И кто здесь сумасшедший?

«…Сумасшедшие – самые беззащитные и несчастные люди на земле. Мы обязаны покинуть этот мир. В сущности, мы его покидаем, но остаемся непобежденными. Мы уходим по своей воле и уходим, как победители».

После этих отчаянных, выстраданных, совсем непохожих на бред  слов, герои пьесы Христо Бойчева «Полковник-птица», поставленной областным русским драматическим  театром, уходят.

Куда? На этот вопрос каждый зритель отвечает сам. Либо в землю обетованную, где блаженны не только «страждущие, молящиеся, плачущие, нищие духом», но и те кого, «Божие уста пропустили: «Блаженны сумасшедшие!». Либо в преисподнюю, где так и не найдут понимания и любви.

Внезапно открывшаяся брешь в глухой стене новой театральной площадки АRT-пространства, по замыслу столичного режиссера Игоря Седина, в начале спектакля символизирует  очаг, «золотой ключик» от которого  надо найти героям пьесы, а в финальной сцене – дверь в неизвестность.

За время спектакля мы успеваем полюбить обитателей забытой Богом и людьми психиатрической клиники, затерявшейся где-то на Балканах в здании бывшего монастыря – таких незадачливых, трогательных, искренних…

И глухого Хачо (Жекебатыр Камен), по губам телекомментаторов считывающего новости (в неисправном телевизоре осталась только картинка).   И высоченного Матея (Алибек Ериков), воображающего себя малюсеньким человечком, панически боящегося, что его затопчут. Цыган Давуд (Мадияр Жакып) ни о чем, кроме собственной импотенции, думать и говорить не может. Единственная женщина среди них – Пепа (Елена Василевская, Жанна Хомец)  убеждена в том, что она не в сумасшедшем доме, а в монастыре, где замаливает свои грехи. Их у бывшей проститутки – «таможеннице на таможне любви» накопилось, видимо, немало. Клептоман Киро (Дархан Алдонгоров) тащит все, что под руку попадается, а потом горько раскаивается в содеянном. И только русский  Фетисов (Батырхан Сабыр) не вызывает улыбок. Он просто смотрит вдаль и молчит.

Что привело их эту обитель? Очевидно, что сколько людей, столько и ответов. Но это в мирное, спокойное время. А в пьесе Христо Бойчева – причина общая:  война, сотрясавшая балканские страны в конце прошлого столетия. Когда (как и в любой другой) брат шел на брата, гибли женщины и дети. У Фетисова погибла семья, Хачо после контузии «научился слышать в строю». А Пепа запоминала мужчин по номерам военных автомобилей, пересекающих таможенный пост.

Поначалу не совсем понятен образ доктора (Ерсайын Нуриманов). Но вспомните бессмертную книгу «Алиса в стране чудес»: «Но я не хочу идти к сумасшедшим, – сказала Алиса. – Тут уж ничего не поделаешь, – сказал Кот. – Мы все здесь сумасшедшие. Я сумасшедший, да и ты сама тоже. – Почему вы думаете, что я сумасшедшая? – спросила Алиса. – Потому что иначе ты не пришла бы сюда».

И он встает в строй нового воинского подразделения, состоящего из обитателей этого сумасшедшего дома. 

Толчком к преображению героев пьесы стал случайно сброшенный с самолета НАТО груз с военным обмундированием и продовольствием. И вот уже вместо ушедшего в себя, молчащего несколько лет больного Фетисова мы видим бравого полковника, отдающего приказы, целующего руку даме, принимающего решения. А расхлябанные, дезориентированные пациенты превратились в подтянутых, аккуратных, понимающих и исполняющих приказы военных. Речь их стала короткой, связной, фобии и болезненные пристрастия исчезли.

— Неужели излечились чудесным образом? — Кажется, вот-вот мы убедимся в этом. Но… Весть о новом воинском подразделении они отправляют  в штаб  на лапках перелетных птиц. Ответ нашли в орнитологическом кольце другой птицы. «01.01» расшифровали как время начала похода.

И первого января отряд душевнобольных отправляется в Страсбург, чтобы вступить в состав миротворческих сил.  И ни у кого они, пересекшие несколько фронтов и  европейских границ, не вызывают подозрений. Потому что ничем не отличаются от многих иных – стреляющих, убивающих, смутно понимающих, за что и для чего воюют.

— В конце концов, кто может ручаться, какая игра настоящая? Их, маленькая, или наша, большая, которую мы упорно принимаем за настоящую? К сожалению, большая игра нормальных пропитана гораздо большим сумасшествием, — трудно не согласиться с доктором, рассуждающим так еще до вступления в отряд.

Особенно в отношении войны – игры страшной, смертельной, но сопровождающей человечество всю его историю.

На протяжении спектакля мы улыбались забавным ситуациям, коих было немало, наслаждались прекрасным музыкальным оформлением спектакля, красивыми, одухотворенными лицами молодых актеров, с замиранием следили за их исчезновением во внезапно открывшемся окне в глухой стене…

А уходили, думая…  Как же зыбка и условна грань между нормой и патологией.  И нормальны ли люди, нормы для всех устанавливающие. И почему в нашем мире так мало места для живущих по иным, отличным от общепринятых, правилам? Ведь чаще всего они не представляют угрозы ни себе, ни окружающим. Почему и сегодня война считается нормой взаимоотношений между странами и людьми?

А не отпускает отчаянный крик одного из героев: «Господа- а- а! Вы не сумасшедшие! Вы отличаетесь от всех, к счастью. Вы не созданы для этой действительности. Потому что эта жизнь давно организована для одинаковых!».

Мне не довелось видеть «Полковник-птица», поставленный другими театрами на большой сцене. Но теперь кажется, что этот спектакль, побуждающий думать, взглянуть на мир по-иному, просто предназначен для  АRT-пространства – новой сценической площадки, созданной по замыслу директора театра Бейбута Бахтыгереева.

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts