Об огнях-пожарищах, о друзьях-товарищах…

120-4-1В свои 89 лет он бодр, легок на подъем, подвижный. Интересуется, чем живут односельчане, радуется любому их успеху. Беседа с ним доставляет большое удовольствие, так как ветеран много всего знает, обстоятельно и объективно рассказывает обо всем виденном и пережитом. Наша двухчасовая встреча прошла незаметно, зато как много удалось узнать от участника былых сражений, отважно защищавшего страну от фашистских поработителей.
— Я родом из села Антушки Костромской области, — повел разговор Анатолий Комяков. — Конечно, не от хорошей жизни после окончания шести классов пошел работать в колхоз. Внезапно грянула война, и вся тяжесть сельских дел легла на плечи стариков и подростков. Мы, юные, не по годам взрослели, рвались на фронт. В начале 1943 года меня призвали в армию. Прошел обучение в стрелковой полковой школе, а после в звании ефрейтора попал в пехотное соединение 3-го Украинского фронта.

Боевое крещение пехотинец Комяков получил под городом Изюмом Харьковской области. Этот крупный промышленный и стратегический населенный пункт в течение Великой Отечественной войны многократно становился ареной боевых действий. Особенно кровавая бойня в середине 43-го разыгралась на участке линии фронта между городами Изюмом и Балаклеей. На направлении главного удара, где было задействовано много артиллерийских, танковых и иных общевойсковых соединений, в числе других их поддерживал и пехотный полк, в котором служил наш земляк.

— Схватка между двумя противоборствующими сторонами была ожесточенной, положа натруженные руки на колени, — рассказывал Анатолий Васильевич. — Фашисты бросили в бой вооруженные до зубов войска. Наш полк по несколько раз за день ходил в атаку, пытаясь отбить у противника важные объекты. До сих пор стоит перед глазами момент рукопашной схватки за железнодорожную станцию и прилегающие к ней строения. Остервенелые фашисты стояли насмерть с целью закрыть нашим войскам путь на реку Днепр и на Донбасс. В этом адском котле меня тяжело ранило. Обидно, что здесь погибло много наших солдат и офицеров. Потери противника были тоже велики. По прошествии времени довелось прочитать в одном издании свидетельства очевидцев тех сражений, что пройти пешему человеку в районе боев, не наступив на труп, было практически невозможно. Особенно большое количество трупов лежало в окрестностях сел Долгенькое и Заводы, а также в районе изюмской городской свалки.

После лечения в госпитале ефрейтор Комяков опять вернулся на фронт, только не в родной полк, а в 325 отдельную разведроту. К тому времени Советские войска, одержав блестящую победу под Сталинградом и на Курской дуге, окрыленные достигнутыми успехами, все дальше и дальше оттесняли врага на запад, оставляя освобожденные от гитлеровцев города и села. Развивая наступление по широкому фронту, наше командование нуждалось в данных о местах дислокации противника, важных опорных пунктах, его огневой мощи и людских ресурсах.

— Трудное это дело, — вспоминал разведчик, — добыть и снабдить штаб соединения свежей, важной и нужной информацией в момент, когда по передовым позициям часами бьет артиллерия противника, сверху падают бомбы, а из укрытий поливают свинцом вымуштрованные снайперы и автоматчики. Но приказ есть приказ и его надо было выполнять. Порой не удавалось под покровом ночи вплотную подобраться на передовую противника или зайти в его тыл, тогда применяли метод разведки боем. Внезапность нападения наводила панику в логове врага. Пользуясь такой ситуацией наша группа захвата в большинстве своем выполняла приказ командования и под прикрытием своих товарищей с добытыми сведениями отходила в расположение подразделения. До сих пор помню в деталях один очень интересный эпизод, — продолжал Анатолий Васильевич. — Наши войска готовили операцию по форсированию реки Днестр. Нам была поставлена задача на одном из участков разведать подходы к несущей быстрые воды реке, определить ее глубину, проникнуть в тыл врага и взять «языка».

Противоположный берег водной преграды усиленно охранялся противником. Указанный квадрат, который должны были пересечь разведчики, фашисты постоянно держали под обстрелом, освещая ракетами. То есть попасть ночью в заданное место не было никакой возможности. Группа отважных несколько суток тщательно наблюдала за поведением противника и пришла к единому мнению, что действовать нужно стремительно и только днем. С рассвета до полудня разведчики скрыто пробирались сквозь заросли кустарников, на полянах ползли по-пластунски, с трудом, но пробрались к вражескому блиндажу, где располагался штаб соединения. Внезапный бросок — и охрана была снята. Важный чин, которого взяли в качестве «языка» с топографической картой, вскоре дал ценные сведения…

В ходе разведывательных операций лихой разведчик Комяков был четырежды ранен, лечился в госпиталях и вновь возвращался в строй. Участвовал в боях за освобождение города Запорожья и ДнепроГЭСа, вместе с друзьями по оружию подрывал мосты, делали завалы на дорогах, преграждая путь продвижению вражеских войск. И даже участвовал в обезвреживании штаба полка неприятеля. 35 разведчиков тогда с честью выполнили задание советского командования. Правда, потеряли четверых своих товарищей. За проявленные мужество и героизм все участники этой важной операции были удостоены высоких наград, Анатолий Васильевич получил орден Славы III степени.

Отважный разведчик Комяков участвовал также в освобождении Молдавии, Румынии, Венгрии. День Победы встретил на госпитальной койке в австрийском городе Оберверте.

Домой возвратился в конце ноября 1945-го. Устроился в колхозную кузницу и долгие годы с утра до вечера стучал молотком по наковальне, изготавливая разные кустарные изделия для сельхозинвентаря. А когда началось освоение целинных и залежных земель, собрал вещички и махнул в наши края. Вначале трудился в селе Монастырка, а затем перебрался в аул Кайракты, где до ухода на пенсию не выпускал из рук все тот же молот, оттягивая раскаленный металл, превращая в нужные изделия. Здесь, на целине, пустил глубокие корни, вместе с благоверной Ниной Васильевной прожили в согласии 62 года, воспитали троих детей.

— Анатолий Васильевич — уважаемый в нашем селе человек, — рассказывал аким Кайрактинского сельского округа Тлектес Дюмбаев. Он часто встречается с молодежью, делится воспоминаниями о военном лихолетье, своих друзьях-товарищах, с которыми прошагал тысячи верст по фронтовым дорогам Великой Отечественной. Непременно рассказывает и о величии трудового подвига первопроходцев целины.

Уважаемый Анатолий Васильевич, журналисты «Акмолинки» гордятся вашими ратными и трудовыми подвигами. Доброго Вам здоровья и счастливой жизни…

Иван ПЕРЕРВА.

Фото Владислава ХОЛИНА.

Жаксынский район.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также