История одной семьи. Казахстанской

— Сагат, ты «смертник», так мне друзья говорили, когда я их с Таней знакомил, — Сагат Мухаметрахманович сегодня об истории своей женитьбы на Татьяне Федуловой рассказывает с улыбкой. — Особенно те, кто закончил Целиноградский инженерно-строительный институт.

Дело в том, что будущая теща – дама энергичная, в городе известная и уважаемая – в этом вузе не только преподавала, но заведовала учебно-методическим отделом. Выпускники советских вузов помнят, что перед дверью заведующей трепетали не только студенты, но и преподаватели.

— Она буквально шла «по пятам» за нами. Мы боялись встретиться, — продолжает Татьяна Валерьевна. — Но это до тех пор, пока она Сагата не увидела: «Так вот он какой! Ну как в такого красавца не влюбиться». Сейчас он у моих родителей – любимый зять».

Трудно сказать, почему изначально мама была против их дружбы. Возможно, значительная разница в возрасте была главной причиной. Но вспомним, что это было в конце 90-х годов, когда к бракам межэтническим отношение было разным, часто – настороженным, неодобрительным. Сегодня можно с уверенностью сказать, что их семья – одно из подтверждений аксиом: «если есть любовь» и «главное, чтобы человек был хороший».

«Деда своего я полюбил, когда взрослым стал»

— В моей семье на национальность внимания как-то мало обращали. Время было такое, — так Сагат Мухаметрахманович отвечает на вопрос, как его родители отнеслись к браку с девушкой с польско-украинскими корнями. — Советская была семья. Рабочая.

В семье было шестеро детей. Еще и мальчика-украинца воспитывали. После смерти мамы малыш жил с бабушкой. Ее сбила машина, когда вела внука из детского сада. Родственники дом продали, пятилетнего ребенка в интернат определили. Приходил к бывшим соседям на выходные, плакал, не хотел возвращаться в интернат. Так и остался. Никакой опеки над ним не оформляли, никаких пособий не получали, в школе «договорились». Вырос, женился, свадьбу сыграли. Теперь уже их дети дружат.

Родной казахский язык Сагат Мухаметрахманович начал осваивать после 35 лет, уже вместе с Татьяной: «В классе из 37 учеников было три казаха. Сами понимаете…». На национальность друзей обратил внимание гораздо позже, когда они, уже будучи зрелыми, успешными людьми начали уезжали из Казахстана: «В Германию, Израиль, Россию… Несколько лет прошло, проводы отгуляли, оглянулся – вокруг меня почти одни казахи».

С Татьяной познакомились, когда выпускница школы пришла в музыкальную студию, которую он с друзьями создал: «Увидел, и все: сердце «екнуло». К этому времени у него был уже довольно устойчивый бизнес.

«Можно ли начать бизнес «с нуля», не имея стартового капитала, связей?». Отвечает спокойно, откровенно: «Вряд ли. У меня было и то, и другое». Но вот дальнейшие слова Сагата Мухаметрахмановича можно расценивать как опровержение. Судите сами.

-Деда я в детстве не любил. Он «гонял» нас очень. Полюбил, когда стал взрослым и понял, что если бы не приучил к труду, к тому, что каждую копейку надо заработать, то вряд ли из меня что-либо получилось бы, — анализирует свой путь Сагат Мухаметрахманович.

А дедушка его был директором заготовительной конторы. Не сомневаюсь, после этих строк читатели, которым «за…», воскликнут: «Да он же миллионером был официальным. Заготовителям такие деньги на руки выдавали, а отчеты вообще условными были».

— Не знаю, сколько у него было денег, но я с братьями лет с одиннадцати у него на складе работал. Мы шерсть прессовали. Дед нам платил строго от выработки, — рассказывает выросший внук. — Стали постарше, во время работы рассуждали о том, что мы в Австрию, Словакию шкуры КРС поставляем за копейки, а оттуда получим несколько пар обуви за огромные деньги. Уже тогда как-то зарождалось в голове, что самим делать надо.

Свой первый автомобиль купил в 22 года. Причем на свои деньги. В 19 лет в бригаде с друзьями базы механизированные строили. Вспоминает, что тогда познакомился с знаменитой Натальей Геллерт – механизатором, депутатом Верховного Совета СССР, членом ЦК КПСС: «Как она пахала! С раннего утра до позднего вечера. На казахском говорила лучше, чем на русском. В совхозе, где она работала, всем платили хорошо. Нам – тоже».

Что касается связей… «Я спортом серьезно занимался. В 14 лет был чемпионом СССР по вольной борьбе в тяжелом весе. Со мною вместе занимались дети разных людей. Дружили, с родителями знакомились. Потом помогали друг другу».

Так что когда в 1986 году в СССР приняли Закон об индивидуальной трудовой деятельности, то молодой человек в свои 20 с небольшим был этому готов. Открыл один из первых кооперативов в Целинограде. Возможностей тогда было… Но и риски огромные.

— Сейчас понимаю, что если бы не воспитание деда, родителей, то мог бы и в мажоры податься, и «прогореть» много раз, если бы в «олигархи» стремился, — анализирует Сагат Мухаметрахманович. — Но как-то выстояли, все улеглось. Работаем спокойно.

«Есть у меня мечта – мир посмотреть».

«Звоню вам в 9 утра, пока на свою ферму не уехали». «А я уже вернулась. С дояркой проблемы. Пришлось самой».

Это из нашего недавнего телефонного разговора с Татьяной Валерьевной. Познакомились мы с нею на семинаре «Агроэкология – основа эффективного фермерства». На красивую и очень непосредственную, искреннюю, активную участницу не обратить внимание было просто невозможно.

Родилась, выросла в городе, образование высшее (и не одно), четверо сыновей, муж семью обеспечивает. А она в свои 40 с небольшим уговаривает его приобрести земельный участок в Кояндинском сельском округе и организовать там небольшую животноводческую ферму. О своих коровах и телятах рассказывает с такой любовью, и так щедро, не думая о возможной конкуренции, делится рецептами вкуснейших сыров…

— Татьяна, но вы же можете себе позволить не работать, заниматься детьми, собой. Зачем вам это? Такой труд тяжелый, ответственность, риски немалые.

— Именно ради семьи и детей и работаю, — Татьяна очень убедительна в аргументах. — Я не понимаю, когда кто-то говорит, что дети мед не едят. Наши мальчишки – килограммами его уминают. Главное – с детства приучить к здоровой натуральной пище.

В этой семье молочные продукты всегда покупали только на рынке у мелких фермеров. Но с каждым годом становится сложнее, гарантий качества, отсутствия добавок все меньше. Да и дороже намного стало.

— Пару коровок, чтобы свой творожок, сметанка, масло, — убеждала Татьяна мужа. Он-то уже тогда понимал, что Татьяна с ее характером двумя коровками не ограничится.

Так оно и случилось. Через три года – стадо небольшое. Но получаемое молоко потребности семьи уже превышает. Так что делает Татьяна и сыры, и йогурты, и айран. Пока в небольшом количестве, но продает в столице: «Ничем молоко-сметану не разбавлять, ничего не добавлять, санитарные требования соблюдать – это для меня дело чести».

О коммерческой прибыли пока речь не идет, только-только на самоокупаемость вышли. В прошлом году коровы, телята переболели, молоко даже им нельзя было давать. Выливали.

Татьяна до сих пор воспоминает об этом со слезами: «Исхудали за сутки. Стоят как зомби… А в глазах — столько боли». Обрабатывали по семь часов в день, вымя, копыта прижигали… Выходили. Всю зиму восстанавливались до прежнего состояния.

— Хороший сыр можно сделать только из жирного молока. У моих коров жирность 4,7%. Меня в лаборатории хвалят. Бобовые в корм надо добавлять. Ячмень проращиваем. Главное, чтобы качество зерна было хорошим. Тыквы в огороде выращиваем, — Татьяна рассказывает об этом не просто профессионально, увлеченно. Остановить ее сложно.

«Таня, давайте к теме семьи вернемся». «Так я о семье и рассказываю. Мне же все помогают, на огороде работают. Мальчишки серьезнее стали». Мама четверых сыновей цитирует японскую пословицу: «Когда родители трудятся, а дети наслаждаются жизнью, – внуки будут просить милостыню». В этой семье работают все.

Амир родился, когда Таня еще студенткой была. Студент, подрабатывает на карманные расходы и на цветы для девушки. Дамир – тоже студент, но больше времени проводит на хоккейной площадке, он – трехкратный чемпионо Казахстана. Все просит маму немного подождать: «Мы с тобой столько сделаем. Даже колбасу начнем производить». Рамир и Самир – школьники.

— Дети, конечно, – наше все. Но женщина должна и в другой сфере реализоваться. Никогда не думала, что найду себя в животноводстве, оказалось, что это – мое, — говорит Татьяна. — А потом, надо уже о снохах думать. Не хочу, чтобы они брали пример с неработающей свекрови.

И еще: «Есть у меня мечта – путешествовать, мир посмотреть, дети росли – не до того было. А сейчас уже можно. Всем вместе, всей семьей!».

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts