У этих событий срока давности нет

Памятные даты
27 января 1944 года фашистская блокада Ленинграда была снята. Этот день, день полного освобождения города от врага, наряду с Великой Победой советских войск в ВОВ, для всех его жителей до сих пор, спустя более 70 лет, остаются главными датами и праздниками.

«900 дней и 900 ночей» — такая надпись выгравирована на памятной медали жительницы блокадного Ленинграда Надежды Коваль. Столько времени люди нечеловеческими усилиями держали оборону города, отрезанного от всей страны. За этот период, по разным данным, от голода и бомбежек, холода и леденящей душу изоляции погибло от 500 тысяч до миллиона мирных жителей. Сказать точно не могут и сегодня. Кого, где и как хоронили доподлинно неизвестно. Но многие очевидцы тех событий говорят, что многие трупы попросту сжигали в заводских печах, так как хоронить людей было некому. Обессилевшие, полуживые ленинградцы копать могилы для умерших, особенно в промерзшей земле, не могли.

Когда в сентябре 1941 года немецко-фашистские войска вплотную подошли к Ленинграду, Надежде Борисовне было пять лет. Не пережил первой зимы ее отец Борис Павлович Кабакчи. В возрасте 32-х лет он, как и другие жертвы блокадного города, умер от истощения.

— До последнего отец воевал с врагом в Ленинградской армии народного ополчения, которая была сформирована из огромного добровольческого движения уже в первые месяцы Великой Отечественной. Ушел туда по своему желанию и мой отец, хотя вся его жизнь никак не была связана с военным делом. Отец занимался наукой. Окончил институт по борьбе с вредителями в сельском и лесном хозяйстве. До начала войны успешно трудился во Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И.Ленина, за что на молодежной конференции молодых ученых в 1939 году был отмечен премией и грамотой.

Но в один из зимних дней 41-го он просто пришел домой, прилег и умер. Мы не знаем похоронен ли он, либо сожжен, как и многие другие погибшие блокадники. Последний раз я видела его в нашей ленинградской квартире уже мертвым, потом мама увела нас в бомбоубежище, — рассказывает его дочь Надежда Коваль, которая сегодня живет в г.Щучинске.

В эти края она вместе с матерью Александрой Федоровной Мельник, уроженкой с.Катарколь, и младшей сестрой Людмилой была эвакуирована в марте 1942 года.

-Героизм ленинградцев не измерить никакими возможными величинами. Это был настоящий подвиг. Под постоянными обстрелами люди шли и работали: врачи лечили, педагоги учили. Я помню, и мама ходила в свою сберкассу, хотя, как таковой, работы уже и не было, — по крупинкам выуживая из памяти редкие фрагменты своего детства, вспоминает блокадница. — Как-то, когда мы шли по мостовой, в нескольких шагах от нас снарядом разорвало лошадь. Те, кто был рядом, набросились на тушу и тут же стали есть сырое мясо животного. Воду люди брали из Невы, грелись в аномально холодные зимы тем, что жгли все подряд. Так было и у нас, мама спалила все вещи и мебель. А кормила нас суррогатным хлебом, которого получала по 125 грамм.

Вывозили оставшуюся семью Кабакчи вместе с другими из Ленинграда по замерзшему льду Ладоги на грузовых машинах ночью, укрыв брезентом.

— Немыслимым образом, но нам это удалось. Я помню, как на другом берегу озера мы с удивлением смотрели на живых кошек и собак. Потом нас посадили в железнодорожные вагоны. Эвакуационная комиссия г.Ленинграда выписала маме удостоверение блокадника. По этому документу на каждой железнодорожной станции, где останавливался состав, ей выдавали сухой паек: хлеб и сахар. Так ленинградцев поддерживали, кормили по дороге. Но многие умирали и в поездах, так случилось с матерью отца, с моей бабушкой. Измучившийся и истощенный голодом организм людей, набрасывавшихся на пищу, не справлялся с ее перевариванием.

Спустя долгий месяц жизни в эвакопоезде они прибыли на станцию Макинка. Обосновались у матери Александры Федоровны в Катарколе. После разгрома фашистов в 1945 году с фронта вернулся и дед Надежды Борисовны — Федор Григорьевич Мельник. Призванный в первые дни войны, он сражался с фашистами, дойдя до Берлина, и был награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

—  Оставшиеся, казалось, позади испытания еще долго нас преследовали, — продолжает свой рассказ Надежда Борисовна. — Мама после жизни в блокадном Ленинграде тяжело болела еще больше года. Из-за хронического недоедания, нехватки витаминов и отсутствия каких бы то ни было условий жизни детский туберкулез начал развиваться у нас, ее дочерей.

Любую угрозу продовольственного дефицита мама встречала с большим страхом: во времена Хрущева или в начале 90-х сколько могла она закупала продуктов на будущее. С особым трепетом и бережливостью относилась к хлебу и любой другой еде. Лишь бы не голодная смерть. Но при этом мало рассказывала о тех жутких событиях, а если и говорила, то с невероятно бледным лицом. Но, к большому счастью, все закончилось. Для нас, ленинградцев, переживших эту трагедию, для всего советского народа. Вместе с другими мы ликовали, когда город-герой был вырван из рук фашистов, и враг окончательно разбит в мае 45-го.

Айдана АДИЛЬБЕКОВА.

Бурабайский район.

Фото автора.

By админ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts