Абсурд в театре – больше, чем абсурд

1-я Вдова: «Вы тоже вдова?». 2-я Вдова: «А как же». 1-я: «И когда скончался ваш супруг?». 2-я: «Сегодня, около двенадцати». 1-я: «Мой тоже умер сегодня в полдень». «А заболел когда?» 2-я: «Сегодня утром». 1-я: «Как летит время…».

Ну, как вам такой диалог? Абсурд полнейший, не правда ли? Особенно, когда читаешь, не посмотрев спектакль по пьесе Мирослава Мрожека «Вдовы». Но нелепость ситуации и героев буквально растворяется в первые мгновения спектакля «MEMENTOм в море!», когда на сцену АОРТД в гротескном эротическом танце врываются неподражаемые вдовы (актрисы Людмила Скуратова, Надежда Слепцова).

Как же этим импозантным вдовушкам, случайно одновременно оказавшимся в кафе, трудно разобраться, из-за которой из них погибли на дуэли мужья, бывшие и их любовниками. Каждая доказывает, что ревновали именно ее. Но вот кто: муж или любовник?

«Мой муж дрался с Вашим, потому что ревновал меня». «Наоборот, милая, – это мой муж дрался с Вашим». «Ваш муж ревновал вовсе не Вас, он ревновал меня». «Не мой муж дрался с Вашим, а Ваш муж с моим»…

Ну, здесь не разберешься… без шоколадного торта. Что дамы и делают. «Угощали» друг друга своеобразно – бросались кусочками лакомства. Да так метко у них получалось!
Но распри были забыты, как только появилась третья вдова в черном (актриса Мария Магзумова). Высокая, стройная, с длинными изящными пальцами, величавой поступью… Лицо – за непроницаемой вуалью. В неподвижно и безмолвно сидящей незнакомке обе дамы тут же узрели соперницу.

Сомнений в том, что она «общая любовница» и из-за нее дрались на дуэли мужья, у «безутешных» вдов не возникло. И, конечно, сразу принялись выяснять, кто из них красивее. 1-я вдова: «Интересно, как она выглядит». 2-я: «Да уж, наверное, красивее, чем Вы». 1-я: «Это почему же?». 2-я: «Не будь она красивее Вас, Ваш муж в нее не влюбился бы». 1-я: «А Ваш муж влюбился бы в нее, не будь Вы хуже, чем она?».

Но, как ни странно, пришли к консенсусу: «Мне почему-то кажется, что она красивее, чем мы обе вместе взятые». Так что под вуаль они все-таки заглянули. Увиденное повергло в шок: «Гадость! Надо же влюбиться в такое…». Но что именно они лицезрели, так и осталось загадкой до конца спектакля… Интрига… Перешептывание в зале: «Наверное…». Зрители – люди начитанные, то, что крылатое «Memento mori» означает «Помни о смерти», знают многие. Если подзабыли, то алгоритмом «гугл в помощь», конечно, воспользовались. Но название спектакля немного иное: «MEMENTOм в море!». Что бы это значило, наверное, знает только режиссер-постановщик Ольга Луцива. Но как интригует… Сколько версий возможных.

На смену покинувшим сцену дамам, возмущенным плохим вкусом своих мужей, приходит не менее экстравагантная пара. Теперь мужская. «1-й мужчина» – брутальный, с нагло-хулиган-ской манерой (Андрей Владимиров) и «2-й мужчина» – эстетствующий, претендующий на утонченность и изысканность (Тимур Валиев).
Диалог между «первым мужчиной» и официантом достоин цитирования: «Что Вы желаете?». «ПИ-ВО». «Это невозможно». «Невозможно – пиво?». «Пиво возможно, но невозможно, чтобы я подал вам пиво»…

Не менее долго второй мужчина добивался шампанского с … валерьянкой. В чистом виде – нельзя: «алкоголь вреден для моего здоровья».
Достойным партнером (и не только в танцах) ведущих, именитых актеров стал Андрей Радченко, блестяще справившийся со сквозной ролью официанта.

Пожалуй, только он и выводит на время зрителей из такого притягательного, всепоглощающего абсурда. Его монолог о любви к обезьянам возвращает нас в действительность: «Почему именно обезьяны? Просто мне нравится на них смотреть. Полезно для здоровья. Я каждый день вынужден смотреть на людей. Восемь часов в день должен смотреть, как они сидят и едят. Каждый день, кроме выходных. И тогда я иду в зоопарк. Мне нравится смотреть, как обезьяна ест банан».

И все это – неспешно, поедая тот самый банан, выброшенная шкурка от которого станет роковой для одного из мужчин. Занес шпагу в очередной дуэли, споткнулся, упал, умер. Умирает второй, пытающийся, передвинуть тело. Умирают выбежавшие на сцену вдовы. Словом, умерли все. Падали так красиво, изящно…

И тогда третья вдова поднимает вуаль. Ну, конечно, это она – Смерть. Но какая-то не очень-то и страшная после всей этой буффонады.
На протяжении всего спектакля: что ни фраза – смех сдержать невозможно. А жесты, пластика, танцы наших любимых актеров! Лаконично, но так уместно оформленное пространство малой сцены АОРДТ, где граница между актерами и зрителями условна, как, собственно, между жизнью и смертью. Не знаю, уместно ли это сравнение. Но «все там будем» – никто не отменял. Другой вопрос – когда и как. И что о нас скажут потом…

Эмоции улеглись, послевкусие осталось долгим, как от каждого хорошего спектакля. И среди множества ощущений – мысль о том, что же за бренностью и «невыносимой легкостью» нашего бытия, в коем абсурда немало, стоит… Может, для этого театр абсурда и нужен…

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts