Чтобы «белых пятен» было меньше

«Попавшие в плен автоматически становились предателями. Многие из тех, кто не погиб в немецких лагерях, погибли в советских, выжившие – получили клеймо «врага народа».

Это слова из фильма «О потерянной казахской дивизии» о трагической судьбе земляков, воевавших в составе 106-ой Акмолинской казахской кавалерийской дивизии. Его могли посмотреть участники диалоговой площадки, организованной ко Дню памяти жертв политических репрессий и голода областным историко-краеведческим музеем.
— Я считала, что о Великой Отечественной войне уже все известно, а столько «белых пятен»… – говорила публицист, исследователь военной истории женского движения Казахстана Дина Игсатова. Много лет она занимается исследованием судеб казахстанских воинов легендарной кавалерийской дивизии.

С декабря 1941 года по март 1942 года в Акмолинске формировалась Казахская национальная кавалерийская дивизия. Как свидетельствует протокол № 87 бюро горкома КП(б)К Акмолинской области от 24 ноября 1941 года, призыву подлежали лучшие из лучших, «независимо от занимаемой должности, лишь бы по своим качествам соответствовали предъявляемым высоким требованиям при формировании национального воинского соединения…».

2500 солдат были призваны из Акмолинской области. Дина Игсатова говорила о том, что в составе дивизии ушел на фронт и второй секретарь областного комитета Коммунистической партии.

Из акта приемки 106-й дивизии: «Численный состав дивизии: 4091 человек. Вооружение: автоматы: 0. Наганы: 0. Винтовки: 102. Минометы 50 мм: 43. Минометы 82 мм: 18. Кони: 3180».

В апреле 1942 года казахстанцы несколькими эшелонами уходят на Харьков. Они уже в пути, когда спускают приказ по Среднеазиатскому военному округу о расформировании 106-й кавалеристской дивизии и отправки состава на доукомплектование других частей Красной Армии. Останавливать уже несуществующую по документам единицу, само собой, никто не стал. Дивизия добралась до станции Савинцы на Украине, последний эшелон прибыл туда 12 мая. Новеньких включили в состав 6-го кавалерийского корпуса, который, в свою очередь, был частью Юго-Западного фронта. В этот же день началась наступательная операция за освобождение Харькова. И тут в суматохе и хаосе тем более никто не стал разбираться – откуда взялась дивизия, которой по документам нет.

Воевали доблестно, почти все полегли на поле боя – кто с винтовкой в руках, а кто и с саблями, с которыми, по легендам, в отчаянии бросались на фашистские танки. Чудом спасшиеся взяты в фашистский плен. А выжившие в этом аду – в советские лагеря, уже с клеймом предателей и врагов народа. Реабилитации дождались далеко не все.
— Нужна единая, оцифрованная база данных, — говорили участники диалоговой площадки.

Сведения в нее должны поступать не только из архивов, от ученых, исследователей. Но и от энтузиастов-поисковиков, от потомков павших воинов.
Не должно быть «белых пятен» в истории суверенного Казахстана. А в летописи совсем недавней по историческим меркам Великой Отечественной войны – тем более.

Ирина БАУДИНОВА.

By админ

Related Posts