Чем полигон от свалки отличается

— Сегодня обсуждаем вопрос проблемный. Строительство полигонов ТБО – проект долгосрочный и очень затратный. Поэтому особенно важны системность и слаженность работы исполнительной и представительной власти, — говорил председатель постоянной комиссии по вопросам законности, правопорядка, депутатской этики и экологии Акмолинского областного маслихата Талгат Жунусов на очередном заседании.

Вопрос строительства полигонов для утилизации и переработки ТБО в населенных пунктах области, поэтапного выделения финансовых средств районам на их узаконивание никого не оставил равнодушным. Остроте и конструктивности обсуждения в немалой степени способствовало и участие приглашенных представителей общественности, ученых.

Сразу приведем и слова подводившего итоги заседания секретаря областного маслихата Марата Балпана: «Разговор состоялся плодотворный. Все предложения мы учтем при принятии решений».

Так сколько их?

Увы, ставшее нарицательным «Нет ответа…», видимо, уместно, в отношении вопроса о том, сколько же в нашей области свалок и полигонов. Судите сами.
— На территории Акмолинской области – 130 полигонов ТБО, имеющих земельные акты. Из них разрешительные документы – всего у 23. Доля бытовых отходов, хранящихся в соответствии с правилами, – 17,6%, — такие данные привел в начале своего выступления руководитель отдела государственного экологического контроля областного департамента экологии Магзум Кукумбаев.

Но далее он говорил о том, что «стихийных свалок порядка 6000. У каждого населенного пункта». Приведенные им результаты космического мониторинга «впечатляют»: в прошлом году на карте нашей области зафиксировано 1593 несанкционированных места размещения отходов. И это (обратите внимание!) только в радиусе 50 км от городов Нур-Султана, Кокшетау, Степногорска.

Из доклада Магзума Кукумбаева: «В целом на территории области весной этого года было ликвидировано 920 свалок». Данные по Зерендинскому району: «В этом году проведены работы по лик-видации стихийных свалок. Из 664 ликвидирова- ны 628». Не думается, что в именно Зерендинском районе наибольшее количество свалок.
Так что приведенные цифры «не бьются». Когда уже после заседания мы попросили объяснить эти явные расхождения, то ответ получили предельно откровенный: «Сколько свалок точно, никто не знает. Они возникают постоянно. Некоторые из них ликвидируют, тут же возникают новые. Чаще всего, на том же самом месте или неподалеку. А весною свалки вообще, как подснежники, обнажаются». Если учесть, что, по его словам, «по сути, полигон ТБО, не имеющий разрешительных документов, – это тоже свалка», то, действительно, вопрос: «Так сколько их?» – риторический.

Да, собственно, мы и сами это видим. А подчас даже участвуем в их создании.

В нашу газету обратился предприниматель из г. Атбасара. Вывоз строительного мусора на полигон ему обошелся в 53 000 тенге. 23 000 из них – право въезда на территорию полигона. 30 000 – услуги погрузчика, самосвал с отходами застрял в грязи по дороге на полигон, пришлось перегружать: «Ну кто согласится на такие расходы? Так и будут по ночам вокруг города сгружать».

Еще. Мои знакомые – люди порядочные, ответственные – заплатили водителю грузового авто-мобиля за вывоз мусора с их дачного участка. И 2000 тенге добавили за въезд на полигон ТБО в поселке Красный Яр. Через некоторое время увидели свой старый диван неподалеку от полигона. Не довез.

Таких примеров множество у каждого из нас. Не будем забывать и о том, что «синдром разбитых окон» никто не отменял. Кто-то выбросил, не наказан, значит, можно и мне. Но и второй закон, гласящий, что в комфортной среде люди ведут себя цивилизованнее, тоже действует. А вот удобных, обус-троенных, отвечающих всем санитарным требованиям полигонов у нас не просто не хватает. В ряде регионов области их нет вообще.

Так куда же горожанам мусор вывезти?

31 декабря 2020 года истек срок разрешения на эмиссию в окружающую среду полигона ТБО, расположенного в поселке Красный Яр.

Решением транспортной прокуратуры закрыт полигон на территории Зерендинского района. Причина: расположен на расстоянии 12,4 км от аэропорта вместо положенных 15. «Проект начали разрабатывать в 2012 году. Тогда согласования с Комитетом гражданской авиации не требовалось», — отвечал на вопрос о том, почему это не предусмотрели изначально, заместитель руководителя управления природных ресурсов и природопользования Болат Токишев.

На территории Акмолинской области – 130 полигонов ТБО, имеющих земельные акты. Из них разрешительные документы – всего у 23.

В 2014 году решением специализированного экономического суда закрыт полигон в Бурабайском районе. Причина – на месте его расположения обнаружены источники питьевой воды. Выдано предписание на его рекультивацию. Семь лет это решение не исполняется. Другого полигона в районе на сегодняшний день просто нет.

Болат Дюсенович информировал о том, что в 2020 году разработано семь проектов полигонов ТБО в шести регионах области. Один из них – проект строительства полигона с мусоросортировочным пунктом в Конысбайском сельском округе Зерендинского района.

Три из семи проектов находятся на государственной экспертизе. По двум – ведется работа по оформ-лению земельных участков. А в очень проблем- ном в этом отношении Целиноградском районе (да, собственно, как и во всей пристоличной зоне) определить приемлемые для полигона участки очень сложно. Нужно согласование с акиматом г. Нур-Султана. Предлагаемые варианты столичные власти не устроили. Ведутся работы по выбору новых земельных участков.

Что касается нынешней ситуации в областном центре, департамент экологии предлагает отсортировать и направить на переработку часть накопленных отходов на полигоне в с. Красный Яр. На освободившейся территории разработать проект нормативной эмиссии и возобновить прием отходов еще на два года.

Пусть небольшой, но есть прогресс в деле переработки отходов. В 2019 году объем скопления ТБО составил 245 тыс. тонн, из них отправлено на переработку (за пределы территории нашей области) 7,3 тыс. тонн, или 3% от общего объема. В 2020 году из 243 тыс. тонн накопленных отходов отправлено на переработку 37,6 тыс. тонн, или 15,4%. И, видимо, кардинальное решение проблемы стоит искать именно в этом направлении.

Общественники и ученые считают…

Представителей общественности интересовал вопрос, почему нет типовых проектов полигонов ТБО? Каждый из них обходится недешево, а так ли наши населенные пункты с примерно одинаковым количеством населения отличаются друг от друга?

— Двух одинаковых полигонов быть не может, — примерно так можно обобщить ответы специалистов. Для каждого полигона необходимы: заключения о санитарно-эпидемиологических испытаниях, отчет об инженерно-геологических изысканиях, заключение РГУ «Есильская бассейновая инспекция по регулированию использования и охране водных ресурсов», заключение центра по охране и использованию историко-культурного наследия Акмолин-ской области, заключение ветеринарии, заключение об отсутствии малозначительности полезных ископаемых в недрах под участком предстоящей застройки… Так что действительно, уже поэтому строительство полигонов – дело затратное и непростое.

А можно без полигонов? Обходятся же как-то в Европе…

— Есть ли государственная программа по развитию системы сортировки и утилизации мусора? Почему мы не применяем опыт развитых стран? Почему не создаем инфраструктуру «от семьи – до мусороперерабатывающего завода»? — говорил член комиссии, депутат областного маслихата от партии «Ақ жол» Борис Мельников.

Чтобы не было необходимости в полигонах, для этого не только заводы нужны, но и налаженная система раздельного сбора мусора. «Удельный вес мусора, пригодного для переработки, составляет не менее 70%», — отмечала депутат Кокшетауского городского маслихата, член областного общественного совета Мариям Абишева.

Руководитель ОО «Экологический центр «Эко-Кокше» профессор Абильжан Хусаинов отмечал необходимость разработки стратегии управления ТБО в рамках Концепции перехода к «зеленой» экономике: «Надо работать на конечную цель. Чтобы полигонов не было вообще. Это вполне реально».

Начинать надо с контейнеров. Нынешние, как мы видим, устарели во всех отношениях. Научимся бытовой мусор сортировать, до нужных объемов вырастут подлежащие переработке ТБО, тогда и инвесторов можно искать с максимально безопасными для людей экологичными проектами строительства мусороперерабатывающих заводов.
Существующий ныне тариф на вывоз ТБО представители общественности считают неоправданно низким, что решению проблемы отнюдь не способствует.

Принявший участие в обсуждении представитель природоохранной прокуратуры Куаныш Тогаев разъяснил возможности, создаваемые новым Экологическим кодексом РК. Он вступает в силу с первого июля этого года. Согласно его нормам, все средства, поступающие в областной бюджет в качестве платы за эмиссию в окружающую среду, можно использовать только на природоохранные мероприятия.

Прошедшее заседание постоянной комиссии, тональность и конструктивность хода обсуждения острейшей проблемы дают основания для позитивных ожиданий.

Ирина БАУДИНОВА.

By админ

Related Posts