Добрые дела в праздники и в будни

— У нас же Нурсаит есть. У него получится, — так фтизиатр Шортандинского района Алибай Есдаулетов отреагировал на просьбу руководителя ОФ «По профилактике и снижению заболеваемости туберкулезом Игілік» Айман Темирхановой рекомендовать человека, который стал бы аутрич-работником.

Скажем сразу, работа эта непростая. Не каждый справится. Более того, не каждый согласится. Но только не советник акима района, организатор волонтерской  ватсап-группы «Добрые дела» Нурсаит Машанло.

— Я в поселке живу с 2001 года. Людей знаю, меня знают. Почему бы фонду не помочь? Нужным делом заняты, — так он объясняет свое согласие.

И буквально на следующий день привез в поликлинику на флюорографическое обследование двух жителей поселка, находившихся в контакте с больными туберкулезом. Участковый полицейский их несколько месяцев разыскать не мог. «От полицейских скрываются. А от меня – куда им деться. Согым раздаю – их никогда не обделяю. У нас семейный бизнес небольшой. Когда им совсем невмоготу, приходят: «Дай «подкалымить». Ну я и говорю: «Заработать хотите? «Флюру» сначала пройдите, тогда работу дам».

На своей машине в поликлинику отвез, обратно привез. Ушло на каждого по нескольку часов: то удостоверение личности забудут, то в базе данных их найти не могли… Снимок сделали, когда рабочий день в больнице уже закончился. Все дружно выдохнули: здоровы, для окружающих не опасны.

Вопрос о том, как ему – предпринимателю, отцу четверых детей удается столько времени и сил отдавать волонтерской работе, реагирует с недоумением: «А как иначе? Меня воспитали так, что я всегда знал, что «прежде чем идти вперед, надо оглянуться назад». И по сторонам посмотреть. Если вокруг много нуждающихся, то и моя дорога ровной не будет».

А началось все с мешка картофеля. Выложил в одной из групп в ватсап: «Кто знает нуждающихся, кому нужна картошка? Могу отвезти». И тут же сообщения: «У меня капуста есть», «Вещи теплые», «Коляска детская»…

Группу «Добрые дела» все в том же мессенджере «WhatsApp» создал 6 октября 2018 года. Как раз перед началом пандемии коронавируса. Скольким людям помогли пережить это нелегкое для всех время, скольким помогают сегодня… сосчитать сложно. Сейчас в группе на меньше 200 человек.

— Иногда меня в шутку называют Робин Гудом, — улыбается Нурсаит Султанович. -Я всегда уточняю, что не отнимаю у богатых, а прошу. И не только у богатых, у всех, кто хочет и может помочь тем, кому сегодня хуже.

Рассказывает о том, что есть матери-одиночки, которые хоть 1000 тенге, но перечислят, потому что не понаслышке знают, как иногда бывает трудно, о мужчине из Кокшетау, имени которого не знает, но от которого каждый месяц 10-15 тысяч тенге на счет приходят. Вместо подписи – два слова «Ради Аллаха».

У руководителя группы «Добрые дела» отчетность, прозрачность – стопроцентные. Фотографии, чеки за купленные товары, денежные поступления… Проверить может каждый. Что не подсчитывается и не учитывается, так это его время, деньги на ремонт машины, бензин… Позвонили Нурсаиту Султановичу  из акимата перед Новым годом: «Один меценат КамАЗ мандаринов подарил. Ты же знаешь, кому нужно, развези». И развозил на своей машине два предпраздничных дня. Отнюдь не жалуется, но признается: «Сложно было, конечно, бензина сжег…».  Но новогодний запах мандаринов витал и в самых скромных домах.

Сгорел дом. Государственная помощь – невелика. «Пошел, сфотографировал все, сразу смету составил. Одно окно – 120 000, 10 мешков цемента…». Деньги погорельцам не отдает, сам закупает, привозит. Транспортные расходы, естественно, в смету не входят.

Обратилась одинокая мама с шестью детьми: «У нас осталось всего ведро угля». Дом в поселке ей недавно купил благотворительный фонд. Не работает, живет на государственные пособия. Нурсаит Султанович поехал, посмотрел. Женщина  позвонила утром. Вечером  уголь был во дворе ее дома.

Убедиться самому, что обратившийся за помощью человек действительно нуждается, часто необходимо: «Пришла одна дама: «Помогите». Я на своей «рабочей лошадке» ВАЗ 2124 подъехал. А у нее во дворе автомобиль «Lexus» стоит. Руки-ноги есть, почему не работаешь?» – Нурсаит Машанло задать такой вопрос имеет полное моральное право.

Сам он работает с буквально с малых лет. Вырос в Жамбылской области в селе, которое  в народе называют «Дунгановкой». Казахским владеет так же, как родным дунганским, и лучше, чем русским.

В 2001 году, когда с отцом переехали в Шортанды, ему было 19 лет. Арендовали в Раевке землю и занялись привычным делом – овощеводством: «Мы же по природе своей земледельцы». Получил высшее юридическое образование, стажировался в суде, потом в системе внутренних дел. Но… «Понял, что это не мое. Я – человек  верующий, религиозный. Сам должен собой и своим временем распоряжаться».

Супруга Нурсаита Машанло Кристина Сергеевна – медсестра по специальности. Ислам приняла еще до замужества: «Понимала, кого полюбила и за кого замуж иду». Собираются строить дом, в котором будет просторно их детям. А потом и внукам.

Знаем, что и много-много лет спустя в дверь дома Машанло сможет постучать любой нуждающийся в помощи человек. И ему откроют.

Шортандинский район.

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts