Любимая работа — лучшее противоядие от старости

«…70 лет это расцвет сил для настоящего политика», — фразу одного из персонажей фильма «Семнадцать мгновений весны» цитируют часто. Глядя на председателя Профсоюзного центра Акмолинской области Кенеса Бекишева, слушая его выступления на совещаниях — деловые, конструктивные, зрелые, видя, как он общается с людьми в самых разных трудовых коллективах, так и хочется ставшее крылатым выражение немного переиначить: «Не только для политика, но и…».

Мы пригласили его в нашу гостиную накануне значимой юбилейной даты.

Кенес Рахметович, ваш путь в профсоюзное движение начался…

— Моя 32-летняя работа в профсоюзах — подтверждение верности двух афоризмов. Первый: «Нет ничего более постоянного, чем временное».

Когда мне, 38-летнему мужчине, окончившему к этому времени Высшую партийную школу, уже поработавшему в райкоме партии, секретарем крупной партийной организации, предложили возглавить райком профсоюзов работников АПК в Кийминском районе бывшей Тургайской области, то моя первая реакция: «За что?». Мои ровесники поймут: 1985 год, СССР, партийная работа тогда была намного престижнее, открывала большие перспективы. Но: надо, значит, надо.

Через четыре месяца секретаря райкома партии, обещавшую, что это совсем ненадолго, перевели в ЦК Компартии Казахстана, пришел новый руководитель. Не пойду же я к нему: «Мне ваш предшественник обещал…». Так и остался.

Вторая истина, в верности которой я убедился на своем примере: «Все, что ни делается, делается к лучшему». Где сейчас райкомы, обкомы КПСС? Канули в лету. А профсоюзы остались.

Вы, наверное, как никто другой, можете сравнить профсоюзы советского периода и профсоюзы сегодня. Работать стало сложнее, проще?

— Работать стало сложнее и намного интереснее. Профсоюзы сегодня занимаются тем, для чего и создавалось мировое профсоюзное движение — защитой прав трудящихся. В СССР профсоюзы называли «школой коммунизма». Защищать права… От кого? От государства? Негосударственных предприятий не было. Зарплата — чаще всего небольшая, но выплачивалась стабильно. Требовать повышения никому и в голову не приходило. Так что, по сути, мы были еще одной социальной службой. Чем только ни занимались: клубы, спортивные общества, санаторно-курортное лечение, летний отдых детей, заграничный туризм… Вплоть до обеспечения городских рабочих картофелем, капустой… Ни у кого не спрашивали, хочешь ли ты вступать в профсоюз. Это было нормой.

Сегодня ситуация иная. Предприятия с различной формой собственности, большинство — частные, множество мелких. Членство в профсоюзе — дело сугубо добровольное и далеко не все работники осознают, для чего нужны профессиональные союзы.

Примеров этому, к сожалению, много. Проблемы с выплатой заработной платы. Приходят: «Помогите, мы создадим профсоюзную организацию». Ситуация нормализовалась: «Зачем нам это нужно». Или учитель жалуется на директора: «Председатель школьного профсоюза нас не защищает». Но вы же его избирали. В любом коллективе есть лидеры, к которым прислушивается и коллектив и руководство. Они должны возглавить профкомы. Если действовать по принципу «Моя хата с краю», то действительно ничего не получится.

Если знать закон, действовать в соответствии с ним, то добиться можно многого. Сложно, долго, но можно. Роль профсоюзных организаций при подписании коллективных договоров должна быть первостепенной. Желание работодателя убрать моменты, касающиеся повышения, индексации заработных плат, где-то понятно. Хозяин думает о прибыли. Настоять, убедить, что без стабильного, мотивированного коллектива прибыль высокую не получить — наша задача. А остановка производства вообще может прибыли лишить.

Иногда приходится ссылаться не только на Трудовой, но и Уголовный кодекс РК. Статьи 154 и 155 за «Воспрепятствование законной деятельности представителей  работников»  и  «Воспрепятствование организации, проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия…» ответственность предусматривает немалую.

Правовая грамотность людей растет, ситуация меняется к лучшему, приходит понимание того, что предоставляемые государством возможности защиты своих прав реализовать можно только вместе, объединившись. Подчеркиваю, что действовать можно и нужно в рамках закона.

Кенес Рахметович, Ваша жизнь совсем не похожа на жизнь Ваших родителей? Или все-таки…?

— На первый взгляд, конечно, нет. Время было другим. Отец — чабан, семеро детей, сельский быт… Но: отношение к семье, к труду, конечно, от них. Отца видели дома редко, во время окота он на базе животноводческой и ночевал.

Я — средний сын, старший брат в институте учился, весь домашний скот — на мне. Своим детям я говорю то, что от отца слышал: «Учись, в жизни все пригодится».

Свою первую награду — орден «Знак почета» я получил, когда мне было 25 лет. Работал бригадиром, сенокосная страда. По утрам молодых рабочих добудиться трудно. Пример отца — перед глазами. Предложил: «Давайте по домам расходиться не будем». Согласились. Оборудовали два вагончика, в них и ночевали. Сами и распорядок дня установили, в полуденный зной — отдыхали, а чуть ли не половину ночи работали. Все сено собрали раньше других, сохранили.

В родительской семье петь любили, и все мои дети играют на гитаре, поем, как когда-то с мамой пели.

А умерли мои родители в один день. Мама — утром, а отец (он болел тяжело, мама за ним ухаживала долго) — вечером. За несколько дней до этого все повторял «Только бы не парой». Все думали — бредит, а он чувствовал.

Вы — счастливый человек?

— Да. Я счастлив в семье. Жена поддерживает всегда и во всем. Я — в Алматы, учиться в партшколе, она с малыми детьми — за мной, я в Кийму возвращаюсь — она без сомнений тоже. Аркалык, Астана, Кокшетау, хотя в столице квартира уже была. Ни слова упрека.

Пятеро детей выросли достойными людьми, 11 внуков. Так что, как в фильме «Белое солнце пустыни»: «Хорошая жена, хороший дом. Что еще надо человеку, чтобы встретить старость…». Добавлю — любимая работа — лучшее противоядие от старости. Она у меня есть. Помочь человеку — тоже счастье. А профсоюзы для этого и предназначены.

Куда бы Вы хотели съездить?

— В Мекку. Был в Иерусалиме, в мечети Аль-Акса, понял, что надо хадж совершить.

Беседовала Ирина БАУДИНОВА.

Фото Ермурата ДОСУМОВА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также