Простая казахстанская история

ЛЮДИ И СУДЬБЫ

Слово «Родина» для жительницы села Жаксы Елены Ивановны Смагуловой значит больше, чем «территория, обозначенная на карте». Это, прежде всего, многочисленная родня, проживающая в мире и согласии на пространстве вне условных границ и обозначенных расстояний…

Родилась Елена Ивановна на донбасской земле. Украинскую речь не помнит, на русском и немецком тоже не говорит. В совершенстве знает только казахский. Немка по национальности считает своей родиной Казахстан. Поэтому Елена Смагулова вежливо отказалась от предложения сына Болата и невестки Анны сменить гостевую визу на постоянную прописку в Германии. Порадовавшись благополучию детей и внуков, поблагодарив за радушный прием, Елена Ивановна вернулась из гостей именно туда, где после войны строили с мужем Акмашем свой собственный дом, мечтая о счастливой жизни большой и дружной семьи.

Елена Ивановна не любит вспоминать военное время. А к тому, что все-таки отпечаталось в памяти с шестилетнего возраста, возвращается очень неохотно: мало там было счастливых мгновений, а горестных, полных страданий — через край, их просто хочется вычеркнуть, забыть.

Счастливое детство на Донбассе закончилось настолько рано, что его, кажется, вовсе не бывало. А лето 1941-го запомнилось военной формой, в которую почему-то были одеты не только дяди, но и тети. Страшное восклицание «Война!» должно было объяснить шестилетней девочке (но не объясняло), почему она с мамой и сестрами должна была срочно покидать свой дом и ехать на вокзал в сопровождении суровых и неразговорчивых штатских служащих. Куда-то подевался папа, а в их вагоне, который тащил железнодорожный локомотив далеко за Урал, было очень холодно и всегда хотелось кушать.

Как потом выяснилось, семью выслали в Казахстан перед самым наступлением фашистских войск и оккупацией Донбасса. Уже в октябре каратели начали расстрелы мирного населения.

Историки до сих пор не могут установить точное число жертв. Только по городу Сталино (Донецк) в расстрельных списках значатся от 75 000 до 125 000 человек. Принудительное переселение спасло обездоленным жизни, но не гарантировало им в дальнейшем благополучие.

— Мама умирала на моих глазах. Наверное, на ее здоровье сказалось постоянное недоедание. Все, что удавалось заработать, она отдавала нам, детям. А судьбу папы мы так и не узнали. Много лет спустя пришла справка из архива, что он пропал без вести, — с усилием возвращает себя в пережитое прошлое Елена Ивановна. И продолжает: «Нас определили в Кийминский детский дом. Сирот брало на воспитание местное население. Мне было непросто привыкать к новым условиям — совсем не знала казахского языка. Попросят что-нибудь принести, а я не понимаю. Выскочу на крыльцо и через время возвращаюсь, пожимая плечами, не нашла, мол, не знаю, где искать».

Родным домом стала семья Майкутовых. Здесь сирота нашла кров, уют, заботу, полное взаимопонимание со старшими и младшими членами семьи. Очаг, согревший обездоленную девочку, открыл для нее новую страницу жизни. Со временем казахский язык стал для Елены близким, а национальные традиции — понятными по смыслу, природе их происхождения. Война закончилась, постепенно налаживалась мирная жизнь села. Елена, повзрослев, пошла работать. Энергично бралась за все, что ей поручали.

— К Майкутовым часто приезжал в гости Акмаш Смагулов, — рассказывает семейную историю старшая дочь Елены Ивановны Роза Акмашевна. — Молодые люди подружились и полюбили друг друга. С благословения старших они поженились. Построили свой дом и счастливо зажили в нем. Мама приняла мусульманство и второе имя — Салия.

Вообще в семье Смагуловых никогда не возникало споров по поводу национальной принадлежности или вероисповедания. Был бы человек хороший, доброго воспитания! Брат Булат, например, женился на немке, и его семья сейчас проживает в Германии. Невестка Анна подтвердила казахстанский диплом о медобразовании и успешно работает врачом, Булат освоил мастерство стеклодува, имеет неплохую репутацию на своем заводе. Смагуловы в Германии празднуют и католическое Рождество, и Наурыз мейрамы, и православную Пасху.

А бабушка Елена Ивановна (әже — оmа), по установившейся в семье традиции, к приезду гостей собственноручно изготавливает дома, в селе Жаксы, яркие корпе — этот практичный талисман будет поддерживать память о Казахстане — интернациональной Родине.

— Чувство глубокого взаимного уважения мои родители несли всю свою жизнь. Для меня (старшей дочери), как и для двух моих сестренок и троих братьев, папа с мамой остаются примером для подражания, — все дети семьи Смагуловых согласны со своей старшей сестрой.

У Елены Ивановны 15 внуков и 20 правнуков. Они знают непростую семейную быль и будут передавать ее из поколения в поколение. Рассказывать будут на разных языках. История эта — закономерная, с точки зрения историографии. И по существу происходящего она тоже закономерная. Казахстанская.

Асель ЖАНАБЕРГЕНОВА,

Григорий СПОДЕНЕЦ.

Жаксынский район.

By админ

Related Posts