Прощайте нас, любите нас…

Прощайте нас, любите нас…

РАМПА

Господи, за что мне это? Господи, зачем ты допустил…? Господи, зачем эти страшные войны?

Кто из нас, будучи ребенком, впервые услышавшим о Боге или отчаянно ищущим смысл бытия подростком, или зрелым человеком, которому трудно смириться с тяжелой болезнью, кончиной близких людей, не задавал этот вопрос? Чаще всего — самому себе.

Кто, столкнувшись с явной, вопиющей несправедливостью, коей в нашей жизни, увы, немало, не произносил сокрушенно: «Ну и где это библейское «Да воздастся каждому по делам его», равно как кораническое: «Тогда воздастся по заслугам человеку каждому».

Вопросы вечные. Общие. Ответы — разные. Есть ли единственно верный? Это тоже каждый решает сам. Как и главный герой книги Уильяма Пола Янга «Хижина. Разговор с Богом».

Решиться на театральную инсценировку ставшей в кратчайшие сроки мировым бестселлером книги — огромный риск. Вся она — из сложнейших диалогов. Не берусь оценивать работу переводчика, но в русском варианте книги, да и в нашумевшем одноименном фильме, они подчас звучат как-то непривычно для нас, немного казенно что ли, а временами вообще возникает ощущение подстрочника.

Тем большего уважения заслуживает колоссальная работа столичного режиссера Игоря Седина, сделавшего (впервые в странах ближнего зарубежья!) инсценировку этого произведения, попавшего в мировую серию «Книги, которые изменят мир». И тем больше было, признаюсь, где-то даже тревожного ожидания от поставленного им на сцене нашего русского драматического театра спектакля «Хижина».

И вот он главный персонаж спектакля Макензи (актер Тимур Валиев) —    не смирившийся со страшной гибелью дочери Мисси, мучающийся от боязни собственной вины, от непонимания все того же извечного «За что?», кричащий буквально на разрыв души: «Господи, тебя не было, когда я был маленьким мальчиком. Тебя не было, когда я потерял Мисси. Тебя нет и сейчас. Какой же ты Папа?».

И как же непросто этот отчаявшийся, живущий своим горем человек идет навстречу душевному исцелению, миру в своей душе. И как сложен и мучителен этот путь, спрессованный создателями спектакля в полуторачасовой разговор с Богом.

Да, в спектакле, как и в книге, к нему обращаются «Папа», и он — в этом театрально-художественном воплощении — женщина. Да, все герои спектакля облачены не в хитоны, они — в привычной нам вполне современной одежде. Да, звучит знакомая нам современная музыка. И слэнг молодежный местами пробивается.

Но это действительно разговор со Всевышним, как бы его ни называли. Тысячелетиями ведут его приверженцы всех конфессий. Более того, не чужд он и людям нерелигиозным. Ведь «нерелигиозность» не есть синоним понятия «неверующий».

— Как вы можете такое говорить, когда в мире столько боли, столько войн и бедствий, которые уносят тысячи жизней. Когда мою девочку убивает извращенец, — обращается Мак к Папе и другим героям, воплощающим Святую Троицу.

И начинается сложнейший, но такой важный и нужный всем разговор о вечном — любви БЕЗУСЛОВНОЙ. Когда любишь не кого-то и не за что-то, а ВСЕХ. Первый, но такой трудный шаг к такой любви — ПРОЩЕНИЕ. Всех, вся и за все. Даже тех, кто говорит: «Прощайте нас, любите нас, а мы все равно вам пакости делать будем». Этой фразы нет в спектакле, она — в книге. И какое же отторжение вызывает заключенный в ней запредельный цинизм. И с этим как жить? Смириться, мстить, бороться?

Давайте вдумаемся в диалог персонажей спектакля. «Когда с тобой что-либо случается, как ты определяешь, добро или зло?» — спрашивает Папа. Мак отвечает так, как ответил бы каждый из нас: «Я считаю что-то добрым, если мне это нравится. Когда мне хорошо и я в безопасности».

И продолжение: «Существуют миллионы людей, и каждый судит о том, где добро и где зло. Когда твое добро и зло сталкиваются с добром и злом соседа, тогда и возникают ссоры и даже вспыхивают войны. Но если в реальности не существует абсолютного добра, то любой может подменить слово любовь словом зло».

И шаг за шагом Папа, его сподвижники ведут Мака к очищению души от скорби, гнева, жажды мести, тяжести подлинной или мнимой своей вины. Люди возжелали свободы, в том числе от Бога, а значит, не Творец несет ответственность за боль, страх, насилие, что существуют в мире.

— Простить — это не значит забыть. Простить — это значит перестать душить другого человека, — шаг за шагом пытается Папа достучаться до измученного Мака. — Преступник — тоже мой сын, и я хочу его спасти. Прощение нужно прежде всего прощающему.

Виновен убийца Мисси? Безусловно. Виновен жестокий отец этого будущего убийцы, превративший его жизнь в ад? Да. И приходит понимание, что, по большому счету, где-то и как-то виновны все мы. И только всем вместе можно прервать эту порочную, с неразрывно связанными во времени и пространстве звеньями цепочку. Поняв, простив, полюбив…

Но как же непросто это сделать. Сколько душевных мук пережить. Сколько усилий приложить, чтобы направить свою любовь на благо заблудших и страждущих… Но иного пути нет у человечества и у каждого, желающего жить в ладу с собой и миром, человека.

Сложно было прочесть эту часть материала? Простите, иначе не получилось. Теперь представьте, каково более полутора часов пробираться сквозь совсем не простые, драматичные диалоги.

Поэтому беру на себя смелость дать совет: не стоит идти на «Хижину» тем, кого вечные вопросы бытия никогда не терзали или он благополучно забыл об этом. Кому в этой жизни все ясно и понятно. Кто не готов совершить над собой малейшее интеллектуальное усилие, чтобы попытаться понять слова авторов спектакля.

Надо сказать, что Игорь Седин, кажется, сделал все возможное, чтобы облегчить наше восприятие этого непростого разговора: музыкальное оформление, завораживающие световые эффекты, слаженный актерский ансамбль…

— Каждый актер должен «тянуть одеяло на себя», тогда получится полотно без единой складочки и морщинки, — одно из правил работы Игоря Седина. Режиссеру и актерам создать такое полотно удалось.

И еще. Инициатор этой постановки-директор театра Бейбут Бахтыгереев, доверяющий своем коллективу, верящий в него. Скажем сразу, что и режиссер, и актеры это доверие оправдали сполна. Дело -за зрителем.

Впечатления и отзывы кокшетауцев, пришедших на премьерные показы, очень высоки. Верим, что людей, идущих в театр не только для того, чтобы отдохнуть и развлечься, а готовых думать, сопереживать, размышлять… у нас немало.

Нина МИТЧИНОВА.