Кто ответит за ошибки…

Права защищены. Но почему после актов прокурорского надзора?
«Специалисты, допустившие ошибку, здесь уже не работают, к ответственности привлечены быть не могут»…

Как часто мы именно такой ответ получаем на вопрос: «Кто же ответит за неправомерное предоставление земельного участка, за ошибки, допущенные при проектировании объекта, за нарушение очередности в списках на получение арендного жилья…». А ведь за каждым неверным решением (причем, думается, что далеко не все из них случайны) – имущественный ущерб, нанесенный и людям, и государству, потерянное время, нервы, здоровье… То есть, по сути, – нарушение наших прав.

Очевидно, именно поэтому на заседании областного общественного совета вопрос: «Как привлечь к ответственности за допущенные ранее нарушения уже уволившегося чиновника?» был обращен к руководителю аппарата областной прокуратуры Ержану Жандосову. Ведь тема его выступления так и звучала: «О деятельности областной прокуратуры по обеспечению законности и соблюдения прав и свобод человека и гражданина».

— Данный вопрос рассматривается уже не первый год, — отвечал Ержан Шалгинбаевич. — Пока же можно привлечь к ответственности только тех чиновников, которые перевелись в другой госорган. Думается, что соответствующий правовой механизм будет сформирован. Он очень нужен, чтобы каждый понимал всю меру своей ответственности, знал, что избежать ее не удастся, где бы ни работал в дальнейшем.

Судя по полученной информации, надзорным органом работа проводится немалая. «В октябре прошлого года задолженность по зарплате в нашей области в рамках исполнительного производства составляла почти 200 млн тенге. Благодаря деятельности созданной в областной прокуратуре рабочей группы, за неполный месяц снизили до 45 млн».

Изменилась ситуация и с накопившейся за последние пять лет задолженностью по алиментам. По словам Ержана Шалгинбаевича, прежде всего прояснили реальную картину. Оказалось, что десятки исполнительных производств (на сумму 70 млн тенге) числились за умершими людьми. Порядка 100 производств (на сумму 80 млн тенге) дублировались. То есть переходили от одного судебного исполнителя к другому и числились за двумя-тремя… Подчеркнем, что при этом ни одним из частных судебных исполнителей долги так и не были взысканы.

Самое главное, что начали жестче относиться к должникам. Вместе с департаментом полиции более 60 автотранспортных средств определили на автостоянку. Злостные, якобы не имеющие доходов неплательщики алиментов тут же погасили задолженность перед своими детьми на сумму более 100 млн тенге.

— Активно сотрудничаем с областным управлением координации занятости и социальных программ. Теперь доля трудоустроенных должников по алиментам составляет почти 60%. Трудоустраиваем даже тех, кто находится в местах лишения свободы, — информировал Ержан Жандосов. — За три последних месяца задолженность по алиментам снизили с одного млрд до 300 млн тенге.

Все это, конечно, хорошо, работа проводится, результат очевиден. Но опять возникает вопрос распределения функций и ответственности. Почему у надзорного ведомства такой объем работы по защите наших прав? Есть управление по инспекции труда, департамент юстиции… Есть палата частных судебных исполнителей… Очевидно, что если бы эти ведомства работали эффективно, то ситуация с задолженностью и по заработной плате, и по алиментам была бы иной. И акты прокурорского надзора, после получения которых активизируются госорганы, приходилось бы выносить куда реже.

Чтобы слово «тетрадь» писали только в тетради

— Тревожные «звонки» были. Учитель отказывалась после окончания уроков сопровождать первоклассников до школьных дверей, где их ожидали родители. Руководство школы отнеслось к этому излишне лояльно, — отвечал на вопрос о резонансном случае, когда учитель одной из кокшетауских школ написала фломастером на лбах первоклашек слово «тетрадь», руководитель областного управления образования Бейбут Жусупов.

Не скрыл он и того, что аналогичный случай в прошлом году был и в Щучинске. На лбу одного ученика учитель с сорокалетним стажем тоже написал «тетрадь».

Что стоит за этим? Профессиональное выгорание? Недостаточный уровень общей культуры? Низкий уровень квалификации? И самое главное: что делать?

Конечно, каждый такой случай – исключение из правил. Но тем не менее нуждается в анализе, разработке мер, исключающих саму возможность подобного. Увольнение учителя, наказание руководителя кардинально проблему не решат.

Школьные психологи? Но по нынешним нормативам на одного психолога приходится 500 школьников. «Большая часть школьных психологов получила образование по заочной форме обучения, — констатировал Бейбут Айтымович. — Текучесть кадров среди них большая».

Да и немалая часть учителей-предметников диплом психолога имеет (второе высшее образование – сейчас не проблема). А учителя начальных классов вообще обучаются по специальности «Педагогика и методика начального образования». А педагогика, как известно, находится на стыке с психологией и даже пересекается с нею. Так что, возможно, не в отсутствии психологический помощи дело? Или не только в ней?

По мнению Бейбута Айтымовича, свою роль должны сыграть системные реформы, происходящие сейчас в системе образования. На заседании общественного совета речь, в частности, шла о предстоящей ротации директоров школ. Она станет обязательной для руководителей, проработавших в одной и той же организации образования более четырех лет. При этом первый руководитель, находящийся на занимаемой должности 4 года со дня назначения, может отказаться от предложенной ротации и продолжить свою работу. Но через три года ротация станет обязательной. Так что больше семи лет один и тот же человек руководить одной и той же организацией образования не сможет.

Возможно, «свежий взгляд» поможет выявить учителей, применяющих такие далекие от педагогики методы. Но в любом случае решение о приеме на работу директор школы единолично осуществлять уже не сможет. Теперь оно будет приниматься комиссионно через конкурс в электронном формате. Есть четкие измеримые показатели и критерии. Именно по ним комиссия будет принимать решение о приеме на работу педагогов.

Отвечая на вопрос о будущем малокомплектных школ, руководитель управления образования привел аргументы в пользу закрытия школ в селах, где качественное школьное образование детям получить весьма проблематично. Причина – есть населенные пункты, где школьников осталось от 7 до 15 человек.

— Работать с родителями надо в течение года, разъяснять, что обучаясь в укомплектованной средней школе и проживая при этом в интернате, дети получат качественное образование, станут конкурентоспособными, — говорил Бейбут Айтымович. — Устроить в опорную школу экскурсию родителям, чтобы сами увидели, в каких условиях будут жить и учиться дети.

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts