Строить нельзя откладывать

Жители протестуют…. Об этом мы читаем, слышим все чаще и чаще. Имеют право, чаще всего добиваются удовлетворения своих требований.

Иногда это делается в рамках существующего правого поля, восстанавливаются нарушенные права. Как, собственно, и должно быть в слышащем, демократическом государстве. И это замечательно.
Но иногда… Складывается впечатление, что принцип «слышащего государства» протестующие понимают весьма односторонне: иную точку зрения, аргументы другой стороны слышать отнюдь не желают…

Помогите понять…

«Жители сел Булак, Жолдыбай и Симферополь (Зерендинский район) категорично заявляют: работать никому не дадут. Они не желают, чтобы в их живописных краях вдруг начали рыть карьер и что-то добывали. Люди боятся, что навсегда потеряют эти красивейшие места с возвышенностями и озером. Курганы и степи вокруг села для них святы как места обитания предков».

Аргументы имеющего разрешительные документы предпринимателя – на большей части этой земли он будет разводить скот, в случае разработки карьера будет создано 50 рабочих мест – начисто отвергаются.
«Жители поселка Сарыоба категорически против строительства ветряной станции близ их села. Они узнали из интернета, что объект серьезно навредит их здоровью».

«Жители села Бестобе в Акмолинской области протестуют против возобновления работ на золотоносном карьере. Его разработка прекратилась почти 10 лет назад». Предприятие ТОО «Казахалтын Technology» планировало строительство нового хвостохранилища. Как заявляют в компании, действующие хранилища будут заполнены уже в ближайшем будущем. Если не построить нового, то работу предприятия придется остановить. Таким образом более 1 600 человек могут остаться без работы».

И это только недавние примеры из новостных лент, и только по нашей области. Хорошо осознаю, что «вызываю огонь на себя», попаду под шквал критики, но тем не менее прошу: помогите понять, почему жители благополучной и комфортной Германии (равно как и других европейских стран) не боятся, что вблизи «ветряка» «вся трава вымрет, скот погибнет, а люди, живущие рядом, заболеют»? Не знаю, сколько ВЭУ там приходится на один квадратный километр, но визуально – много, очень много, причем располагаются они чаще всего на засаженных румяными бюргерами полях.

Почему, живя в окружении создаваемых нами стихийных свалок (в том числе и в красивейших местах обитания предков), мы протестуем против строительства мусороперерабатывающих заводов, даже на приличном расстоянии от близлежащего населенного пункта?

Почему, жалуясь на отсутствие работы, не позволяем создавать предприятия со стабильной и гарантированной заработной платой?

«У себя стройте, у нас не надо», — часто употребляемый ратующими за экологическую безопасность своего региона тезис. Простите, «у себя» – это где?

К каким независимым и квалифицированным экспертам в сфере экологии и природопользования обращаются протестующие, говоря об огромном экологическом уроне?

Почему страна должна платить огромные деньги, вывозя опасные отходы на утилизацию все в те же европейские страны, вместо того, чтобы построить свой завод по таким же технологиям и с таким же уровнем экологической безопасности?

Кому оставим мусор…

Ну а теперь – о весьма резонансном случае с протестами против строительства завода в Степногорске. Вернее, «промышленного комплекса по переработке холодильного/климатического оборудования и термического удаления отходов ОРВ/СОЗ». Таково его полное название.

Об этом мы беседуем с членом Экологического совета партии «Nur Otan», членом Регионального совета палаты предпринимателей, председателем ОФ «Kazakhstan Innovations» Мариям Абишевой.

Мариям Сериковна выезжала в Степногорск, была модератором общественных слушаний, прошедших уже после первых протестов. Запротоколировано, что бОльшая часть степногорцев, принявших участие в них, высказалась против строительства завода. Аргументы сторонников его строительства либо действительно не услышали, не поняли, либо не захотели услышать.

Строительство и деятельность завода должны проходить в рамках международного проекта, реализуемого на Украине, в Беларуси, Казахстане и Армении. По его условиям, странам-участницам оказывается техническое содействие в выполнении международных обязательств.

Пожалуйста, внимательно прочтите следующую информацию: «Донор Проекта – Глобальный экологический фонд (ГЭФ). Исполнительное Агентство ГЭФ – Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО). Исполнительный партнер в Казахстане – Министерство экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан».

Думается, что уровень контроля за соблюдением всех технологических требований очевиден. Марьям Абишева рассказала: «Как известно, международные фонды за каждый доллар спрашивают сполна, а в данном случае – на закуп оборудования (такого же, на котором в Западной Европе наши отходы перерабатывают и хорошие деньги от этого имеют) выделено безвозмездно и безвозвратно 7 млн долларов».

Кроме этого, на заводе планировалось утилизировать не только опасные отходы, но и перерабатывать ТБО, строительный мусор, свалками которого окружен сегодня каждый населенный пункт. Еще – 110 рабочих мест со среднемесячной заработной платой от 150 тыс. тенге. Налоги в бюджет…

По словам Мариям Сериковны, конкурс за право строить этот промышленный комплекс проводился по всему Казахстану. Участников — множество. Победителем стало ТОО «ЭкоЛюкс-Ас» именно потому, что отвечает всем международным требованиям, вплоть до наличия «собственной аккредитованной лаборатории, оснащенной современными приборами для ведения непрерывного экологического мониторинга комплекса».

— Отказ от строительства этого завода нанесет ущерб репутации Казахстана. Мы же подписали множество соглашений по охране окружающей среды, утилизации мусора, — говорит Мариям Сериковна. — И вообще, мы что весь накапливаемый со времени СССР мусор потомкам оставим? Так и будем жить в окружении растущих мусорных свалок и полигонов?

Так что опаснее?

Пытаюсь рассуждать на уровне здравого смысла. Гниющие на полигоне (а часто и просто в степи) вышедшие из строя холодильники, кондиционеры, радиаторы, батарейки, тара из-под гербицидов… опасны? Несомненно. Нередко слышим о самовозгорании полигонов, их заливают тоннами воды. Даже неспециалисту ясно, сколько вредных веществ просачивается в почву, подземные воды…

Так что опаснее: выброшенные на свалку предметы, содержащие вредные вещества, или они же, доставленные на специализированный завод в герметичной упаковке и утилизированные по признанным в мире технологиям?

Возможно ли вместо «Не допустим…» гражданскую энергию направить в несколько иное русло: «Разъясните, докажите минимальный вред». Очевидно же, что в той или иной степени и печь в частном доме, и котельная школьная воздух чище не делают. Но мы же не собираемся от отопления и электричества отказываться. Равно как и от других благ цивилизации.

Далее. «Стройте, а мы будем контролировать… Обеспечьте нам доступ ко всем приборам…». Возможно, именно таков более конструктивный путь?

Признаюсь, было желание обратиться к противникам строительства перерабатывающих, утилизационных заводов. Но все-таки для начала решила представить точку зрения людей, доказывающих их необходимость. Для обсуждения мы всегда открыты.

А теперь обращаюсь к сторонникам иной точки зрения, людям протестующим: изложите свои аргументы на сайте нашей газеты. Большая просьба: ФИО, контактные данные, место жительства указывать, конечно, не стоит. Но, пожалуйста, укажите свой возраст и род занятий. Интерес сугубо журналистский – ну очень хочется написать материал с условным названием «Социальный портрет протестующего».

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts