ручьи. Ближе к вечеру показалась станция «Бочки» — основное место старта идущих к вершине. Палатка, ужин и подготовка к очередному участку пути. Решено часть вещей оставить здесь, очень тяжело.

Утро третьего дня. Холодно. Спальник от холода почти не спасает. Подъем, разогрев, быстрый завтрак и в путь. Под ногами снежная каша. Участок довольно пологий, идти нетрудно. Основная сложность заключается в высоте, где разреженный воздух и сниженное атмосферное давление вызывают развитие горной болезни. Поэтому основной залог успешного покорения Эльбруса — это правильная акклиматизация. Как раз то, чего сделано не было! По всем правилам акклиматизации в сутки можно проходить около 700-800 м, не более, при этом проводить на этапе определенное время. Для Эльбруса «правильное» восхождение примерно 10-12 дней, но никак не четыре.

От «Бочек» курс на «Приют одиннадцати». В советское время это была довольно комфортабельная двухэтажная гостиница, самая высокогорная в мире, которую в 1998 году благополучно сожгли иностранные туристы, разводившие газовую горелку. От приюта остались руины и маленькое подсобное помещение, которое приспособили под гостиницу.

093-4-2

Снежная каша застыла и стала скользкой, на ботинки одеваем кошки, специальные шипы против скольжения. На подходе к приюту усталость трансформировалась в бешеную головную боль и боль в горле. Это горная болезнь или, как ее зовут, «горняшка», расплата за штурмовой подъем. Наконец-то «Приют одиннадцати», короткая передышка, попытка что-нибудь съесть, но ничего в горло не лезет, и пока есть силы нужно сделать еще один рывок до Скал Пастухова.

Скалы Пастухова (4700 м) — это просто каменная гряда, торчащая из-под снега и льда, это и есть конечная точка для рывка на вершину. На скалах застает ночь, дует сильный ветер, палатку установить не получается. Рядом двое пытаются сделать то же самое, но после того, как их палатку рвет ветром, прекращают это занятие. Объединяемся, это, оказывается, альпинисты из Новой Зеландии, судя по лицам, «горняшка» их тоже не обошла стороной. Одному совсем плохо, и он на ночь глядя уходит вниз. Второй остался. Роем ледорубами яму в снегу под скалой за ветром, укладываемся в спальники, укрываемся моей палаткой и пытаемся уснуть. Вместо сна приходит какой-то бред, каждые 5 минут нужно шевелить пальцами, чтобы не обморозить их. В час ночи подъем, сбор, включаем фонари и идем вверх. Идем по вешкам, темно, видны только пятна фонарей. Ветер стихает до умеренного, ползем траверсом по ледовому полю Косая Полка, держим наготове ледорубы, чтобы при срыве успеть врубиться и не улететь вниз.

Седловина (5300 м). Последний рывок, вершина рядом, сил нет, хочется сесть и больше не вставать, воздуха не хватает, сильная головная боль и никакой романтики. Бросаю рюкзак, сил его нести нет. Последний участок, карабкаемся из последних сил, часто останавливаемся, ноги не слушаются. Последние сто метров — и мы на вершине.

Вершина (5642 м). Падаем на снег и лежим. Вставать не хочется, но надо. Фиксируем время восхождения, разворачиваем флаги, делаем снимки.

Вот и все! Долго стоять на вершине невозможно, идем вниз, подбирая по дороге раскиданные вещи. Навстречу ползут те, кто «еще не был».

Так и закончилась одна из экспедиций «Ветра Азии». Потом, когда-нибудь, те, кого я не взял с собой, вырастут, соберутся и совершат свое собственное восхождение на свой собственный Эльбрус, и у каждого он окажется своим.

Александр КАЗАЧЕНКО,
альпинист.
Фото автора.

Справка: Александр Казаченко живет в г. Акколе Акмолинской области, работает преподавателем Аккольской СШ №4, альпинист, руководитель кружка «Турист» Аккольского ДДТ.

***

По щучьему велению

Кто из рыбаков-любителей не мечтал поймать свою самую большую рыбу, о которой можно будет вспоминать многие годы, да при случае у «рыбацкого стола» вставить в разговор: «… да я еще больше ловил, это было…». В наших водоемах такой рыбой может быть, конечно, щука.

093-4-3

Нет необходимости описывать ее внешний вид. Но можно сказать, что такое стреловидное тело, с далеко отнесенным назад спинным плавником и крупной головой, с сильно удлиненными челюстями, на которых расположены многочисленные крепкие зубы, определяют щуке сытую жизнь. А питается она не только рыбой. Часто, особенно летом, в желудках щук можно найти рачков-бокоплавов, личинок стрекоз, водяную полевку, а если позволяют собственные размеры, то и «запчасти» ондатры, утки. Такая щучья кровожадность и неразборчивость рождают много рассказов, порой нелепых. Наряду с заметками о проглоченной живой собаке (которая после того, как рыбаки забросили невод и поймали щуку, выскочила из разрезанного брюха и стала с благодарностью вилять хвостом), об исчезающих на водопое ягнятах, нет-нет да и появятся в популярной литературе сведения о пойманных огромных, поросших мхом щуках, которых 300-500 лет назад окольцевал Иван Грозный или Петр 1.

Сказать про щуку, что она к старости покрывается мхом, все равно, что говорить про сайгака, у которого на склоне лет вырастает седая борода. Да и прожить 300 лет в подмосковном пруду (там, якобы поймали окольцованную Грозным щуку), рискуя каждую весну во время нереста на мелководье быть наколотым на вилы, это надо быть неуловимым чудовищем из озера Лох-Несс. А живут щуки примерно до 50 лет (и это редкость), достигая к этому возрасту массы 35 кг (это достоверно), по непроверенным данным-до 60 кг.

Благодаря питательной белковой пище растет щука довольно быстро, прибавляя в год примерно по килограмму. Это при оптимальных условиях. А если на Ишиме обычная щука помещается в трехлитровый бидончик, то это заслуга ежегодных заморов и рыбаков на «удочку — в клеточку». К сожалению, такое сейчас наблюдается и на когда-то «диких» Коргалжынских водоемах, где еще 20-30 лет назад без труда можно было поймать щукув 10-15кг.

Многие стороны жизни щуки, как и других видов, не совсем еще изучены. В 1980 годах в Коргалжынском заповеднике было помечено 2500 щук, получено 115 возвратов. Рыба метилась цветными пластиковыми метками с номером и надписью «Южно-Сахалинск» (это была поставка из г. Риги, по-видимому, невостребованный заказ). Несмотря на данные в «Целиноградскую правду» — так называлась тогда нынешняя «Акмолинка» — объявления о проводимых исследованиях, такая надпись вызывала у многих рыбаков, поймавших меченую рыбу, неподдельное изумление и, конечно же, давала пищу дополнительным рыбацким байкам. Помеченные щуки за различный промежуток времени расплывались с места отлова в различных направлениях (как по течению, так и против) по всему заповеднику и за его пределы. Хотя на наш человеческий взгляд, в этом никакой необходимости не было, т.е. тут тебе и стол, и дом, и место для нереста -зачем продираться через заломы тростника, десятки километров плыть по мутной Нуре. Скорее всего, это можно объяснить отсутствием у нее какого-либо разума, почему она и плывет «куда глаза глядят». Например, одна отловленная на блесну килограммовая щучка, затем измеренная и помеченная, в течение получаса умудрилась еще дважды попасться на эту же блесну.

Не выведена еще так называемая «формула клева», т.е. где, в какое время, на какую блесну, при какой погоде будет жор щуки. А она, вопреки всем ожиданиям и хорошим приметам, ловится тогда, когда сама захочет. Еще вчера звенела и пенила воду леска, трещали спиннинговые катушки, обрывались блесны, сегодня — тишина, как-будто в ванной рыбачишь. В таких случаях рыбаки начинают менять блесны (щука в них не разбирается, в блеснах разбираются рыбаки). На крючок «для запаха» цепляют рыбий глаз. Кстати, щука, в отличие от окуня, не реагирует на химические раздражители, а ориентируется при помощи зрения, слуха, и в основном при помощи органов боковой линии, т.е. ощущает малейшие колебания и токи воды. Поэтому щука прекрасно может охотиться даже в очень мутной воде. Первая причина плохого клева — отсутствие скопления щуки в местах скопления рыбаков. Да, бывают дни, когда хищник хватает блесну или живца вяло, часто срывается, не из-за «смены зубов», как обычно объясняют рыбаки, а по непонятным для нас причинам. Свои зубы щука меняет постепенно в течение всей жизни и каждая особь сама по себе, а не «договариваются», что, мол, сегодня всем щукам такого-то озера начать смену зубов и закончить к такому-то дню. Смена зубов щуки происходит по причине постоянного увеличения челюсти, растущей вместе с самой рыбой в течение всей жизни. Примерно также выпадают «молочные» зубы у детей.

Установлено, что щука, как и другая рыба, почти не питается во время нереста. Активность ее в питании отмечается перед нерестом, после того, как под лед начнет поступать живительная, обогащенная кислородом вода, после нереста (в мае), в начале зимы (конец ноября, декабрь). На остальное время делать точные прогнозы — дело неблагодарное. Согласитесь, если бы вы точно знали сколько, где и когда поймаете щук, то рыбалка была бы совсем неинтересной, ведь она и притягательна своей непредсказуемостью.

В заключение необходимо остановиться на роли щуки, как и других хищных рыб в водных экосистемах. Нам давно известна поговорка: «Для того и щука в пруду, чтобы карась не дремал». Питаясь наиболее многочисленными мелкими видами рыб, молодью, хищники держат под постоянным контролем структуру и численность всех видов рыб в водоеме, в том числе и свою собственную (каннибализм). Разрежая численность популяций видов-жертв, хищники способствуют улучшению откорма для оставшихся особей, способствуют увеличению темпа их роста. С этой основной функцией тесно связана и другая — значение хищных рыб, как мелиораторов, санитаров, селекционеров, так как хищники отбирают, прежде всего, наиболее тугорослых, слабых, больных и уродливых особей.

Благодаря своему высокому воспроизводственному потенциалу (ранняя половозрелость, высокая плодовитость, миграционная активность), щука расселилась по многим внутренним водоемам (точно такая же щука живет и в Северной Америке) и быстро восстанавливает свою численность после сильных заморов и перепромысла.

При современном «машинном обилии», доступным дешевым сетям и свободе реализации рыбной продукции в настоящее время интенсивно облавливается не только Нура и Ишим, а также некогда «дикие» реки Кон, Куланотпес, Терисаккан. Если захотите здесь отдохнуть, то придется еще поискать место без мусора, где вы смогли бы завороженно смотреть на поплавок или ждать долгожданного удара этой непредсказуемой и загадочной щуки…

Алексей КОШКИН,
замдиректора Коргалжынского заповедника.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также