Что будет с ребенком?

Несколько месяцев тому назад в криминальной хронике появилось шокировавшее всех сообщение.

В нем шла речь о том, что родная мама «нанесла трехлетней дочери разогретой электрической плойкой множество термических ожогов в области лица, обеих кистей, правой ягодичной области, правого бедра и правой голени, тем самым причинила ей легкий вред здоровью».

Малышка играла нагретой плойкой, обожгла себе щеку. Т. (мамой называть ее как-то не хочется) «с целью наказать за это» этой плойкой ее и била. На суде Т. придерживалась несколько иной версии, настаивала на том, что таким образом хотела предостеречь свою дочь от дальнейших попыток играть с горячими предметами. «Воспитывала».

Как это могло случиться? В каком состоянии была Т.? Каково ее эмоциональное и психическое здоровье? И главное – что будет с девочкой дальше?

С этими вопросами мы обратились к методисту по защите прав детей Буландынского отдела образования Татьяне Максимовой.

В поле зрения органов опеки эта семья раннее не попадала. Но только лишь потому, что в этот район они переехали совсем недавно. Здесь на любой тревожный сигнал реагируют незамедлительно.

Старшая двенадцатилетняя дочь Т. уже шесть лет живет с отцом в одном из райцентров нашей области. Он поставил условие: «Либо отдашь дочь мне добровольно, либо лишу тебя родительских прав через суд». Основание, к глубокому сожалению, довольно банальное – молодая женщина с высшим образованием из очень приличной, уважаемой в районе семьи злоупотребляет спиртными напитками. Соответственно, не работает. Состоит на наркологическом учете. О том, как исполняет родительские обязанности, можно судить по произошедшему.

Сколько боролись с нею, а точнее, за нее родственники… Помогали материально, кодировали от алкоголизма. Но продержалась она недолго. Диагноз мы ставить не вправе, но то, что у алкоголиков эмоционально-волевая сфера нарушена – факт общеизвестный.

Как же кричала эта девочка от нестерпимой боли… Остановившись, Т. позвонила брату: «Я тут такое натворила…». В больницу племянницу отвез он. Сразу скажем, что к Т. малышка не вернулась. Из больницы ее забрала тетя, живущая в Нур-Султане. Видимо, у нее она и станется.

Специалисты отдела образования занялись этим делом тут же, как только получили информацию от полицейских. Убедились в том, что расследование проводится. До вынесения решения суда никаких действий в отношении матери органы опеки, защиты прав детей предпринимать не могли.

В Буландынском районном суде дело об административном правонарушении рассмотрели довольно быстро. Но «суд пришел к выводу, что в действиях матери усматриваются признаки уголовно наказуемого деяния. Полицейские неправомерно квалифицировали данную правовую ситуацию как административное правонарушение. Более того, имела место волокита со стороны районного отдела полиции при составлении протокола, чем нарушены права малолетнего ребенка.

В результате имеет место нарушение законности и формальное отношение полицейских к рассматриваемому случаю. Поэтому судом по вышеназванным обстоятельствам производство по делу прекращено, дело направлено прокурору для разрешения вопроса о привлечении «Т» к уголовной ответственности».

Как только Т. узнала, что против нее возбудили уголовное дело, устроилась на работу. Но в качестве контролера РЭС продержалась недолго. Уволили за появление на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения. Еще до суда.

Приговор Специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Акмолинской области людям, знакомым с обстоятельствами дела, показался излишне мягким: «Т.» ранее не судима, имеет на иждивении двух малолетних детей. С учетом признания вины и прежнего поведения, с учетом материального положения, суд первой инстанции назначил «Т» наказание в виде штрафа в размере 20 МРП».

Не оспаривая решение суда, на районном заседании комиссии по делам несовершеннолетних принято решение о сборе необходимых документов для ходатайства перед судом о лишении Т. родительских прав. А ей, видимо, придется некоторое время провести на принудительном лечении от алкоголизма.

С заявлением о необходимости лишить Т. родительских прав обратилась ее родная сестра. Она уже проходит обучение в Школе приемных родителей. После этого сможет начать процедуру оформления опекунства. Судя по тому, как легко Т. отказалась от возможности воспитывать старшую дочь, скорее всего, возражать она не будет.

Заживут у девочки следы от ожогов, вырастет она у заботливых родственников… Но как помочь тем, кто, подобно Т., готов перешагнуть грань, за которой теряется все человеческое? Даже материнский инстинкт. Если помочь нельзя, потому что сами они к этому не стремятся, то как уберечь от такой жестокости тех, кто сам защитить себя не в силах?

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts