Дорогу осилит идущий

В 17 лет — электромонтер в родном совхозе Жамбыльской области. Через 10 лет, в 1988 году — стажер адвоката в юридической конторе города Петропавловска. В 1990 году — судья Северо-Казахстанского областного суда. В  1999 — председатель суда города Темиртау.

Трудовая биография председателя Акмолинского областного суда Досжана Әмір — наглядное подтверждение действенности принципа меритократии в казахстанской судебной системе. Где бы он ни работал (ротация судей — явление обязательное), его ценили как профессионала, принципиального, требовательного к себе и другим человека. И истинного радетеля государственного языка, душой болеющего за его настоящее и будущее.

Сегодня с гостем нашей редакции мы беседуем о проблемах применения государственного языка в судопроизводстве.

— Досжан Сарманкулович, пожалуйста, начнем все-таки со статистических данных как основы для анализа и выводов…

Статистические данные говорят о том, что в судопроизводстве государственный язык еще не занял того места, которое уготовано историей и  законами суверенного государства. Многие политологи говорят, что все изменится вместе с демографической ситуацией. Факты говорят о том, что связь есть, но не прямо пропорциональная.

В соседней СКО этнические казахи составляют 35,02% всего населения. При этом в прошлом году в североказахстанских судах на казахском языке рассмотрено 0,5% дел. В Жамбыльской области соответственно — 72,8% и 50,1%. В Мангистауской области казахи составляют 83,5%, на государственном языке рассмотрено чуть более 66% всех дел, в ВКО — 61,2% и 15,2%. В нашей области доля этнических казахов — 51,4%. Удельный вес судопроизводства на государственном языке — 17% от общего количества.

Прогресс, конечно, есть. Но за 30 лет суверенного развития он мог бы и должен быть куда значительнее. В нашей области в 2019 году на казахском языке рассмотрено 5%, в 2020 — 8,8%, в 2021 году — 17% дел. Но скажу сразу, даже для того, чтобы добиться таких изменений, приходится прилагать очень много усилий. Разъяснять, требовать, изменять язык судопроизводства в соответствии с законом.

Очень многое зависит о судьи, от его умения и желания работать на государственном языке. Посмотрите на работу судей в Сандыктауском районе.  Удельный вес казахского населения 19%, судопроизводство  на казахском – 27%.  В областном центре ситуация иная. Казахи составляют 57% всего населения. На государственном языке закончено всего 14% дел.

Суд при отправлении правосудия независим. Но в отношении применения государственного языка зависит от общей ситуации в стране. Сколько принималось программ по овладению государственным языком!

В 2011 году в ежегодном Послании народу Казахстана и далее в принятой Программе развития языков 2011-2020, была поставлена задача: в 2020 году 95 процентов населения Казахстана должны овладеть государственным языком. Однако программа не выполнена. Кто проводит мониторинг ее реализации? Причин невыполнения? Какая часть документации исполнительной властью ведется на государственном языке?

Все цитируют руководителей страны о том, что нужно внедрять государственный язык поэтапно, чтобы не ущемлять права людей других национальностей. А о том, как обстоят дела с правами наших братьев кандасов, почему думаем меньше? Когда они попадают в русскоязычную среду, разве не ущемляются их права общаться, получать услуги на их родном языке, провозглашенном в суверенном Казахстане единственным государственным языком? В том числе и в судах нарушаются их права.

— Приведите, пожалуйста, примеры

Вот три очень показательных примера. В прошлом году мы рассматривали дисциплинарные проступки трех судей по фактам грубого нарушения законности по уголовным делам.

 Приговор  в отношении подсудимого Ж. отменен, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе. Причина — досудебное производство и судебное разбирательство по делу проведены на русском языке.

Подсудимый Ж. в ходе рассмотрения дела в судебном процессе сообщил, что не владеет русским языком, не понимает содержания материалов. Вынужден был написать первоначальное заявление на русском языке из-за незнания закона, с помощью (обратите внимание!) сокамерников. Переводчик в судебном заседании участвовала, однако ее участие было формальным.

Далее. Потерпевшая М. не владеет русским языком, давала показания на государственном языке. Подсудимый К. не владеет государственным. Перевод с русского на казахский для потерпевшей и с казахского на русский для обвиняемого не осуществлялся.  Фактически переводчик не осуществлял свои обязанности по переводу. Нарушены права обоих участников процесса. Они были лишены  права пользоваться услугами переводчика.

Еще пример. Подсудимые А., Б. не владеют русским языком. Досудебное расследование велось на государственном языке. Адвокатом было заявлено ходатайство об изменении языка судопроизводства с казахского на русский. Юридически неграмотные подсудимые ходатайство поддержали: «адвокату виднее, мы ему доверяем». Суд первой инстанции неправомерно удовлетворил ходатайство адвоката об изменении языка судопроизводства с казахского на русский.

То есть, во всех этих случаях нарушены права подсудимого и потерпевшего на право пользования родным языком или языком, которым они владеют и на  использование услуг переводчика.

Кроме того, в приведенных примерах нарушены права коренного казахскоязычного населения. Но эти факты не возмутили СМИ и общественность. Если бы были нарушены права людей иной национальности, думаю, возмущения общественности и СМИ было бы много.

В том, что государственный язык не развивается, многие обвиняют правительство. Но главная причина в том, что далеко не все им  владеют и   хотят пользоваться.

 Однако каждый человек как гражданин страны обязан знать язык страны проживания — государственный. Поэтому я обращаюсь к нашим гражданам: начните с себя, давайте изучать язык и защищать свои права на государственном языке.

— Давайте разъясним нашим читателям, от чего зависит язык судопроизводства?

— Без ссылок на нормативные акты не обойтись. Так что надо вникнуть. «Производство по делам об административных правонарушениях в РК ведется на государственном языке, а при необходимости в производстве наравне с государственным употребляются русский язык и другие языки». (КОАП РК, статья 738). Обратите внимание: «При необходимости». То есть для смены языка с государственного на иной, согласно части 2 вышеуказанной статьи, нужно мотивированное постановление. Во многих случаях на практике, к большому сожалению, не выясняют, владеет ли участник процесса государственным языком и желает ли, чтобы заседание велось на государственном языке, нуждается ли в переводчике.

В ГПК РК закреплена норма, согласно которой «Судопроизводство по гражданским делам ведется на казахском языке.  Наравне с казахским официально в судопроизводстве употребляется русский язык, а в установленных законом случаях и другие языки. Язык судопроизводства устанавливается определением суда в зависимости от от языка, на котором подан иск в суд».

Считаю справедливым и необходимым, чтобы все исковые заявления подавались на государственном языке. И уже судья выяснял, владеет ли истец в совершенстве языком, на котором оформлено исковое заявление. И принимал мотивированное решение о смене языка судопроизводства.

А по уголовным делам, согласно статьи 30 УПК, «уголовное судопроизводство в Республике Казахстан ведется на казахском языке, наравне с казахским официально в судопроизводстве употребляется русский язык, а при необходимости и другие языки. Орган, ведущий уголовный процесс, при необходимости ведения дела на русском или других языках выносит мотивированное постановление об изменении языка судопроизводства».

Исходя из этого требования, я полагаю, на первоначальном этапе уголовные дела должны вестись исключительно на государственном языке, т.к. при выезде на место совершения происшествия и ведении других первоначальных следственных действий, следственным органам неизвестно лицо, совершившее правонарушение, и владеет ли оно государственным языком.

Даже заявление о совершении правонарушения должно приниматься на государственном языке, т.к. статья 4 Закона «О языках в Республике Казахстан» гласит: «Государственный язык — язык государственного управления, законодательства, судопроизводства и делопроизводства, действующий во всех сферах общественных отношений на всей территории государства».

Убежден, что из-за того, что только потерпевший или только подсудимый языком не владеют, вести судопроизводство на русском языке  преждевременно. Почему должны страдать другие участники процесса? Должна быть прерогатива государственного языка.

Но наши судьи часто не делают этого. Сами не заинтересованы в этом. Тем более, не заинтересованы адвокаты, которым на русском работать проще. Как и  дознавателям, следователям… Понимаю, что многие профессию юриста осваивали на русском. Сложно теперь. Но «дорогу осилит идущий».

— Вы сказали, что часто «судьи не заинтересованы» в поведении заседания на государственном языке. Потому что сами им не владеют?

— Бывает, что и судьи владеют не  в совершенстве. Но главная причина  в том, что судебные процессы с участием переводчика длятся в два, а то и в три раза дольше.

А с переводчиками — проблемы колоссальные. «Совмещение судьей, прокурором, следователем функций переводчика является существенным нарушением закона о языке судопроизводства и недопустимо. Не должно иметь место привлечение в качестве переводчика лиц, привлекаемых за совершение ими административного, уголовного правонарушения к ответственности».

Эти требования, конечно, оправданы.  Но где найти такое количество людей, которые не только  в совершенстве владеют  казахским и русским языками, но умеют переводить синхронно? Владеют юридической терминологией? Возьмут на себя огромную ответственность? Ведь от точности, адекватности перевода зависит многое. В том числе и решение суда?  А значит и судьба человека.

При этом. По уголовным делам: «Переводчикам устанавливается вознаграждение из расчета 1 страница (до 2000 знаков) письменного перевода или один час устного перевода с русского на казахский язык (и наоборот) не более одной второй месячного расчетного показателя». Сегодня это 1 532 тенге. А по гражданским делам — «одной десятой МРП». То есть, 306 тенге. За час напряженнейшей, требующей высокой квалификации работы.

При таких обстоятельствах может ли не быть проблем с переводчиком? К большому сожалению, качество процессуальных документов на государственном языке не выдерживает никакой критики.

Но все это — отражение общей проблемы применения государственного языка в целом. Сейчас реже слышишь: «Нет учебников, методик…». Все это есть. А у  людей, не стремящихся освоить государственный язык, по моему убеждению, нет уважения к стране, народу.

У философа Конфуция спросили ученики: «Учитель, если бы вас поставили править государством, с чего бы вы начали?». — «С языка, — ответил Конфуций — Потому что, если нарушается язык, нарушаются дух и обычаи народа. Если дух и обычаи будут нарушены, справедливость и истина исчезнут, и народ будет обречен на неизбежное вымирание…».

Будущее суверенного государства зависит от будущего государственного языка. Судьи, государственные служащие – слуги народа. Разве можно служить народу суверенного государства, если не знаем его языка.

Беседовала Нина МИТЧИНОВА.

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts