Слово как духовное наследие великой степи

«У казахской элиты есть нравственно духовные традиции, истоки которых берут свое начало в глубокой древности. С ними связан и тот факт, что роль мудрых советников в окружении степных повелителей имела очень большое значение. И этим обусловлено то, что имена Толе би, Каздауысты Казыбек би, Айтеке би занимают в народной памяти почетное место наравне с именами великих ханов».
Нурсултан Назарбаев.

Врожденная способность казахов знать, понимать и ценить силу Слова имеет глубокие корни. Эти корни-заветы наших предков, оставленные своим потомкам в виде мудрых изречений, слов назиданий, отражающих и хранящих в себе богатый духовный опыт, накопленный нашим народом веками.

Сознание новых поколений нашего народа формируется под воздействием того духовного наследия, в котором сохранено культурно-цивилизационное богатство, философско-мировоззренческое звучание великой степи.

И для понимания и восприятия этого неоценимого богатства нужно только, чтобы народное сознание всегда было достойно этого кладезя мудрости и духовности!

Помнится, в нашем детстве старейшины рода, аксакалы собирались вместе, обсуждали происходящие события, накопившиеся проблемы и, принимая решение, наперебой приводили цитаты из высказываний степных мудрецов, мастерски владевших словом (биев-шешенов). При этом аккуратно записывали в толстых тетрадях все, что высказывалось и говорилось на этих своего рода собраниях, на которых и шлифовались сознание, дух народа.

И сегодня стоит задача сохранить и передать дальше все это бесценное достояние, доставшееся нам от предков, умевших ценить высокий смысл слов мудрости.

Думается, пора уже по достоинству оценить и взять за основу воспитания сегодняшнего поколения ту духовно-нравственную школу, которую оставили своим потомкам посредством признанных образцов философского глубокомыслия и ораторского красноречия, три великих бия казахской степи — Толе би, Каздауысты Казыбек би и Айтеке би.

Дело в том, что в недавнюю советскую эпоху казахская история и национальная культура вместе с ораторским искусством были отодвинуты в сторону под предлогом признания их как отголосков старого бытия, прошлой, якобы устаревшей эпохи. При этом преследовалась цель любыми путями оторвать казахов от их национального сознания, обычаев и традиций, лишить национальной идентичности в первую очередь через лишение их тесной связи со словом, родным языком.

Но, несмотря на это, наш народ благодаря своим глубоким историческим корням и славным, достойным представителям, смог сохранить национальную идентичность. А ведь были и такие суровые времена, когда предыдущим поколениям приходилось просто стараться сохранять в памяти события, о которых нельзя было ни говорить, ни писать.

А сегодня задача состоит в том, чтобы вновь привить сознанию нашего народа сохраненное в веках духовное наследие предков в виде умения выражать в ораторском искусстве, мастерстве владения словом, остроумии, находчивости и острословии мудрость народа, ясность и прозорливость его ума, столетиями формировавшееся национальное сознание.

Это может стать достойной опорой в достижении провозглашенной Лидером нации Нурсултаном Назарбаевым великой цели: Казахстан должен стать вечным государством, казахский народ — вечным народом.

Возможность широкого и подробного ознакомления с жизнью, общественной деятельностью и ораторским искусством великого бия Старшего жуза Толе би дает выход в свет в издательстве «Казахстан» книги известного исследователя казахской литературы Нысанбека Торекула «Степные мастера слова».

По дошедшим до нашего времени сведениям, Толе би (Толе Алибекулы) родился в 1663 году в ауле Жайсан нынешнего района Шу Жамбылской области. Согласно родовому шежире, от Дулата родился Жаныс, от него Жарылкамыс, от Жарылкамыса Жанту би, от него Жайылмыс би, от него Кудайберды би, известный как «Кудайберды, отец девятерых сыновей» («Тоғыз ұлды Құдайберді»). Одним из этих девятерых сыновей был Алибек, сыном которого и является Толе би.

С раннего детства Толе би приобщился к грамоте, овладев сначала древнеказахской письменностью. Также он овладел арабским и персидским языками и письмом, прочитал много книг на исторические темы, узнал множество легенд и преданий. Знал наизусть историю мудрых изречений и решений многих казахских биев. Говорят, что его отец Алибек также владел искусством красноречия, был шешен би, то есть признанным, искусным мастером слова.

Как-то, будучи еще ребенком, Толе услышал, как его уже почти столетний отец рассуждал в кругу своих слушателей о единстве и согласии. Дослушав отца, он спросил его:

— А что такое единство, какая у него есть сила?

В ответ Алибек попросил принести пучок прутьев и дал его сыну со словами:

— Ну-ка, попробуй сломать его.

Как ни старался Толе, сломать пучок прутьев ему не удалось.

— А теперь попробуй сломать прутья по одному, — сказал отец.

Толе развязал связанный посередине пучок и по одному легко сломал все прутья.

—  Что ты понял, сын мой? — спросил отец.

— Я понял, отец, что означает этот пример. Народ, который живет в единстве и согласии, ничто не сломит — ни враги, ни напасти. Как говорит пословица, «На одинокого любой может напасть и побить» («Саяқ жүргенге таяқ тиеді»). Вы хотели, чтобы я понял, что там, где нет единения и согласия, враги могут легко одержать победу.

— Молодец, сын мой, ты правильно понял меня. Чтобы править народом, надо прежде всего уметь призвать его к единству, к согласию. Об этом же говорит и пословица: «Единство ведет к счастью» («Бақ қайда барасын — ынтымаққа барамын»).

Мудрые слова, сказанные Толе его отцом о том, что согласие ведет к счастливой, мирной жизни, никогда не потеряют своего значения. Примером чему является успешное развитие независимого Казахстана благодаря внутриполитической стабильности, единству и согласию народа.

Известно, что жизненный путь Толе би пришелся на суровые времена противостояния казахского народа своим воинственным соседям, когда стоял вопрос «жизнь или смерть», шла борьба за сохранение государственности. В то время между казахским и джунгарским ханствами было постоянное противоборство, приходилось все время отражать нападения врага.

Как известно из истории, после Тауке-хана Казахское ханство раздирала междуусобица. И хотя Толе би стоял во главе Старшего жуза, все еще сохранявшего номинальную независимость, но при этом он был вынужден платить дань джунгарским агрессорам, быть зависимым от них. Несмотря на это, Толе би благодаря своим разумным действиям и дипломатическим способностям смог проводить самостоятельную политику в отношении с врагами. Его целью было сплочение казахов воедино в надежде добиться освобождения своего народа от джунгарского ига.

В этом году в нашей стране широко отмечается 300-летие со дня рождения великого казахского хана Абылая.

Непреложна историческая истина, что Абылай-хан смог достичь такого высокого положения благодаря значительному влиянию на него Толе би. В народной памяти прочно отпечаталось, как юноша, которого за всклоченные волосы прозвали «лохматым» («сабалақ»), пас верблюдов в ауле Толе би, потом стал батыром Абылаем, а затем поднялся до уровня хана.

Также из истории известно, что Толе би принадлежит решающая роль в победе над джунгарами. В годы «великого бедствия», сохранившегося в казахской истории под названием «ақтабан шұбырынды, алқакөл сұлама», Толе би вместе с Абылаем, Кабанбаем, Богенбаем, Жанибеком и другими известными батырами созвал большой совет, на котором были обсуждены способы и пути достижения победы над врагом. Таким образом он стал во главе освободительного движения, объединившего все казахские силы ради изгнания захватчиков с родной земли. За это Толе би получил звание верховного бия всех казахов.

Общеизвестно также, что Толе би идейно взрастил и воспитал с юных лет таких батыров, как Абылай, Жолбарыс, Отеген, Таттибай, Куттыбай, а также будущих известных биев-шешенов, как Тайкельтир, Есей, Досай и многих других.

Современников Толе би поражала его способность мудро, честно и справедливо решать все спорные вопросы, которые возникали в повседневной жизни тогдашнего казахского общества.

Так, однажды вернувшиеся с победой после схватки с врагами воины-сарбазы принялись делить привезенную с собой военную добычу. Среди пригнанного скота один аулчанин-бедняк, у которого кроме осла ничего не осталось, узнал своего верблюда, уведенного у него джунгарами во время нападения на аул. Но сарбаз, которому достался трофейный верлюд, не захотел расстаться со своей долей.

Бедняк пришел к Толе би и, назвав отличительные признаки своего питомца, добавил, что на этом верблюде несколько раз перевозил грузы-поклажу богачей в Самарканд. «Сам я ехал на осле и вел за повод своего верблюда…», — рассказывал он.

Выслушав его, Толе би приказал новому хозяину животного, чтобы он привел его, держа за повод. Однако тот не привел, а пригнал верблюда. На вопрос: «Почему ты не привел его за повод?», сарбаз ответил, что животное не приучено к поводу. Тогда Толе би сказал бедняку, чтобы тот повел верблюда за собой. Бедняк сел на своего осла и только взялся за буйду (веревка для вождения, привязанная одним концом к колышку, вздернутому в носовой хрящ верблюда), как верблюд послушно пошел на поводу у хозяина.

— Верблюд принадлежит этому джигиту, — объявил свое окончательное решение Толе би собравшимся аулчанам.

Хочу привести здесь и другие примеры из практики великого Толе би, сохранившиеся в народе и приведенные в вышеназванной книге Н.Торекула «Степные мастера слова». Ведь если знакомить молодежь со всем этим богатым исследовательским материалом, то от этого будет только польза. К примеру, следующий рассказ из этой книги также имеет большое воспитательное значение и не теряет его во все времена.

…Как-то торе (уважаемый член общества), попросил одного бедняка вспахать и засеять пашню, но за его труды ничего не заплатил. Из-за этого у бедняка не было средств, чтобы прокормить свою семью, детей. Следующей осенью посевы дали хороший урожай, и бедняк собрал его, ничего не сказав об этом торе. А торе, узнав об этом, жестоко избил бедняка, разбив тому голову. Потерпевший бедняк пришел с жалобой к Толе би, которому уже было известно о происшествии. Он велел привести к нему торе и пристыдил его следующими словами: «Поспорив из-за клочка земли, ты, торе, оказался неправ. Если ты и дальше будешь стоять на своем, то потеряешь свою честь. Подумай об этом и заплати несчастному за его труды».

Услышав вердикт уважаемого бия, торе устыдился своей жадности и заплатил бедняку причитающуюся ему сумму, а бедняк остался доволен решением бия.

Из этого примера видно, что Толе би поставил в основу своего решения принцип: в обществе нельзя эксплуатировать людей, бесплатно пользоваться их трудом.

О том, что Толе би был очень наблюдательным, обладал живостью и ясностью ума, говорит следующий пример.

Как-то один крестьянин со своим волом вышел в поле и, встретив Толе би, попросил у него совета: «Где засеять просо (тары), чтобы получился хороший урожай?».

— Вон туда, — указал рукоятью своей камчи (плетки) на супесчаную почву Толе би.

Крестьянин послушался его совета и засеял это место семенами проса. И очень возрадовался, когда взошли хорошие посевы и созрел богатый урожай. Толе би пришел посмотреть и увидел горы собранного на гумне проса.

Довольный полученным урожаем крестьянин, у которого до этого не было ничего, кроме единственного вола, спросил у Толеби:

— Ну что, как думаете, чего больше, звезд на небе или моего проса?

— Конечно, твоего проса, — ответил Толе би.

— Скажите, а откуда Вы узнали, что именно на этом месте будет хороший урожай? — продолжал допытываться крестьянин.

— Просо хорошо растет там, где много его врагов, а это насекомые, мыши, воробьи, — ответил Толеби.

Примером, образцом для подражания может служить нам, его потомкам, и то, что мудрый Толе би главной целью своей жизни всегда считал единение, сохранение единства своего народа. Об этом следующий рассказ.

Как-то Толе би, побывав на поминальной тризне (ас-той) в окрестностях горы Казы-гурт, возвращался в Туркестан вместе с группой уважаемых людей рода во главе с Есейханом би. По пути они заехали в аул своего сородича Досая би, который с многочисленными табунами лошадей расположился в долине реки Карабас. Пробыв в ауле несколько дней, они узнали, как люди живут здесь, какие у них между собой взаимоотношения. И заметили, что живут недружно, возникает много свар, скандалов, да и молодежь не отличается примерным поведением.

Тогда Толе би счел своим долгом прямо указать сородичам на недопустимость такого положения, которое может плохо повлиять на будущее их общего рода. С укором во взгляде и с горечью в словах он дал им свои мудрые наставления в форме терме (стихотворный жанр):

Зачем вам в трудах взращивать аргамаков,

Если тоска и уныние овладели вами?

Зачем вам близкие и родственники,

Если вся ваша жизнь проходит

В бесконечных распрях и ссорах?

Вы стоите на пороге своей гибели

И просите у меня совета:

«Скажи, Толе, что нам делать?».

Но разве есть молодежь, которая

Готова прислушаться к моим словам?

И где теперь времена, когда народ

Жил дружно, уважая друг друга?

И где теперь те, кто мог словом

Повести народ за собой?

И почему мы сегодня неспособны на это?

Как-то раз Толе би высказал свои мудрые слова назидания, обращаясь к находившимся рядом с ним батырам Турсынбаю и Куттыбаю:

Если ты лучше других — будь как Керей,

Чтобы признали тебя все три жуза.

Если ты из рода Уак — будь как Шога,

Мудрым и справедливым.

Если из рода Аргын-Кипчак — будь как Алтай,

Если из рода Найман-Конырат — будь как Матай,

Если из рода Байулы — будь как Адай,

Если уйсун — будь как Ботбай.

Если не сможешь быть таким, как эти шестеро,

То живи, как знаешь, что еще можно тебе сказать?

Так как душой Толе би был поэтического склада, он всячески поддерживал их — поэтов (акын), сказителей (жырау), певцов(әнші), домбристов (исполнителей кюев). Как только прослышит, что где-то подрастает юное дарование, или кто-то уже успел проявить себя в искусстве, то сразу отправлял за ними гонца и приглашал к себе. Несколько дней без устали прослушивал их, знакомился с поэтическим, музыкальным или исполнительским даром. Затем оказывал всяческие почести, в знак благодарности надевал на плечи талантливого гостя чапан и дарил скакуна.

Особенно высоко Толе би ценил талантливого акына по имени Жанкель, который был известен во всем южно-казахстанском регионе как акын-импровизатор (айтыскер), интересный рассказчик различных легенд и преданий (жырау), находчивый и острый на язык шешен, то есть мастер слова, красноречивый оратор.

Кроме того, в народе сохранилось много устных рассказов и преданий о том, насколько глубокой и прочной была духовная связь, взаимоуважительные отношения между Толе би и Каздауысты Казыбек би.

В год, когда Толе би решил женить и отделить своего повзрослевшего сына, он позвал к себе единомышленников-биев, чтобы посоветоваться с ними по столь важному событию в его семье. На его приглашение откликнулись и прибыли из Арки — Каздауысты Казыбек би, из Атырау- Айтеке би, от подножия Алатау — Ескельды и Есей, Каратау -Досай и еще несколько известных биев. Когда они стали советоваться, у кого есть достойная дочь на выданье, один близкий родственник Казыбек би заявил, что он готов выдать свою дочь за сына Толе би и породниться с ним, стать ему құда (сватом).

Но, как оказалось, акын Жанкель хорошо знал эту семью. Он взял домбру, провел рукой по струнам и вот какой совет дал Толе би:

В кустах таволги прячутся и мелкие птицы,

Везде есть и хорошие, и плохие.

Если соединятся двое плохих по характеру,

То каждый день между ними будут споры и распри,

Не всегда соединяются двое достойных.

Джигит печалится, что стада малы,

Тяжело будет ему жить без поддержки.

Бывает, что серый гусь не приживается на озере,

Бывает, что пара живет в разногласиях.

Разве можно исправить плохого,

Чтобы достигнуть мира и согласия?

Каким бы ни был разумным мужчина,

Его счастье в руках женщины…

Из этих слов, сказанных Жанкелем с прозрачным намеком, Толе би понял, что представляет из себя дочь родственника Казыбек би, и высказал свое мнение:

— Упаси нас Всевышний от глупых, заносчивых, упрямых, бестолковых и неразумных!

Тогда Каздауысты Казыбек би, нисколько не обидевшись на Толе би из-за своего родственника, поддержал его отказ и выразил свое восхищение его прозорливостью следующими словами:

— Причина Вашего отказа прозвучала так же метко, как сокол настигает добычу, как то, что гусь и утка — не пара. Пусть будет так, возражений нет.

Сохранилось предание о еще одном случае, раскрывающем силу духа Толе би. Когда случилось несчастье — скончался его 25-летний сын, с которым они были похожи, как две капли воды, — би услышал, что из Арки в Туркестан едет его друг Каздаусты Казыбек би, чтобы выразить свое соболезнование. Тогда Толе би остановил рыдающих родственников и попросил их уйти. А самых близких, жену, сыновей, дочерей попросил сдерживаться от рыданий при встрече гостя.

— Говорят, что ко мне едет Каздауысты Казыбек би, мой самый близкий товарищ, которого я давно не видел. Держитесь, не показывайте своего горя, — сказал Толе би.

Затем он велел привезти с джайлау (пастбище), возле подножия горы Казыгурт, жирную яловую кобылу и установить в урочище Боген-Шаян белую юрту. Потом выслал навстречу Казыбек би двух джигитов и сам вышел, чтобы встретить друга. Казыбек би и его сопровождающие, обнявшись и поздоровавшись с Толе би, высказали соболезнования по поводу смерти его сына.

Хотя внутренне Толе би принял соболезнования, но горестного вида не подал, наоборот, постарался быть веселым и обрадованным встречей. Его байбише (старшая жена), другие дети, близкие родственники — никто не показывает горя, не плачут, не рыдают, все с приветливым выражением лица принимают гостей и готовят угощение. Сторона Казыбек би в изумлении рассаживается по местам за дастарханом и ждет, чем все закончится.

А Толе би в течение двух дней устраивал торжества в честь встречи со своим другом, просил акынов-сказителей показать свое искусство гостям, рассказывал об интересных событиях и фактах из своей жизни, о том, как ему приходилось править народом.

Жабал ЕРГАЛИЕВ,
писательдраматург,
заслуженный деятель Казахстана.

г. Астана.

Окончание материала читайте в ближайших номерах «АП».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также