Спасало милосердие людское

В тот страшный для советских людей год, когда фашистская Германия без предупреждения напала на СССР, в стране начались массовые репрессии против «неблагонадежных» народов. В ссылку, не дав опомниться и даже собрать нехитрое имущество, отправляли целыми селениями. Тысячи немцев, поляков, ингушей, чеченцев, корейцев в считанные дни и часы были депортированы в Казахстан без малейших средств к существованию. В те горькие дни даже надежда на выживание была призрачной. Казалось, жизнь кончена…

В числе депортированных была и тринадцатилетняя Лида Айзель, вместе с родителями и двумя братьями высланная в 1941 году из села Гуссенбах Саратовской области. В тот год из этого старинного селения, основанного еще в XIX веке, были депортированы практически все жители немецкой национальности. Местожительством семьи Айзель определили село Викторовка. Главу семейства практически сразу забрали в трудармию, женщины и дети остались здесь. Трудились на току, зимой вязали варежки для солдат, никакой работой не гнушались.

Когда Лиде исполнилось шестнадцать, ее тоже отправили трудиться в шахты Караганды. Но и здесь, в суровых и трудных рабочих буднях девушка чувствовала тепло и поддержку: ее, хрупкую, маленькую, приметила буфетчица и, чтобы как-то поддержать, позвала девчонку помогать клеить талоны на хлебные карточки, которые выдавались рабочим, а потом наливала тарелку супа.

Здесь Лидия встретила своего будущего мужа. Русский парень Василий Сивцов приехал в шахтерскую столицу Казахстана из Курской области.

Вскоре у молодой супружеской пары родилась старшая дочь Валя. Всего же супруги Сивцовы вырастили трех дочерей и пятерых сыновей…

Валентина Васильевна Дель с внучками Ариной и Александрой.

Нет уже в живых Лидии Карловны, Василия Алексеевича. Но хранит в памяти их рассказы о былом дочь Валентина Васильевна Дель, одна из старожилов  Викторовки, много лет посвятившая воспитанию и обучению местных ребятишек. — Трудно жилось моим близким в те годы. Мама вспоминала, что в одну из весен даже огород засадить было нечем. Видя бедственное положение семьи, как-то раз пришла соседка (имени, к сожалению, не помню) и принесла пучок вырезанных глазков картошки на посадку. На удивление и радость бабушки урожай собрали очень даже неплохой. Выручали лес и озеро — летом собирали грибы, ягоды, ловили рыбу, тем и питались, — рассказывает Валентина Васильевна. — Отношение к нам было разным, бесконечные проверки и жесткий надзор спецкомендатуры, унизительные запреты, все это, конечно, ложилось тяжким грузом на моих родных. Душу согревала поддержка местных жителей, с сочувствием относившихся к семьям переселенцев. И чем дальше уходило время, тем ближе и роднее становились для нас коренные жители.

— Никогда мы не делили друг друга по национальным признакам. Дружили все — казахи, русские, немцы, вместе шагали по жизни, рука об руку, считая себя чуть ли не родней! И сейчас, встречаясь, мы по-прежнему рады друг другу. Детям своим, воспитанникам тоже старались ненавязчиво прививать это великое качество — умение дружить, как бы высокопарно это ни звучало, — продолжает Валентина Васильевна.

…Мы часто говорим о межнациональном согласии в нашей стране, о дружбе разных этносов, проживающих на территории республики, не считая это чем-то необычным, для нас такое состояние также естественно, как дышать. Но если задуматься: какой же широкой душой обладает народ, какие искренние, добрые сердца бьются в груди людей, имя которым — казахи. Они принимали всех, делясь и куском хлеба, и кровом, и одеждой. И хотя многих очевидцев тех событий уже нет в живых, живы их потомки, которые с благодарностью передают из поколения в поколение память о милосердии и сострадании наших людей и, в первую очередь, казахского народа, о щедрости и гостеприимстве казахской земли, ставшей родиной для представителей десятков этносов…

Светлана КИМ.

Зерендинский район.

Фото предоставлено автором.

By админ

Related Posts