Болат Жанадилов: «Главное для медицины — развитие»

Гостиная «АП»

Для многих людей, знающих Болата Сулейменовича Жанадилова лично, его имя стало олицетворением образа идеального врача. Интеллигентный и эрудированный, наделенный лучшими человеческими и профессиональными качествами, Болат Сулейменович лично помог не одному десятку людей, воспитал множество талантливых докторов, много трудился для развития Акмолинской областной больницы и всего региона. Врач высшей категории, почетный гражданин города Кокшетау, кавалер орденов «Құрмет», «Дружба народов», «Честь» и множества медалей, обладатель знаков «Отличник здравоохранения» и «Отличник здравоохранения РК», Болат Жанадилов на днях отмечает свое 80-летие. Накануне юбилея и состоялась эта беседа о медицине, реформах и о жизни в целом…

Жанадилов Болат Сулейменович

Врач высшей квалификационной категории ГКП на ПХВ «Акмолинская областная больница». Почетный гражданин г. Кокшетау. Награжден орденами «Құрмет», «Дружба народов», «Честь», медалями «За освоение целинных земель», «10 лет Независимости РК», «10 лет Конституции РК», «10 лет Астане», юбилейной медалью «50 лет целине», нагрудными знаками «Отличник здравоохранения», «И.И. Пирогов 1810-1881 гг.», «Отличник здравоохранения РК».

Окончил Карагандинский медицинский институт. Свой трудовой путь начинал врачом-анестезиологом, затем -заведующим анестезиологическим отделением в Кокше-тауской областной больнице. С приобретением опыта работы стал заместителем главного врача, главным врачом, заместителем главы администрации Кокшетауской области. За этот период построены терапевтический корпус, пищеблок, хирургический корпус, открыта больница «Милосердие», центр «Болашақ», медико-генетический центр.

—  Болат Сулейменович, как получилось, что Вы стали именно анестезиологом? Эта специализация и сложная, и ответственная, и достаточно редкая…

— Когда в 1965 году после окончания Карагандинского медицинского института я пришел работать в Кокшетаускую областную больницу, оказалось, что здесь нет ни одного анестезиолога. Я прошел специализацию и стал работать. Сразу почувствовал, что попал в дружный и высокопрофессиональный коллектив — работали авторитетные доктора, мастера своего дела, у которых все мы учились. Главным врачом была Любовь Кирилловна Кирпо, затем Иван Степанович Баранов, они очень поддерживали молодых докторов.

Медицина всегда развивается, и тогда мы внедряли многие современные на тот момент технологии. В 1968 году было создано отделение анестезиологии и реанимации, я стал его заведующим. Так как специальность анестезиолога была в большом дефиците, мы много работали над обучением персонала — готовили врачей, обучали медицинских сестер самостоятельному проведению масочных наркозов. Затем была организована экспресс-лаборатория, которая позволяла получать результаты анализов пациентов в любое время дня и ночи. Для экстренных больных это очень важно.

Когда я в 1973 году стал главным врачом, моей основной целью было развитие больницы, внедрение новых методов лечения. Ежегодно закупалось новое оборудование, мы отправляли около 15 врачей и медсестер на обучение в разные города Советского Союза, причем с условием: после приезда изученные новые методы и технологии должны быть внедрены в работу. В 1975 году построили новый пятиэтажный корпус, через десять лет — хирургический, еще через несколько лет — здание, в котором сейчас располагается поликлиника.

Могу отметить, что и престиж областной больницы тогда был на высоте. Пациенты к нам тянулись, многие хотели лечиться именно у нас.

—  Как наработать такой авторитет?

— Думаю, главное — это качество лечения. Оно зависит в первую очередь от материальной базы больницы, ее оснащения, а также, конечно, от опыта и знаний врачей и медсестер. Чтобы от хорошего оборудования был толк, на нем должны работать грамотные специалисты — любой, даже самый высокоточный снимок нужно уметь прочитать. А это значит, важно не только закупать технику, но и обучать персонал, в целом работать над развитием своей медицинской организации.

Во время моей работы в больнице мы сделали немало нововведений. Очень важно было уменьшить количество инфарктов, которые были очень распространены. Если человек поступал к нам с инфарктом, после 30-40 дней в стационаре его направляли в санаторий в Щучинск, затем делали контрольную кардиограмму и отпускали домой. В каждом районе мы поставили аппараты для снятия кардиограммы, а тем, кто перенес инфаркт, время от времени делали диагностику и отправляли кардиограммы по телефону к нам, в областную больницу. Здесь же, у нас, круглосуточно дежурил кардиолог. Это позволило значительно улучшить профилактику болезней сердечно-сосудистой системы.

Также мы открыли в больнице диктофонный центр, чтобы доктора могли экономить время и описывать состояние больных с помощью аудиозаписи, а расшифровкой потом занимались девушки-машинистки. Открыли кислородный центр, соляную шахту для детей, предрасположенных к легочным заболеваниям. Установили видеотелефон в детской реанимации, чтобы после операции дети могли увидеть и поговорить с родителями.

Конечно, многое старались делать, чтобы люди верили, что авторитет областной больницы оправдан. И медицинская помощь, считаю, тогда была доступной для всех жителей области.

Кроме того, у нас было правило: каждый сотрудник больницы, от санитарки и дворника до главного врача — все должны работать для того, чтобы пациенту у нас было хорошо. Могу вас заверить: грубости, негатива в больнице практически не было.

—  Как Вы смотрите на объединение нескольких медицинских организаций в одну Многопрофильную областную больницу? Этот процесс поначалу у многих вызывал критику.

— Объединение такое в целом я считаю оправданным. Такие крупные клиники я видел в Америке еще тридцать лет назад. Там больница — это огромный комплекс на тысячу коек, в котором размещаются и экстренная медицина, и перинатальный центр, и профильные   отделения.   Безусловно, удобно, когда все находится под одной крышей. И в этом смысле мы пока немного отстаем, так как наши организации, объединенные в одну, расположены в разных зданиях, порой даже далековато друг от друга. Из общего пищеблока приходится везти еду, доставлять лекарства. Думаю, что если будет реализован проект по строительству новой Многопрофильной областной больницы, то и у нас система заработает очень хорошо, это будет еще удобнее и для врачей, и для пациентов.

Кроме того, думаю, можно было бы внедрить у нас более тесное сотрудничество между разными медицинскими службами. Опять же, в США, когда я дежурил вместе с врачами в приемном покое, наблюдал, как принимали пациентов после ДТП. И врачи рассказали, если человек поступает без сознания, они сразу же вызывают его семейного врача, чтобы узнать, есть ли хронические заболевания и так далее. Связь налажена круглосуточная. У нас, к сожалению, этого нет.

В последние годы в нашей системе здравоохранения произошло много изменений. Как Вы считаете, они пойдут на пользу врачам и пациентам?

—  Сегодняшняя реформа системы здравоохранения, конечно, не первая и не последняя. Система медицинского страхования, без сомнения, должна увеличить финансирование сферы и пойти на пользу развитию медицины. За последние десятилетия в Казахстане сделано немало. Представьте, в 1990 году я был в Соединенных Штатах Америки — возил туда девочку со сложным пороком сердца. У нас тогда операции на сердце не делали. Ребенок получил лечение, а я все думал: у нас работают прекрасные врачи, умнейшие люди, так почему же в нашей стране не развита кардиохирургия? Ответ был прост: не было оборудования, а у государства не было средств на его покупку. И что же мы видим сегодня? Кардиохирургические операции делают теперь во всех крупных городах страны, это направление развилось очень быстро. Когда в Кокшетау стали делать операции на сердце, я вздохнул с облегчением. Сколько людей мы спасли с тех пор! Это те пациенты, которых раньше мы теряли. У них просто не было альтернативы…

Развиваются у нас и другие направления высокотехнологичной медицины. Но не могу отрицать, и сложностей хватает. Считаю, что от многих полезных наработок старой системы отказываться было нельзя. Да, в столице и в больших городах сконцентрированы все лучшее оборудование, лучшие кадры. В нашей областной больнице работают прекрасные врачи — молодые, хваткие, они знают иностранные языки, знакомы с современными технологиями в медицине. Но сегодня, я думаю, то, что сделано в больших городах, необходимо внедрять и в сельской местности. Ведь доступность первичной медико-санитарной помощи в районах страдает: нет узких специалистов, в селах и вовсе работают только фельдшеры. Добраться до областной больницы жителям отдаленных сел непросто — только через постановку на портал, а это почти всегда ожидание…

Думаю, было бы прекрасно, если бы в каждой районной больнице был свой компьютерный томограф. Пациенты получили бы доступ к высокоточной диагностике при самых разных заболеваниях, а врачи — стимул для развития. Ведь доктора — люди интеллигентные, образованные, и их психологию, амбиции нужно учитывать. Не имея возможностей для роста…

—  Врачи «убегают» в столицу и большие города.

— Совершенно верно. Отсюда и другая проблема, актуальная для всей страны — дефицит медицинских кадров. Только в нашей области не хватает более 400 медицинских работников. Это много. Я был не согласен, когда закрывали педиатрические факультеты в медицинских вузах. Объяснял на самых разных уровнях: у ребенка совсем другой организм, не такой, как у взрослого. И лекарства нужны другие, и подход. Прошло время, и к педиатрическим факультетам вернулись, студенты обучаются. Но времени упущенного жаль. Сейчас, когда вся планета борется с пандемией новой коронавирусной инфекции, стало ясно, что и санитарно-эпидемиологическую службу нужно усиливать. Когда-то она была у нас поставлена очень хорошо, но в последние годы ей мало уделялось внимания…

—  Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев говорит о необходимости поднимать престиж профессии медицинских работников, повышать оплату труда, усиливать службу СЭС. Все это позволяет надеяться на решение проблем…

—  Да, действительно, правильный курс, взятый на государственном уровне, поможет решить многие вопросы. Здесь один из немаловажных вопросов касается финансирования системы здравоохранения. В СССР на эту сферу «по остаточному принципу» выделялись всего 2% от внутреннего валового продукта страны, в современном Казахстане этот процент больше, но до уровня развитых стран, где на здравоохранение направляются 10-15% ВВП, все же нам далеко. Думаю, что надо к этому стремиться. Когда финансирование этой сферы будет составлять 8-10%, многие проблемы будут решены.

Кроме того, считаю, что нужно обратить внимание и на организаторов здравоохранения,тех, кто работает в управлении этой сферой. Сейчас, к сожалению, таких специалистов никто не готовит, а ведь это тоже важно — учиться координировать работу. Когда я работал в областной администрации, наша главная функция была — заботиться о каждой больнице, каждом медицинском пункте региона. Мы направляли докторов из областной больницы в районы «на усиление», проводили международные конференции и обучение, открывали профилактории, физиотерапевтические кабинеты на местах. Контроль велся и за нашей работой: с проверкой мог приехать министр здравоохранения с целым отрядом практикующих врачей — профессоров, докторов наук. Они проверяли нашу работу, делились знаниями и опытом.

—  Не могу не спросить Вас о новой коронавирусной инфекции, распространившейся по всему миру. На Вашей памяти такие эпидемии были?

— Нет, такого, как сейчас, в моей жизни еще не было. Мы сталкивались с сезонными вирусами гриппа, давали рекомендации населению и, как правило, серьезных массовых последствий у таких вирусных инфекций не было. Сегодня от гриппа уже есть вакцины, а от этого вируса — нет, и, судя по всему, он очень опасен. В нашем городе я вижу, что многие люди относятся к этому легко, не берегутся. Даже продавцы в магазинах не всегда носят защитные маски, словно нет карантина. Это,конечно, недопустимо.

—  Сейчас много слухов распространяется, в том числе и о том, откуда взялся этот вирус…

—  Знаете, в природе все гармонично. Сбалансировано количество и соотношение животных, птиц, растений. Однажды в Канаде решили истребить волков, чтобы повысить численность оленей-карибу. Но через некоторое время обнаружилось, что в отсутствие волков среди оленей распространяются болезни, и популяция этих животных, наоборот, сокращается. Природа устроена очень мудро. А мы портим ее, не даем развиваться.

—  К природе надо относиться бережнее…

— Да, конечно.

Спасибо за интересную беседу.

С наступающим юбилеем Вас, от всего    коллектива    газеты «Акмолинская   правда»   желаем крепкого здоровья и активного долголетия! -Спасибо.

Беседовала Владислава КОКОРИНА.

By Владислава Юрьевна Кокорина

Главный редактор

Related Posts