Без срока давности

С того страшного июньского дня прошло 25 лет. Изменилось многое, многое забылось. Но дочь Х., погибшей 30 июня 1997 года, помнит случившуюся трагедию до мельчайших подробностей. Как и остальные потерпевшие и свидетели страшного преступления.

Осужденный за совершение двойного убийства П. (было ему тогда 27 лет), признанный судом вменяемым и не находившимся в момент свершения преступления в состоянии аффекта, наверняка помнит тоже. Но на суде совершенное им убийство двух женщин отрицал. Изложил иную версию событий. Но собранных следствием и судом доказательств было достаточно для установления истины и вынесения приговора.

Был он тогда женат, уроженец Енбекшильдерского района (теперь Биржан сал) проживал в Кокшетау. В этот роковой для погибших день пришел к знакомой Х. около 19 часов. Вместе с хозяйкой в квартире была ее мать И.

Между П. и И. возникла ссора. Мужчина стал на глазах у дочери избивать ее мать. «Присутствующая при этом дочь И., Х., стала кричать и, опасаясь за свою жизнь и здоровье, а также жизнь и здоровье своей матери, выбежала на балкон, откуда пыталась призвать прохожих и посторонних лиц на помощь».

П. выволок ее с балкона, втолкнул в комнату, избивал жестоко. Затем достал из кармана нож, и нанес матери семь ударов ножом. Ей удалось вырваться, выбежала на лестничную клетку, упала.

В это время игравшая во дворе несовершеннолетняя дочь Х. прибежала на крик матери. Увидела лежащую на лестничной площадке свою истекающую кровью бабушку. Та была еще в сознании, успела сказать внучке, чтобы в квартиру не заходила и звала на помощь.

В это время П. в квартире убивал маму девочки. Она смогла выбежать, спрятаться в квартире соседки. Но умерла еще до приезда скорой помощи. Ее мама умерла через неделю в реанимационном отделении областной больницы.

Версия П., вину свою не признавшего, такова. Пришел к Х., его, полуобнаженного, увидела пришедшая через некоторое время ее мать, стала кричать и бить его. Он ее только оттолкнул, оделся, выбежал из квартиры, по дороге обнаружил, что у него разбита голова. Когда шел по городу, встретил О., которая сообщила ему, что его разыскивает милиция, и помогла ему уехать. Уехал он в Курганскую область, где и скрывался все эти годы.

Но это уже во время судебного заседания. А 9 апреля 2021 года во время явки с повинной говорил следующее: «после того, как его стали бить И. и Х., он перестал себя контролировать, а когда пришел в себя, увидел на своих руках кровь, тогда и понял, что убил вышеуказанных лиц. Испугавшись, выбежал на улицу и долго бежал, остановился и вымыл руки в луже воды. Далее влез в грузовой вагон и через сутки оказался в городе Кургане».

Свидетельских показаний, полученных 25 лет спустя после трагедии, сохранившихся вещественных доказательств хватило для того, чтобы счесть вину обвиняемого в совершении преступления с особой жесткостью доказанной. Последние слова И.: «Это сделал П.» слышали многие.

«Особая жесткость», в частности, заключается и в том, что преступление было совершено на глазах дочери и внучки погибших.

Свидетельница О., в частности говорила, что узнала о том, что П. ищет милиция, от его жены. Встретив его на железнодорожной станции, спросила, он ли совершил убийство, на что он ответил, что убил он, но не помнит, как это произошло.

При вынесении приговора состояние алкогольного опьянения, что является отягчающим обстоятельством, суд во внимание не принял. Потому что не нашел этому задокументированных доказательств.

Ходатайство со стороны защиты об освобождении от уголовной ответственности подсудимого П. в связи с истечением срока давности суд отклонил.

И вот почему. «Судом достоверно установлена вина П. в совершении преступления, предусмотренного ст. 88 ч. 1 п.п. «г,з» УК КазССР (в редакции от 22 июля 1959 года). Санкция данной статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со ссылкой или без таковой или смертную казнь. Судили П. по закону, действующему в 1997 году Применение сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности, за которое предусмотрена смертная казнь, является исключительным правом, а не обязанностью суда.

Приговор суда: «Признать виновным П. в совершении преступления, предусмотренного ст. 88 ч. 1 п.п. «г,з» УК КазССР (в редакции от 22 июля 1959 года) и назначить ему наказание в виде пятнадцати лет лишения свободы, с отбыванием наказания в учреждении уголовно-исполнительной системы средней безопасности». «…Учитывая обстоятельства совершения преступления, степень вины причинителя вреда, а также имущественное положение подсудимого, суд считает необходимым и достаточным взыскать с ответчика П. в пользу А. (дочери и внучки погибших) компенсацию морального вреда в сумме 15 000 000 тенге».

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts