О ценностях истинных и мнимых

Рампа
В областном казахском музыкально-драматическом театре имени Ш. Хусаинова снова премьера. На сей раз на суд зрителя была представлена драма «Жетім тағдыр» (Сиротская доля) по произведению писателя, депутата Сената РК Жабала Ергалиева. В числе зрителей дебютного спектакля был аким области Косман Айтмухаметов, секретарь облмаслихата Нина Дьячек, кроме того поддержать драматурга прибыли из Астаны депутаты Сената РК.

Новый спектакль — работа молодого режиссера, бывшего актера областного театра Сафуана Шаймерденова. Ему удалось с наибольшей полнотой интерпретировать философско-лирический и социальный смысл произведения, в основе которого лежит история короткой и несчастной жизни молодого талантливого ученого. Он, выросший в детском доме, руководствуется в жизни такими понятиями, как честь, справедливость, участие, что кажется смешным его коллегам из научного центра. Словно белая ворона, непонятый и неподдержанный равнодушным окружением, герой пытается в одиночку безуспешно противостоять надменным и чванливым бастыкам-начальникам. Да, сиротская судьба — тяжелое испытание. Но вот его жизнь озаряет первое чувство любви, наполнив душу радостной надеждой о светлом и безоблачном будущем. Кажется, вот оно счастье, наконец, в жизни появился смысл, но… девушка — представительница так называемой золотой молодежи — не испытывает больших симпатий к парню. А ее отец — крупный предприниматель, боящийся «позора» породниться с безродным сиротой, упекает при помощи своих людей бедолагу в «психушку», где и происходит внутренний надлом молодого человека. Он так и не сможет оправиться от полученных душевных ран.

Словом, спектакль, рассказывающий о частной жизни конкретных людей, больше посвящен проблемам современного общества, в котором такие люди, как главный герой — Сабит — становятся изгоями. Живо играя такими понятиями, как честь и бесчестье, участие и равнодушие, режиссер в постановке устами героев подводит зрителей вплотную к злободневным общественным проблемам, ждущим своего разрешения. Не секрет, что наши девушки в погоне за лучшей жизнью ищут и находят зарубежных женихов. Не приведет ли складывающаяся ситуация к изменению кода нации?

Актерами мастерски продемонстрированы образы руководителей, их приближенных — подхалимов и приспособленцев, равнодушных к чужому несчастью. В постановке отсутствуют радостные тона, нет светлых красок, изобилует лишь драматизм. Поэтому драматургически сложный спектакль при всей социальной его направленности воспринимается не очень легко. Он необычен постановочно и, как показалось, не до конца был понят многими зрителями. Режиссер щедро вкрапил в него элементы авангардизма — современных новомодных театральных тенденций, демонстрирующих новый и потому непривычный подход. К примеру, все 12 его героев постоянно находятся на сцене, выходя то на первый план, то отступая по сценарию на задний. Отсутствует затемнение сцены, привычно отделяющее одну мизансцену от другой, условны все декорации спектакля, которые легким движением рук актеров превращают сцену то в офис, то в ресторан, то в квартиру или больничное отделение. Нота авангардности звучала не только в обобщенной сценографии, но и в костюмах всех персонажей — сером мешковатом одеянии, с отсутствующими рукавами, зримо воплощавших несовершенство нашего разделенного на богатых и бедных общества, в котором есть сироты, а люди преуспевающие, наделенные властью, позволяют себе подавлять подчиненных, или тех, кто слабее. Словом, из таких вот противоположностей и складывал режиссер образ спектакля. Еще один, пожалуй, самый главный и весьма удачный контраст — персонажей сыграли три поколения актеров театра. Одну из главных ролей — начинающего ученого — блестяще сыграл молодой артист театра Самат Шаймерденов. Дебютом стала эта нынешняя премьера для свежеиспеченных актеров, влившихся в коллектив театра по окончании учебных заведений в этом году, — Ерканата Сабитова (Адик), Мейрамбека Мукатая (Кумар), а также Макпал Сулейменовой, исполнившей роль той самой девушки Жазиры, в которую влюбился главный герой, и Айжан Шарипова (Азина). Наши искренние аплодисменты мастерам сцены, с которыми молодежь играла в тандеме — Толеубеку Конбаю (отец Жазиры Мухит), Гульмире Жакилиной (мать Жазиры Сауле), Кайрату Мырзаболатову (Райбек). Их сценическое мастерство, великолепно найденные форма сценической выразительности, стиль самой роли, буквально, «вытащили» на должный уровень спектакль. Что ж, начинающей актерской поросли можно сказать: вам есть у кого поучиться!

Таким образом, события, разворачивающиеся в «Жетім тагдыр» — это призыв к каждому члену нашего общества, своеобразная проповедь Добра, Справедливости, Достоинства.

Финал пьесы, окончившейся на печальной ноте, оставляет вопросов больше, чем ответов. Зато, безусловно, заставляет задуматься о чести, о совести, о моральном долге, об истинных и мнимых ценностях.

Раушан УТЕУЛИНА.

По окончании спектакля нам захотелось узнать впечатления зрителей. По счастливой случайности своим мнением согласился поделиться россиянин, коренной омич Мурат Хайдаров. Он, по его словам, увидев афиши, не преминул сходить на премьеру. Услышав его довольно интересную аналитическую оценку увиденного, мы не могли не опубликовать ее в газете.

— Для меня, взращенного на русской классической драматургии, казахские постановки — экзотика, такая же, как японский и китайский театры. Невольно я всегда провожу параллели между ними тремя и, как мне кажется, они имеют некое генетическое родство.

Бывая в разных городах Казахстана, стараюсь попасть на казахские постановки, предвкушая эдакое «пряное» удовольствие от экзотического сценического действа. Честно говоря, от нынешней премьеры ожидал примерно того же. Не прочитав предварительно, по понятным причинам произведения, увидел, что постановка посвящена проблемам современности и на мой взгляд, она имеет, как плюсы, так и шероховатости.

Оградно, что в ней имеет место быть попытка решения авангардным путем некой сверхзадачи. Сознательный сценографический аскетизм, избранный режиссером, отказ от декораций налагает огромную нагрузку на актеров, работа которых осложнялась тем, что они, не покидая сцены, не меняя костюмов, переставляя скудные декорации, мгновенно трансформировались, перевоплощались для следующей мизансцены. Другой вопрос, как воплощалась эта грандиозная идея. К сожалению, ответ на него у меня неоднозначен. Интересной находкой, оправданно смягчавшей драматизм действа, можно назвать проекцию на экран СМС-сообщений, которые отправляют друг другу главные герои.

А вот к явным минусам пьесы я бы отнес непродуманность в использовании декораций, их перестановки на сцене. Актеры вынуждены были сами их передвигать, переставлять те же столы, на что уходило время, возникал ненужный шум на сцене, который определенно мешал восприятию действа, вызывая лично у меня где-то даже досаду. Достаточно было, на мой взгляд, использовать небольшие предметы на колесиках, либо со скользящим дном, которые можно было передвигать на сцене легким прикосновением.

Кроме того, мне показалось не совсем удачным одеяние актеров. По-моему, лучше бы вместо этих странных нарядов без рукавов, выглядевших нелепо на мужчинах, были бы просторные серые балахоны с капюшонами. Тогда актеру для того, чтобы отстраниться от какой-либо мизансцены, достаточно было бы накинуть капюшон на голову, отойти и как бы раствориться в пространстве сцены.

Сценографический аскетизм приводит к тому, что на первом плане должны быть: каждый жест, мимика, пластика актеров, то есть, уровень игры каждого из них целиком определяет успех спектакля. Зритель невольно сосредотачивается даже на дикции, прочтении ими текста, видя малейшие изъяны и шероховатости исполнения.

Мне показалось несколько вялым начало спектакля с недостаточно отшлифованными, но обильными монологами, и диалогами героев. Признаюсь, не убедила игра молодых людей — главных героев. Это чувство усилилось, когда их исполнение как бы вступило в контраст с искусной игрой актеров, сыгравших роли родителей девушки — главной героини. Я был покорен мастерством актрисы, исполнившей роль матери главной героини, добротной мне показалась игра актера в роли отца.

Пьеса понравилась своей замечательной идеей призыва к нравственности, озабоченностью автора сегодняшним положением дел в этом плане. Все поднимаемые им в произведении вопросы очень остры, злободневны и понятны. На мой взгляд, этот спектакль должен быть востребован, прежде всего, молодежной аудиторией, театрами юных зрителей.

В целом, работа актерской труппы не оставила тяжелого впечатления, думаю в связи с применением каких-то современных авангардных методов, вкраплением сатирических моментов. Думаю, это тоже верный ход, поскольку наша жизнь не может быть сплошной драмой, либо комедией. Мне это нравится, поэтому ухожу из театра с легким сердцем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *