Залог семейного счастья

К 125-летию со дня рождения Сакена Сейфуллина «Казахстанская правда» нашла в государственном архиве столицы уникальные документы, свидетельствующие о борьбе поэта и революционера за отмену калыма, а также проследила современное положение дел.

Самый гуманный суд

Как выясняется, старый народный обычай брать калым за выдаваемых замуж дочерей вызывал особое неприятие Сакена. В сентябре 1920 года, будучи в должности завотделом управления Акмолинского уездного исполкома Советов, он направил строгое указание всем органам власти на местах по этому вопросу. «Мною замечено, — писал он подведомственным учреждениям, — все казахское население Акмолинского уезда не бросает старых обычаев, а именно: за своих дочерей берут много калымного скота». Также негодование революционера вызвала продолжающаяся практика выдачи родителями дочерей замуж против их воли. Сакен Сейфуллин назвал лишь часть негативных последствий: едва выйдя замуж, писал он, многие беззащитные акмолинские девицы начинают обжаловать свой брак в советских народных судах, обременяя канцелярии бумажной волокитой.

В целом же, по мнению Сакена Сейфуллина, подобные действия родителей по отношению к своим дочерям недопустимы.

Надо сказать, что обращаться с жалобами в советский суд в сентябре 1920 года дело было весьма смелое и почти отчаянное, особенно для женщин. Сам Акмолинск в то время находился на военном положении, а Cоветская власть была в нем так непрочна, что еще не вполне ясно было, на чью сторону склонится чаша весов: белых или красных. Естественно, никто не торопился выполнять ее указы, особенно в таких устоявшихся вопросах, как свадьба и калым. А непокорным дочерям могли и, мягко говоря, выказать неудовольствие.

По поводу реальной обстановки в городе в столичном архиве сохранилась масса свидетельств, как горожанам ежеминутно «виделись» на его окраинах белые офицеры, а вождь белогвардейцев Деникин якобы прятался с огромной армией в пригородных сопках и ждал лишь удобного случая войти в Акмолинск.

К тому же в первое время местной советской властью издавалось множество непопулярных указов, таких, как реквизиция у населения всех седел на нужды Красной армии. Устав от реквизиций, белых в городе и уезде ждали не только зажиточные переселенцы, но и многие представители коренного населения, недовольные политикой новой власти и мечтавшие о возвращении к прежним временам.

Советским начальникам даже приходилось публично разъяснять, мол, белых нет, и не ждите, принимайте нас, красных, какие мы есть.

Тем не менее в таких сложных условиях Сакен Сейфуллин не побоялся еще больше обострить ситуацию, открыто подняв вопрос об отмене калыма и свободе женщин.

В указанном циркуляре волостным (районным авт.) исполкомам Советов он категорически приказал оповестить все население о запрещении Cоветской властью выдавать казахских девушек замуж против их желания, а кроме того, распорядился прекратить всякую торговлю по поводу калымного скота.

А иначе — в тюрьму!

Естественно, одним приказом уездного исполкома дело было не решить. Тем не менее начало борьбы за свободу девушек и женщин было положено.

А самого Сакена Сейфуллина вскоре перевели на повышение в Оренбург, в центральные органы власти Казахской Автономной Советской Социалистической Республики. Именно там в 1920 году при непосредственном участии нашего героя был принят Декрет КАССР об отмене калыма. Документ провозгласил его уплату и принятие уголовным преступлением. А 17 января 1921 года увидел свет Декрет о брачном праве у казахов, согласно которому запрещалось многоженство, вводились государственная регистрация брака и запрет на брак между близкими родственниками.

С тех пор впервые у молодоженов стали требовать, чтобы они подтвердили свое полное, ничем и никем не вынужденное согласие на брак. Кроме того, всякие соглашения на брак детей между родителями, родственниками, в том числе калым, признавались недействительными. Жесір (вдова) получала право располагать собой по своему усмотрению.

Вслед за Декретом о брачном праве казахов 9 ноября 1921 года издается Декрет о наказуемости многоженства, где наряду с отменой этого обычая определяются и меры наказания за его совершение. Например, статья 1 гласила, что лица, виновные в многоженстве, наказываются заключением в доме лишения свободы на срок до одного года. Наказывалась и женщина, если она заведомо добровольно вступала в брак с мужчиной при наличии супружества последнего с другой женщиной…

После обнародования Декрета о брачном праве количество дел о разводе увеличилось. В большинстве случаев инициативу проявляли женщины-казашки, мотивируя просьбу тем, что они были насильно выданы замуж. Это было неслучайным явлением, ибо раньше право развода имел только муж.

Итак, декрет об отмене калыма впервые в истории казахского народа объявил уплату и принятие калыма уголовным преступлением.

Кроме того, учредительный съезд Советов Казахской автономии в своей резолюции записал: в целях раскрепощения казахской женщины необходимо предоставить ей полную свободу при вступлении в брачный союз, который должен быть основан на добровольном обоюдном согласии. Брак должен быть огражден от всякого постороннего давления и принуждения, соображений или интересов материального свойства родственников. Была установлена и свобода развода. Однако на деле Декрет об отмене калыма, изданный в 1920 году, осуществился лишь после введения в действие главы IX Уголовного кодекса, а именно: статьи 230. Согласно ей уплата калыма каралась лишением свободы или принудительными работами на срокдо одного года.

Арифметика калыма

Между тем Сакен Сейфуллин продолжал бороться за женскую свободу не только декретами, но и поэзией, где прославлял женщин с новым взглядом на мир.

Вот, к примеру, строчки его стихотворения «Наша Сауле», написанного в октябре 1922 года в Оренбурге на казахском языке в переводе Земской:

И вовеки не продастся

За калым, как дочки баев.

Это ей наказ мой братский.

Пусть его не забывает.

В те времена о калыме было написано немало произведений, в основном, конечно, осуждающих. Таков, безусловно, был социальный заказ государства. Но объективно говоря, калым действительно досаждал властям. Так, в 1921 году в Акмолинском уезде разгорелась грандиозная межродовая барымта, поссорившая все население. А причиной ее стал калым, точнее, невозможность его уплаты обедневшими в годы революционных потрясений женихами.

Тем не менее авторы, писавшие о калыме, не отрицали, что дореволюционное брачное право казахов было очень сложным и подробно разработанным.

Ахмет СЫЗДЫКОВ.

«Казахстанская правда».

By админ

Related Posts