Слово как духовное наследие великой степи

(Окончание. Начало в № 129 от 11 ноября).

Через два дня, когда настало время прощаться, Толе би обратился к другу со словами:

— Ну а теперь, мой почетный гость Казыбек, скажи, какие у тебя есть просьбы и пожелания.

— Счастье, что я вновь лицезрею своего друга, дожившего почти до ста лет. Наша обязанность — поприветствовать старшего брата, — ответил Казыбек би.

На что Толе би сказал:

Если тебя навестит младший брат,

Который всегда помнит о тебе,

Знай, что ты счастливый человек.

А если, страстно желая увидеть тебя,

К тебе приедет старший брат,

Знай, что аруахи помнят о тебе.

Избегай тех, у которых родственники

Разбежались в разные стороны,

Избегай тех, у которых в доме

Никогда не бывает гостей.

Избегай тех, кто сторонится

Своего народа и не прислушивается к нему.

После этих слов Толе би положил перед Казыбеком меч своего прадеда Жаныса и накрыл его сверху соболиной шубой. А сопровождавшим его друзьям и родственникам подарил дорогие чапаны.

Когда Казыбек би уже собрался ехать назад, снаружи послышались голоса, и целая толпа народа с возгласами «Ой, бауырым» («Ой, здравствуй, брат мой!») спешилась с коней. Все стали обниматься друг с другом, здороваться, послышались слова соболезнования. Казыбек би со своими путниками тоже поздоровались с прибывшими. Все были расстроганы, на глазах появились слезы. Затем аксакалы попросили всех успокоиться и прочитали суры из Корана за упокой души сына Толе би.

Когда Казыбеку предоставили слово, он завершил сказанное следующими пожеланиями другу:

Ау, Токе, пусть Всевышний

Возьмет в рай твоего сокола, вылетевшего из гнезда,

Твоего скакуна, которого поглотила преисподняя!

Найдется ли среди нас еще такой казах, как Вы,

Который денно и нощно в думах о народе.

Прощай, оставайся в здравии, мой лев,

А я буду молиться за тебя!

С этими пожеланиями он отправился в путь.

А когда умер сын Каздауысты Казыбека би Алимжан, к нему со свитой прибыл Толе би, чтобы высказать свои соболезнования. Своими словами утешения в виде терме он растрогал всех:

О, мой Каздауысты Казыбек!

Кто может знать, сколько ему суждено прожить?

У меча сломалась рукоять, остались ножны,

Коня уже нет, осталась только грива.

Батыр потерял честь, сохранилось лишь богатство,

У народа нет уже соков, только с виду он счастлив.

Уа, мой Казыбек, неимоверна тяжесть твоего горя…

Всевышний дал тебе сына и сам забрал его обратно,

Разве смертный может возроптать против него?

На что лежащий без сил в постели, убитый горем Казыбек би, подняв голову, ответил так:

— Е, е, дорогой Токе, я благодарен и Всевышнему, и моему народу. Ведь когда родился мой Алимжан, только казахи Среднего жуза поздравляли меня и желали моему сыну счастья. А теперь, когда он покинул этот мир, представители всех трех жузов приехали и выразили мне свои соболезнования. Я всем благодарен за поддержку!

Когда в возрасте девяноста трех лет старец Толе би заболел и слег, из междуречья Шу и Талас приехал навестить его акын Жаныл.

Дорогой ага, не знал я, что ты заболел.

А когда услышал весть, не мог не приехать к тебе.

В свое время много врагов ты заставил бежать прочь,

А теперь вот лежишь, словно нар,

Наклонившийся на согнутых коленях.

Когда-то вы трое — мудрый Толе би,

Храбрый Казыбек, красноречивый Айтеке-

Возвышались в народе, словно вершина Казыгурта.

Вы были солнцем и луной для казахов,

Сама эпоха родила вас для счастья народа.

Ты всегда вел нас за собой, возвышаясь среди нас,

Словно вершина гор Алатау, достигающая луны,

И народ уважал тебя, не чаял в тебе души.

О, жестокая судьба, как преходяща жизнь,

Стоит угаснуть, невозможно воскреснуть вновь,

И найдется ли теперь такой, как Толе би

Справедливый и мудрый би-судья?

После этих слов у опечаленного Жаныл акына на глаза навернулись слезы. В ответ на такое душевное приветствие благодарный Толе би, перевернувшись на бок и подняв голову, промолвил:

—  Милый мой Жаныл, пусть дорога твоей жизни будет широкой, а кончина в конце пути легкой!

Жаныл акын провел у постели Толе би несколько дней, а когда собрался обратно в свой аул, задал Толе би такой вопрос:

Мы приехали навестить, вновь увидеть Вас.

Вы прожили долгую, интересную жизнь.

Все казахи, весь наш народ

Вручил Вам узды правления.

Ни один вопрос не решался без Вашего участия.

У Вас была большая семья и богатство,

И было суждено узнать и пережить

Много радостных и счастливых дней.

Как справедливый и мудрый правитель

Вы не допустили ошибок и промахов.

Но я хочу спросить вас, чтобы узнать,

Осталась ли у Вас неисполненной

Все же какая-нибудь мечта ?

На что Толе би, приподнявшись, сказал:

— Милый Жаныл, какой же ты все еще ребенок, разве человек может жить без мечты? Если у других одна-две мечты, у меня их две-четыре. Скажу, почему так: я родился, когда казахи и кыргызы были одним народом, а ухожу из жизни, когда они разделились надвое, это боль моей души. Я думаю о том, какое будущее ждет мой народ и мечтаю, чтобы судьба была милостивой к нему и благоволила ему.

Всю свою сознательную жизнь наш великий предок Толе би оставался приверженным справедливости, истине, честности и человечности. За это он навсегда остался в благодарной памяти своего родного народа, получив достойные его личности меткие прозвища: «Справедливый би, умевший праведно судить» («қара қылды қақ жарған әділ би»), «Верховный би» («Төбе би»), «Святой прадед» («Әулие ата»), «Святой посланник» («Қарлығаш әулие»).

Толе би скончался в возрасте 93 лет и был похоронен рядом с местом, где стоит памятник Жунисхану, дяде Бабура по материнской линии, двенадцать лет правившему Ташкентом. Много людей и сегодня приходит к мавзолею Толе би, чтобы поклониться его памяти.

Известно, что образцы ораторского искусства, мудрые изречения Толе би получили в народе широкое распространение.

В свое время Шокан Уалиханов, такие российские ученые, как А.Левшин, Г.Потанин, А.Диваев, а также казахстанские исследователи Б.Адамбаев, А.Маметова, М.Калдыбаев, Н.Торекул, провели большую работу по изучению жизни Толе би, его государственной и общественной деятельности. Тем не менее известно, что все еще значительная часть духовного наследия Толе би не собрана в литературном архиве, сохраняется в народе в устной форме.

Богатое духовное и литературное наследие биев-шешенов никогда не потеряет своего значения в деле сохранения национального сознания казахского народа. Жизнь и деятельность великого сына великой степи Толе би всегда будет созвучна с великой целью казахов-стать вечным народом.

Жабал ЕРГАЛИЕВ,
писатель-драматург,
заслуженный деятель Казахстана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также