Такого сада нигде не увидишь

Интересные встречи

Этот дом на окраине Аккольского лесхоза мало чем отличался от других, а вот сад не просто удивил, вызвал нескрываемое восхищение. Это была настоящая сказка, в которой, как по мановению волшебной палочки, вдруг появились дивные гроздья винограда, редкие сорта яблонь и груш с диковинными плодами, плантации крупной и отборной земляники.

Знакомимся с создателем этого чуда. Таких увлеченных людей редко встретишь и общение с ними — подарок для души, когда испытываешь радость от того, что живут рядом с нами такие удивительные личности. Николай Андреевич Орехов после продолжительной работы в лесничестве, уйдя на пенсию, посвятил себя своей давней мечте — разводить сады.

108-4-1
Фото Владислава ХОЛИНА.

— В детстве я рос у красивейшей речки, вода в ней чистая-пречистая, лес рядом, зверье всякое в нем, все это запало в душу, — начал свой рассказ Николай Андреевич, — и мне так захотелось, чтобы у нас возле хаты что-то росло. В 12 лет первый раз взял веточки и укоренил, так появились под нашими окнами яблоньки, березки. Послевоенное детство какое было!? В поле — от темна до темна, жили мы тогда в селе Черноярка под Щучинском. Как сейчас помню, в год смерти Сталина купили мне первые брюки, и тогда же, в 13 лет, я уже сел на трактор, и с тех пор — в полеводческой бригаде. Отслужил и снова на трактор, комбайн. Потом женился, в лесхоз переехал, стал здесь еще и строителем, столяром, электриком, шофером — в итоге более 20 профессий за свою жизнь освоил. И по садоводству прочитывал все, что в сельской библиотеке было, не пропускал ни одного журнала. А книга Мичурина в моем доме стала самой большой драгоценностью — прочел от корки до корки. Хорошо помню, как в 1966 году послал свой первый запрос в Мичуринский институт плодоовощных культур и очень был удивлен, когда мне, живущему в такой глубинке, не только ответили, но и прислали саженцы маньчжурского ореха и кедра, а из Башкирии — сортов десять стандартных саженцев яблони. Через пару лет, когда они заплодоносили, весь лесхоз прибегал смотреть — таких крупных яблок тогда мало кто видел. Так начались мои сады, только одних яблонь потом до 150 сортов было… Самый любимый и вкусный сорт «Боровинка»: яблоки граммов по 200, а красивые — красно-желтые цвета переливаются, будто свеча внутри светится…

Выйдя на пенсию, Николай Андреевич приобрел участок у леса, это была настоящая целина, где ничего не росло, и год был самый тяжелый — 1999, даже гвозди были в дефиците, ездил за ними в областной центр. Соорудил домик, разбил сад, когда спрашивали, для чего он ему, отвечал как есть: «Для души». Яблони у него отовсюду — из Сибири, Средней Азии и даже Германии, в первые годы собирал до тонны апорта — и алматинского, и среднерусского, у некоторых сортов яблоки до 600 граммов — загляденье. Сетует: в последние годы климат поменялся и много деревьев вымерзло и малина тоже, нынче вот одна лишь плантация осталась, а собирал до 100 ведер. Крупноплодные сорта выдерживали до 30 градусов мороза. К этой ягоде, как и ко всем, садовод тоже свой подход искал: вроде малина и хорошо на солнце растет, но при жаре засыхает. Понял, что это лесная ягода и любит рассеянный свет, как в лесу, пришлось для нее соорудить сверху решетчатые навесы. А виноград выращивал в огромной теплице, сорта тоже приобретал самые разные — с Кавказа, Украины, Омска, Ташкента — крупноплодные южные — розовый «Бычий глаз», «Королева виноградников», «Шатиловский», «Изабелла» и другие. Рассчитал так: винограду достаточно иметь у нас добавочный месяц для продления тепла, и он вызреет, с мая по конец сентября плоды становились сладкими. Делится опытом:

— Сейчас вот выращиваю виноград «Шатиловский» без укрытия на земле, экспериментирую, он стелющийся, поставишь опору — вьется, рассаживаю веточками, они неприхотливые, свободно зимуют под снегом, а до него утепляю укрывным материалом.

108-4-1-1

В последнее время решил заняться еще и разведением ремонтантной земляники — очень уж она мне нравится. Вначале в магазинах заказывал, затем сам стал выращивать. От лучших кустов ягоду отбираю на семена, разрежу и обрезанной стороной прислоню к бумаге — дня через два семена остаются на ней. Соберу и в январе посею. Здесь тоже свои особенности: сеять надо только поверху и с миллиметр присыпать просеянной землей, не поливать, а укрыть пленкой на ночь. Когда земля пропитается, можно слегка побрызгать-тогда семена всходят на 6-8 день, а не на 30-й, как пишут. Взойдет — пересаживаю каждый росток отдельно, а весной в мае уже — в землю, и вырастает ягода крупная, до 47 мм, куст плодоносит до конца сентября. Для земляники ведь что главное? Уберечь ее от весенних морозов, а когда зацветет в мае — укрыть, спасти от холода, тогда уже в июне получишь первую ягоду. 30 грядок сейчас у меня по 8 метров каждая.

108-4-1-2
Фото Ермурата ДОСУМОВА.

На мой вопрос о том, не применяет ли он какие-то удобрения, чтобы вырастить такие большие ягоды, улыбается:

— Многие так спрашивают. Нет, я даже ни у кого навоз не беру, — там ведь сейчас и стекло, и пластик, что угодно попадается. Собираю сам исключительно чистый навоз в поле или беру из леса для ягод хвойную подстилку, она дает клубнике необходимую кислотность плюс чернозем — на два года хватает, потом все вместе с корнями меняю.

…Всю жизнь добрый садовод своим урожаем делится с людьми, раздаетяблоки ведрами, а ягоду нынче ветеран решил понемногу и продавать — жизнь стала дорогая, не хватает пенсии, то было их двое в семье, а умерла жена, один остался. Дети, внуки? Сам им старается помочь. Несмотря на 47-летний стаж и медаль «Ветеран труда», пенсия Орехова вытянула только на «минималку». Колхозный стаж вычеркнули, сказали «у всех так, добиваться бесполезно», вместо 47 оставили 34. Ну а зарплаты перед пенсией в начале перестройки у них в лесхозе просто не было, хлебом да кормами с людьми рассчитывались, а еще и все сбережения в копейки превратились, обанкротились. С горечью рассказывает об этом: «Как к людям труда отнеслись, не по-человечески, да, что говорить, не один я такой!».

Простые и добрые люди зла не держат, наоборот, стараются эту жизнь светлее сделать, и это у них получается. В саду с его диковинными плодами растут ряды подсолнухов, ими Николай Андреевич кормит всю зиму птиц в лесу, его они уже хорошо знают — слетаются с радостью. На мой вопрос, о чем мечтается, отвечает с добродушной улыбкой: «Чтобы зима скорее пришла, и взяться за баян, душу отвести — поиграть, бывает и сам сочиняю музыку, выучил ноты по самоучителю, вальсы люблю старинные, фокстроты. Спрашиваете, что главное для меня в жизни? Наверное, все же делать людям добро, как старец Амвросий Оптинский говорил: «Жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение».

Александра МЯКОТА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также