Тарифообразование: как и почему

Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев на совещании по вопросам развития электроэнергетики отметил, что развитие страны напрямую зависит от стабильности энергетической отрасли. Между тем, в последнее время в средствах массовой информации и социальных сетях активно обсуждаются вопросы очередного повышения тарифа на электроэнергию с 1 сентября 2021 года. О том, почему растут тарифы, и о дальнейшем развитии электроэнергетики в нашем регионе мы побеседовали с генеральным директором энергопередающей организации ТОО «Кокшетау Энерго» Досымханом Аралбаевым.

— Досымхан Алишевич, вопрос повышения тарифов на электроэнергию всегда актуален. Расскажите, насколько подорожала электроэнергия для конечного потребителя с 1 июня 2021 года и стоит ли ожидать очередного повышения в сентябре текущего года?

— Для начала хотелось бы отметить, что тариф на электроэнергию с 1 апреля 2021 года на энергопроизводящих станциях, по информации Минэнерго РК, был повышен в среднем на 15%, соответственно, вслед за этими повышениями возросла стоимость услуг и у Национального оператора электрических сетей АО «KEGOC», и у региональных сетевых компаний (ТОО «Кокшетау Энерго»), и у сбытовых (ТОО «Кокшетау Энерго Центр»).

В целом, как вы видите по прилагаемой схеме, тариф складывается из 4 частей: покупка – 42%, транзит – 47%, рынок мощности, балансирование, готовность к торгам – 8% и сбытовая надбавка 3%. Эту схему мы разработали для наших потребителей, чтобы наглядно и доступно продемонстрировать структуру тарифообразования на электроэнергию у нас в области.

Что касается подорожания электроэнергии с 1 июня 2021 года, то для физических лиц ее стоимость возросла почти на 10%, для юридических – на 20%, а для бюджетных организаций – на 45%.

— Почему такая большая разница?

— Сейчас объясню. Во-первых, заявленные Министерством энергетики 15% – это усредненный показатель повышения по всем 37 энергопроизводящим станциям республики. То есть где-то больше, где-то меньше. Мы же основной объем электроэнергии закупаем на электростанциях, которые входят в крупнейший государственный многопрофильный энергетический холдинг Казахстана АО «Самрук-Энерго»: это «Экибастузская ГРЭС-1» – 56% объема, «Экибастузская ГРЭС-1» – 38% и Мойнакская ГЭС – 6%. На этих станциях стоимость электроэнергии c 1 июня возросла на 25%, а с 1 июля еще в среднем на 4%.

Во-вторых, мы являемся социально-ориентированной организацией и такими же потребителями, как и все остальные, как и наши потребители. Поэтому очередное повышение тарифа на нашей компании, мягко говоря, отражается неблагоприятным образом. К примеру, для того, чтобы обеспечить потребителей качественной электроэнергией и не остаться в убытке, нам приходится защищать каждый тиын тарифа в департаменте Комитета по регулированию естественных монополий по Акмолинской области.

Говорить здесь о каком-то совокупном сверхдоходе компании – некорректно. За 2020 год этот доход составил 7 млрд 708 млн тенге, при этом расходы составили 7 млрд 664 млн.

Это расходы на покупку электроэнергии (для возмещения потерь и хознужд) – 3224 млрд, заработная плата – 2049 млрд, материальные затраты и ремонты – 715 млн, инвестпрограмма – 1, 24 млрд, налоги – 354 млн, прочие затраты 78 млн. Прибыль – 44 млн тенге без учета оплаты КПН, которые были направлены на улучшение материально-технической базы и приобретение спецтехники.

Как видите, мы работаем абсолютно прозрачно, нам скрывать нечего.
Что касается повышения тарифа в сентябре 2021 года. В настоящее время нами подана заявка на его увеличение с 1 октября 2021 года на 6,5%. Данное решение также связано с увеличением цен электростанций с 1 июля 2021 года и увеличением тарифа АО «KEGOC» за передачу электроэнергии, диспетчеризацию и балансирование рынка мощности c 1 октября текущего года.

— Почему в Кокшетау один из самых высоких тарифов по стране?

— В связи с тем, что в г. Кокшетау нет своей ТЭЦ, нам приходится закупать электроэнергию в других областях и, соответственно, оплачивать доставку энергии в регион. Мы платим за транзит АО «КЕGOC», тариф составляет 3,25 тенге, а без доставки, при наличии своей ТЭЦ, для потребителей он был бы на 3,25 тенге ниже.

— Досымхан Алишевич, почему у нас такая высокая стоимость электроэнергии для юридических лиц, с чем это связано? Ведь развитие малого и среднего бизнеса – основа благополучия всей страны…

— Я полностью с Вами согласен и придерживаюсь точно такого же принципа. Бизнес должен дышать, мы не должны создавать для него барьеры и сложности. Но существует такая особенность государственного регулирования тарифов: субсидирование потребителей за счет других потребителей. Это значит, что населению устанавливается тариф ниже экономически обоснованного уровня, то есть ниже себестоимости. А для прочих промышленных потребителей, наоборот, выше. Если вещи называть своими именами, за население платят все остальные.

Обратите внимание еще раз на схему, здесь мы наглядно видим, что тариф для физических лиц значительно ниже среднеотпускного. По сути, мы продаем электроэнергию населению дешевле ее закупочной стоимости, тем самым создаем нагрузку на юридических лиц.

Между тем мы сами выступаем за то, чтобы уровнять тарифы между физическими и юридическими лицами, так было бы более справедливо.
Усугубляет положение еще и то, что Кокшетау – город электрических водонагревателей, так называемых «аристонов», которые бьют как по карманам жителей, так и по финансам юридических потребителей, участвующих «в спонсировании» населения своим высоким тарифом за кВт/ч.

Если все остальные областные центры имеют централизованное горячее водоснабжение, а многие города и вовсе обеспечены централизованным газоснабжением (природным, жидким), которые еще исключают использование электроплиток, то мы в этом вопросе отстали далеко-далеко. Если житель другого областного центра потребляет за месяц в пределах 150 кВт/ч, то у нас эта величина в пределах 300-350 кВт/ч, т.е. вдвое больше.

Соответственно, если юридические лица в других областях участвуют в погашении примерно 50 кВт/ч для населения, то у нас – около 150 кВт/ч в месяц. Это вопрос государственного уровня, к сожалению, областные власти повлиять на него на сегодняшний день не могут. Как и все жители областного центра, мы надеемся на скорое строительство собственной ТЭЦ в Кокшетау, запуск которой должен привести к снижению тарифа.

Еще одна проблема заключается в том, что у нас появились некоторые промышленные потребители, которые напрямую присоединены к Национальным сетям АО «KEGOC» и тем самым не участвуют в общей системе тарифообразования. Это 1 группа потребителей, будем так говорить. В среднем такие потребители платят по 15 тг. за 1 кВ/ч.

Следующая группа – это те потребители, которые уже присоединены к сетям ТОО «Кокшетау Энерго», но пользуются услугами энергоснабжающих организаций, имеющих свободный тариф, чистый доход и обслуживающих только крупных промышленных потребителей. Это небольшие энергоснабжающие организации (далее – ЭСО), ценообразование для которых не регулируется государством. Они переманивают потребителей из других, гарантирующих ЭСО, которым вменена в обязанность покупка-продажа электроэнергии населению.

У гарантирующих ЭСО, как правило, тариф для юридических лиц выше, так как они обслуживают еще и физических лиц. Таким ЭСО, которые регулируются государством, приходится сдерживать тариф для населения и повышать его для юридических лиц. В результате юридические лица переходят в другие энергоснабжающие организации, а в ЭСО с госрегулированием возникают убытки.

Согласно действующему законодательству, данные убытки должны включаться в тариф для компенсации убытков ЭСО, которые, в свою очередь, становятся причиной повышения тарифов для потребителей (и для населения, и для юридических лиц).

Ценовое неравенство тарифов на услуги электроснабжения между потребителями и ЭСО создает некорректные ценовые сигналы. Вынуждает крупных потребителей искать альтернативные варианты, переходить на подключение с наших распределительных сетей к магистральным (АО «KEGOC»), чтобы снизить свои затраты и избавиться от социальной нагрузки. В результате этих действий изменяется экономический баланс в электросетевом комплексе. Это отрицательно сказывается на развитии малого и среднего бизнеса, поскольку бремя дополнительных затрат на содержание региональной сетевой инфраструктуры ложится на оставшихся потребителей.

Мы считаем, что на данной площадке рынка должна быть справедливая и здоровая конкуренция.

— Досымхан Алишевич, в своем выступлении по вопросам развития электроэнергетики Президент Касым-Жомарт Токаев отметил, что износ генерирующих станций составляет более 50%. Аналогичная проблема существует и в электрических сетях нашего региона. Но ведь тарифы на электроэнергию неоднократно повышались, а ситуация в отрасли не улучшается. Можете пояснить, как сегодня обстоят дела в области и в городе Кокшетау в плане развития электрических сетей?

— Очень хороший вопрос, такая проблема существует. На сегодня процент износа составляет около 80%. И эта цифра из года в год увеличивается. Наша компания обслуживает порядка 16 тыс. км линий электропередач и около 3 тыс. подстанций.

Ежегодно мы своими силами ремонтируем и модернизируем электросети и оборудование, но этого крайне мало. Нужны серьезные финансовые вложения, инвестиции.

Утвержденная антимонопольным департаментом инвестиционная программа по модернизации сетей на 2021-2025 гг. позволяет модернизировать за пять лет сети лишь на 2% от всей энерговооруженности компании…

Что касается г. Кокшетау, то здесь проблем еще больше. Основная – это отсутствие у акимата города и управления энергетики области плана развития электрических сетей областного центра. А ведь Кокшетау активно застраивается много-этажными домами. Такое положение дел представляет серьезную угрозу дальнейшему развитию и эксплуатации электроустановок и сетей. Представьте: на участке с 10 частными домами появляется многоэтажный дом на 100 квартир. В каждой из них – водонагреватели, электрические плиты, чайники, кондиционеры, телевизоры и даже теплые полы. Построенные в далеких 50-60 годах электросети и ТП могут и не выдержать заданной нагрузки.

Такая ситуация не только у нас в Кокшетау, эта проблема имеет масштабный характер по всей стране. И, к сожалению, в ближайшее время улучшения ситуации не предвидится. А ТОО «Кокшетау Энерго» самостоятельно решить все эти вопросы не в силах. Мы убеждены: нужны радикальные шаги, необходимо принципиально менять подход к тарифообразованию и развитию отрасли в целом.

— Какие Вы видите пути для улучшения ситуации?

— Здесь несколько пунктов. Во-первых, необходимо ввести единый тариф по республике для населения и для юридических лиц. Во-вторых, решить вопрос с субсидированием со стороны государства, так как электрические сети – это тоже инфраструктура, необходимая для благосостояния каждого казахстанца, по-другому модернизировать энергетику невозможно. В-третьих, считаю, что нужно исключить из системы тарифообразования все энергоснабжающие организации, которые превратились в «карманные» организации отдельных групп для хороших выгод. И в-четвертых, необходимо разработать перспективные планы развития электрических сетей районов и городов с возможностью их реализации.

— По информации Минэнерго РК, к 2025 году доля ВИЭ в Казахстане достигнет 6%, к 2030 году – 10%, а к 2050 году на возобновляемые и альтернативные источники энергии должно приходиться не менее половины всего энергопотребления. Как Вы считаете, помогут ли эти меры «вылечить» отрасль электроэнергетики в целом?

— В настоящее время объекты ВИЭ имеют высокие тарифы. Стоимость 1 кВт электроэнергии, выработанной ВИЭ, составляет от 25 до 50 тенге. У традиционных источников (угольных, газомазутных) себестоимость электроэнергии – в пределах 15 тенге. На мой взгляд, развитие возобновляемых источников энергии – это больше не энергетический, а экологический вопрос. Благодаря работе ветровых, солнечных электростанций уменьшается количество выбросов в атмосферу, есть и другие плюсы. ВИЭ, на мой взгляд, должны развиваться в рамках государственных программ.

— Спасибо за беседу!

Беседовал Андрей ПЕТРОВ.

By админ

Related Posts