Дыхание зала – это воздух. Аплодисменты – кислород

«Любой кризис – это новые возможности», — когда-то говорил Уинстон Черчилль. Прошедший «коронавирусный» год, когда, по меткому определению нашего гостя, «статус регионов – красный, желтый, зеленый – изменялся, как цвета светофора» – тому подтверждение.

Сегодня мы беседуем с членом Международной Ассоциации русских театров за рубежом, директором Международного театрального фестиваля «ТеART-Көкше», председателем Общественного совета по вопросам развития культуры и искусства «Мирас» при региональном филиале партии «Nur Otan», директором областного русского драматического театра, Мәдениет саласының үздігі Бейбитом Бахтыгереевым.

— Бейбит Салаватович, в уходящем году из-за так и не уходящей пандемии сложно было всем. Тем, чья работа немыслима без людей, – особенно. Как удалось зрителя не потерять, новые проекты реализовать?

— Помните у Ницше: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее». Вначале была растерянность. Но это – два года тому назад, когда все только начиналось. В прошлом году пытались работать в онлайн-формате: «Сказки на ночь», «Театральная кухня»… Судя по нашим ощущениям, количеству просмотров, комментариям, весьма удачно.

Летом спектакль «Учитесь жить, смеясь» на открытом воздухе, в нашем дворе показывали, это карантинным мерам не противоречило. Там же и церемонию закрытия сезона проводили.

В любом случае, форму не потеряли, бесценный опыт приобрели, к новым испытаниям готовы. Но лучше – не надо нас всех так испытывать.

Вы же понимаете, что не только зритель должен видеть нас, но и мы – зрителя, для нас дыхание зала – это воздух, аплодисменты – кислород!

В этом году режиссеров интересных приглашали, репетиции проводили, новые спектакли ставили. Восемь премьер. Как только карантинные меры ослабевали – аншлаги! Зритель соскучился по театру, театр соскучился по зрителю. Жизнь продолжается!

— Большой резонанс вызвало открытие четвертой сценической площадки и прошедшие на ней спектакли… Что здесь первично: необычная, креативная площадка потребовала спектаклей в несколько иной, непривычной для многих стилистике? Или спектакли «26 точка», «Сиротливый Запад», а теперь и «Клоун» требовали иного сценического пространства?

— Видимо, не первое и не второе. А желание привести в театр молодежь. Люди самого разного возраста к нам идут. В «Kinder-театр» (ему уже девять лет исполнилось) часто билетов не хватает. То есть мамы и папы детей приводят за ручку, все – в восторге. В этом году заслуженный артист РК, главный режиссер столичного театра драмы им. М. Горького Бекпулат Парманов поставил у нас полноценный кукольный спектакль «Как лиса медведя обманула».

Дети растут – становится сложнее. Учителя-энтузиасты начальных классов (но их все меньше) стараются детей привести, для школьников мы ставим спектакли на основной сцене.

Дальше – еще сложнее. Подростки, молодежь уходят «в виртуал» и клубы увеселительные. Мы их теряем. Повзрослев, вернутся к нам далеко не все. Надо их привлечь, чтобы не было этого «возрастного разрыва».
Как это сделать? Высокой классикой на классической сцене? Идеально, но утопично. Наша экспериментальная площадка, где «Муму», «Письма к папеньке», «Вдовы» ставили – ближе к этой цели, но не совсем.

Ну и вспомните, откуда пошла «Табакерка», множество ставших позже известными рок-ансамблей? Правильно, из их подвала. Где молодежь получала определенную автономию, творила, чудила, самовыражалась…
Так мы наше подвальное помещение превратили в «Арт-платформу». Уже после спектакля «26 точка», поставленного киргизским режиссером Шамилем Дыйканбаевым, мы поняли, что это абсолютно аутентичное пространство для рассказа об узницах АЛЖИРа. Во второй части спектакля зритель переходит в большой и красивый театральный зал. Контраст, который многократно подчеркивает весь ужас ГУЛАГа.

О «Сиротливом Западе» – вообще разговор особый. На фестивале в Казани мы показывали его на большой сцене. Известный театральный критик, эксперт премии «Золотая маска» Нияз Игламов видел этот спектакль у нас, именно на «Арт-платформе» и сказал, что только там его и надо показывать и смотреть. Воссоздать атмосферу полуразрушенного ирландского дома, показать безысходность бытия, в которую люди себя загнали сами, на классической сцене с занавесом куда сложнее.

Мы возили этот спектакль на фестиваль в Нур-Султан, там сценической площадкой был небольшой ресторан, тоже очень органичное пространство. В этот день люди там не пили и не ели, пришли именно на спектакль. Среди зрителей было много выпускников программы «Болашак». Одна из них написала, что увлеклась европейским театром, никак не ожидала, что встретит в Казахстане такую постановку. Поражена.

В «Арт-платформе» преград между актерами и зрителями нет, они – полноправные участники действа. А продолжение – разговор, обсуждение не только спектакля. Тем более, что актеры – ровесники зрителей: молодые, талантливые ребята.

После «Клоуна» (об этой постановке разговор отдельный и особый) одна из зрительниц сказала: «Я как будто вернулась на улицу Грибоедова в Санкт-Петербурге, где в подвалах – творческие мастерские, выставки, перфомансы»…

Так что теперь у нас четыре сценические площадки могут работать одновременно. Ни одна из них не пустует.

— Как даже в этом «коронавирусном» году коллективу театра удалось не только в фестивалях участвовать, но и провести международный фестиваль у нас в Кокшетау?

— Третий Международный фестиваль «ТеART-Көкше» в нынешних условиях провести было непросто. Справились. 13 театров из трех стран ближнего зарубежья. Пандемия пройдет – будет больше. Без поддержки акимата области, Россотрудничества было бы сложнее намного. Но главное, конечно, это – наш коллектив.
Не меньше сил приложили для того, чтобы провести перед фестивалем первую творческую лабораторию. Мастер-классы проводили деятели театра с мировым именем. Оценка и педагогов, и участников – очень высокая. Востребованность – огромная. Так что продолжим.

Участие в фестивалях вообще необходимо. Это же не столько возможность «себя показать», сколько «других посмотреть», зарядиться, идеями обогатиться… Ну и оценку своего труда получить тоже очень важно.
В Санкт-Петербурге на фестивале «Балтийский дом» члены жюри сказали, что наш «Чичиков» – спектакль, по меньшей мере, уровня республиканского театра.

Не потерялись мы и со своим «Сиротливым Западом» в Казани на 13-м Всероссийском фестивале «Ремесло». А ведь там каждый из участников – обладатель премии «Золотая маска». Любители театра знают, что это значит.
На республиканский фестиваль им. Аширбека Сыгая в Караганде возили спектакль «Река Потудань» по Андрею Платонову. Максим Михеев победил в номинации «Лучшая мужская роль второго плана».

— Ну и как в конце уходящего года не спросить о планах на будущий…

— Работать. Творить. Любить. Главное – быть здоровыми нам и нашим зрителям.
В январе начнем принимать заявки на участие уже в четвертом фестивале «ТеART-Көкше», второй творческой лаборатории. Буквально несколько дней тому назад пришло письмо из Москвы от директора Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова господина Крока. Организуемый им один из популярнейших и самых известных фестиваль театральных менеджеров становится постоянным партнером фестиваля «ТеART-Көкше». Как и фестиваль современной драматургии «Драма. KZ».

Мы намерены провести фестиваль инклюзивных театров. Хорошая основа для этого – наш проект «Одинаковыми быть необязательно».

А еще в мечтах и планах – фестиваль уличных театров. Они сейчас очень популярны в Европе, России… Когда объездившие полмира именитые участники фестиваля «ТеART-Көкше» увидели нашу набережную, сценическую площадку на берегу реки в форме амфитеатра, то сказали, что грешно это уличное пространство не использовать.

И, конечно, новые постановки, работа над собой…
Четыре года тому назад в интервью телеканалу «Мир» я сказал, что мечтаю о том, что Кокшетау станет театральной Меккой. А мечтать для меня, нашего коллектива значит действовать.
Так что эта цель все ближе!

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts