Возвращение Базеке

Почти серьезно
После вечернего намаза Базарбай почувствовал себя плохо. Неожиданно скрутило в животе, остро закололо в правой его стороне. Боль была какой-то незнакомой и, к удивлению старика, не сопровождалась позывами. На всякий случай, вооружившись чайником, аксакал раза два сходил туда, куда люди ходят в таких случаях. Результата не было.

К ночи боль стала невыносимой. Жена, старуха Канипа, и единственный сын Аманжол засуетились, не зная как облегчить его страдания.

- Позовите муллу, - слабым голосом простонал он. - Видимо, мне на роду написано умереть от резей в животе.

Молчавший до сих пор Аманжол, которому уже надо было идти в ночное, смотреть за совхозным табуном, предложил везти отца в районную больницу.

- Торопишься отделаться от меня, - захныкал по-старчески Базарбай. - Потерпи, теперь уже недолго осталось! Никуда не поеду, 78 лет прожил, еще не разу не обращался к дохтурам и без них помру!

Аманжол обиженно хлопнул дверью, ушел, сказав, что вернется как только загонит коней в загон.

Через полчаса вернулась Канипа. Вслед за старухой, щуря подслеповатые глаза, на порог шагнул ровесник Базеке мулла Имангали. Не раз доставалось от него этому Имангали.

- Скажи мне, с какой стати, - шумел не раз он в тесных стариковских компаниях за дастарханом, ты, Имангали, стал муллой? Забыл, как мы с тобой к заречным вдовушкам бегали? Или вспомни, как в русской деревне у тамыра Василия водку пивали да свиным салом закусывали!

Имангали в таких случаях молча краснел, но, когда становилось совсем уж невмоготу от подколок друга, пытался все свести к шутке.

- Не обращайте на него внимания, - улыбался он через силу, - пользуется тем, что ровесник и болтает бог весть что!

И вот этот Имангали сейчас стоял у его предсмертного ложа.

-  Что, Базеке, старый греховодник, и тебе понадобился мулла? - Имангали старался придать своему голосу шутливые нотки, чтобы не обидеть товарища, которому, может, и в правду, осталось жить считанное время. - Что же ты меня позвал? Я же, по-твоему, не настоящий мулла!

- Имеке, если можешь, прости меня за все! Коран велит прощать прегрешения близких, ты уж не обижайся на меня - всяко бывало. Ухожу я вот, кажется, час мой настал. Из старых друзей ты один остаешься в живых. Пригляди за моей семьёй, ты - человек одинокий, возьми к себе Канипу, старушка она еще ничего, шустрая - хозяйство твое будет вести. Если Аманжол жениться — отделите молодых сразу, кто знает, какая попадется сноха!

Имангали, не предполагавший, что дело примет такой серьёзный оборот, неожиданно смутился.

- Да что ты, Базеке, - замахал он руками, - какие могут быть меж нами обиды, с детства ведь вместе росли, вместе и состарились. За Аманжола не переживай - сделаем все как у людей. Если Канипа согласится, век свой скоротаем вместе.

Послышался приближающийся гул автомашины, который через несколько минут прервался под самыми окнами. В дом шумно ввалились Аманжол и шофер совхозной водовозки Калихан, парень балаболистый, но простой, веселый.

-   Собирайся, отец, в больницу поедем, в райцентр. - Обычно тихий Аманжол был решителен. - Ала, помоги ему собраться в дорогу. Нечего лежать дома и охать!

В тесную кабину ни Канипа, ни Аманжол третьим не поместились. Старик и Калихан выехали вдвоём. За окном газончика мелко нудил дождь, осенний, нескончаемый. Машина, тяжело урча, наконец-то взобралась на районный асфальт. Калихан не привык долго молчать.

- Старик, помирать что ли собрался?- подкатил он к больному.

Обидеться бы на такой бесцеремонный вопрос, но Базеке почему-то стало весело и боль, вроде, отпустила.

- А что? Возьму и помру! Посмотрим, как вы будете под дождём копать могилу и хоронить по такой грязи, - мстительно сказал он.

Калихана разве этим проймешь.

- Ничего! Зато на твоих похоронах свежего мяса на дармовщинку вдоволь наедимся, - мечтательно произнес он. - Даст бог, и после поминок что-нибудь сообразим! Аманжол, думаю, не поскупится — отвалит по стольнику погребалыцикам.

Базарбай не прочь бы продолжить этот пустяшний разговор, но тут накатила новая, еще небывалая волна боли. Старик замычал, корчась в кабине. Калихану стало не по себе.

- Может, остановить машину?

- Гони быстрее, чёрт языкастый!

В больнице их словно ждали. Какие-то женщины и паренек в белом халате помогли Калихану вытащить старика из кабины, довести до больничной постели.

Спустя небольшое время, в палату вошла девушка в неправдоподобно белом халате. Невольно залюбуешься: мягкий журчащий голосок, большие влажные глаза и ямочки на щеках. Старик грустно улыбнулся, подумал: вот бы такую Аманжолу!

В следующую минуту воображаемая сноха ошарашила Базарбая:

- Поднимите низ рубашки!

Не успел он что и подумать, как она деловито задрала его застиранную рубаху и начала мять старческий живот. Бесстыжая, охал про себя старик, борясь с болью и со стыдом. Бесстыжая, как может прикасаться к голому телу чужого мужчины! И такую вертихвостку я пожелал сыну в жены. Не стоишь ты и ногтя моего Аманжола!

- Аппендицит у вас, дедушка! - протараторила бойкая девица. - Будем резать!

-  Ойпырмау, что она говорит? - Абден тесед?*

Что будет, если окончательно продырявит живот? О Аллах, зачем только я согласился поехать в эту больницу? Лучше бы умер дома.

Через полчаса Базеке как жертвенного барана в курбан-айт положили на высокий узкий стол, связали бинтом крепко-накрепко руки-ноги.

-   Ля-иль Алла, ля-иль Алла, - шептал посеревший от страха старик. - Вот мне создатель уготовил умереть. Хоть бы мусульманин резал, обреченно думал уже смирившийся со своей участью Базеке. На этот раз аллах был милостив: с маленьким блестящим ножом над животом склонился пожилой казах, чем-то смахивающий на забойщика с фермы Азербая. Вдруг палата, диковинно одетые врачи и сам он, привязанный, несчастный, куда-то поплыли, закружились. Базеке уснул под действием наркоза.

После вчерашней давящей хмари, моросившего целый день дождя природа расщедрилась вовсю. Проснулся он от яркого солнца. С минуту соображал, где находится - вспомнил и испугался. Жив остался, вдруг дошло до него, жив остался! Значит, еще не все отведал он в этом мире, значит, понянчит он еще внуков! Вдруг его внимание привлек какой-то неясный звук. Боясь потревожить тело, разбудить боль, осторожно повернул голову. Напротив, на соседней койке, сидели два человека в белых халатах. Вгляделся, бог ты мой, Канипа и Имангали! Старуха тихо всхлипывала, Имангали ехидно улыбался.

- Ожил, старый безбожник? Ну, как, старуху заберешь к себе или, как договорились, отдашь мне?

Базарбай тихо, одними губами и глазами, засмеялся. Смеяться было больно, но он не мог остановиться.

-  Са-самому нужна, - смеялся он, - а ты, Имангали, в этом халате на дохтура похож!

Смеялись и Имангали с Канипой. Жизнь продолжалась, и она была не такой уж плохой.

Султан ДАУТОВ.

Абден тесед (каз.) - совсем продырявит.

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...
Возвращение Базеке, 10.0 out of 10 based on 1 rating

!!! Все комментарии проходят предварительную модерацию администратором сайта. Комментарии, содержащие ненормативную лексику или оскорбительные выражения, редактируются или не публикуются, по усмотрению модератора. !!!

Добавить комментарий

Другие статьи по этой теме

Если Вы собрались за границу Сезон отпусков Начался сезон отпусков и многие наши соотечественники отправляются за границу на отдых. Во избежание казусов при пересечении таможенно...
Находчивость рыбака Чем старше становлюсь, тем больше убеждаюсь, как необходимо это качество рыбакам, охотникам, которые нередко оказываются в экстремальных условиях. При...
Они ждут именно Вас Спецпроект «Акмолинской правды» «Возьмите меня в семью!» В Центре адаптации несовершеннолетних оказались трое очаровательных детей из одной семьи. Са...
Ограничена в свободе Дети и родители Мать пятерых детей осуждена за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию дочери. Как установил областной специализированный...
О чем говорят этнокультурные стереотипы... Особая тема Все мы, люди разного возраста, разного уровня образования, разных национальностей находимся во власти стереотипов. И это и нехорошо, и не...