Без рампы

Уже состоявшиеся и еще подрастающие акмолинские любители театра, поздравляем! На этой неделе произошло событие: в областном русском драматическом театре открылась вторая студия: «ArtПлатформА#74».

Новая студия — это новый формат, условно его можно назвать «без рампы». Формат, стирающий грань между зрителем и актерами, когда хочется подойти, обнять, поддержать, воскликнуть, сразу же после окончания спектакля поделиться своими эмоциями, вслух поразмышлять не только об увиденном, но и о том, что стоит за ним.

Замысел создателей новой студии был именно таков. «Нашему зрителю нужна диалоговая площадка, где свободно, открыто можно просто поговорить о наболевшем, волнующем, — говорил на открытии студии директор АОРДТ Бейбит Бахтыгереев. — Будем ставить спектакли, побуждающие к этому».

Волшебная сила театра

Судя по тишине после моноспектакля «Письма к папеньке» по произведению Нины Беленицкой, премьерой которого ознаменовалось появление новой театральной площадки, так и будет. Не хотели люди расходиться, кто-то слезы вытирал, кто-то с опущенной головой сидел, кто-то не мог оторвать взгляд от плюшевого медведя, оставленного хозяйкой на стуле — единственной декорации к спектаклю. Возможно, этот мишка — последняя нить, все еще связывающая выросшую дочь с отцом, которого помнит «…по обрывкам лоскутных воспоминаний. Затерявшихся фотографий. Недовыброшенной твоей одежды. Красными пятнами на запястье, когда за какой-то проступок ты перекрыл дыхание моим пальцам. Каждый ребенок хоть однажды заслуживает наказания. Но разве он заслуживает забвение?».

Казалось, такое простое, родное слово «папа» актрисе Анне Бронниковой произносить было не просто трудно, больно. «П-а-п-а. Четыре буквы, парно взятые из алфавита. Непривычные в сочетании для моих губ. Непроизносимые не помню сколько уже лет. Режущие горло мелкими когтями остро наточенных булавок».

Скольких же детей, выросших без отца, в жизни состоявшихся, мучают те же вопросы, что и героиню спектакля: «Уходя, ты назвал меня «отрезанным ломтем». Только зачем ты меня отрезал раньше времени? Думаешь, позже было бы труднее расстаться? Успел бы привязаться ко мне сильнее?». «Кто ты такой? Разве ты — это тот, кто носил меня на руках, когда у меня болел живот, и напевал дурацкие песенки, от которых я почему-то плакала?». «Папа, папа, папочка. Что с тобой случилось? Как растопить твое сердце, заколдованное ледяным осколком?».

Глядя на отчаянно мечущуюся по залу (сцены в привычном понимании в студии нет) Анну Бронникову вспомнилось не часто сегодня употребляемое слово «подранок». Ранение может получить не только зверь или птица, но и человек — от предательства другого. И чем ближе, роднее предавший, тем больнее эти душевные раны, тем дольше их придется «зализывать», а может быть, всю жизнь. «Я очень устала. Устала бороться с твоим призраком… Устала ненавидеть тебя. Обвинять тебя в своих неудачах. Устала от попыток достучаться до тебя».

— Наши дети (их у нас трое) никогда таких писем писать не будут, — Игорь и Елена Л. сказали то, о чем, вероятно, думали многие зрители. Наверняка среди пришедших на спектакль были и те, кто так же больно переживает уход из семьи отца и те, кто и вовсе его не знал и не помнит. И если кто-то решил для себя, что надо постараться отпустить, простить, чтобы не жить с этой сжигающей изнутри болью, не метаться всю жизнь между ненавистью, обидой и… любовью, то уже ради этого стоило ставить этот спектакль, стоило пойти в театр.

И еще. Наши собеседники — строитель Игорь и парикмахер Елена — познакомились не в театре, но руку и сердце он предложил после спектакля «Ромео и Джульетта». С той поры не пропускают ни одной премьеры. Талисман у них такой, залог семейного счастья. Вот она — волшебная сила театра!

Спасибо, ребята!

Студенты Высшего колледжа им. Акана-серэ, показавшие на площадке второй театральной студии спектакль «Дом Прозоровых», и ваш мастер, режиссер-постановщик, любимый нами актер АОРДТ Тимур Валиев, спасибо вам огромное!

За вашу искренность, энтузиазм, за фантазию, превратившую три стула и в дом, и в садовую скамейку, и в исповедальню, и в место любовных свиданий… За красивые и гордые лица ваших мам, пришедших на премьеру. Спасибо за то, что первое, что я (думаю, не только я) сделала, придя после спектакля, -открыла «Три сестры» Чехова. Не буду уточнять после какого перерыва, большинство зрителей и актеров «столько не живут».

Честно говоря, была удивлена, насколько услышанное на сцене близко к оригиналу. Разве что в пьесе сестер удивляет, что «одевающаяся как-то странно» Наталия Ивановна в «розовом платье, с зеленым поясом», а в спектакле звучит: «…вы в кроссовках, это как-то странно».

Обувь, одежда исполнителей, конечно, далеки от стандартов моды 1900 года. Но кроссовки, джинсы, джемперы, иная манера говорить, звучащие песни Земфиры и группы «Би-2» только подтверждают, подчеркивают, что столетия проходят, политические системы меняются, немыслимые когда-то технические новинки появляются, а «любовные треугольники» остаются. И так же люди тонкие, интеллигентные, беззащитны перед агрессивным мещанством, также девушкам кажется, что в большом городе («в Москву! в Москву!») решатся их проблемы. Люди сто-двести лет назад так же, как и сегодня, вздыхали: «Если бы знать, что будет завтра, если бы знать!».

Маленький эксперимент. Прочтите: «Как вышел из университета, так не ударил пальцем о палец, даже ни одной книжки не прочел, а читал только одни газеты… Вот… Знаю по газетам, что был, положим, Добролюбов, а что он там писал — не знаю…». Теперь замените слово «газеты» на «интернет»… Ну, и о каком времени идет речь? Только ли тогда некоторые выпускники университетов «палец о палец не ударяли»?

Словом, спектакль о вечных проблемах и вечных ценностях. То, что об этом говорят не профессиональные актеры, а те, кто только готовится к работе в «обители муз», не умудренные жизнью зрелые люди, а «юноши, обдумывающие житье», особенно ценно.

Собственно, для этого молодежная театральная студия в АОРДТ в Год молодежи и создана.

Нина МИТЧИНОВА.

Фото Айбека ДАНЬЯРОВА.

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts