В круговерти и вихре симфоний…

Дирижер «отвечает за качество работы всего музыкального коллектива, обязан прекрасно разбираться в тонкостях и жанрах произведений, знать сильные стороны и недостатки каждого хориста или инструментального исполнителя. Исходя из этого, он…».

А если дирижеру только 25 лет? И он буквально вчера – со студенческой скамьи? Как его примет оркестр с многолетней историей, в котором каждый музыкант – личность творческая, а значит, заведомо непростая?

— Да что вы? Когда нам позвонил выпускник Казахского национального университета искусств и спросил, есть ли у нас вакансия дирижера, мы от радости запрыгали, — директор областной филармонии Нургуль Шайкенова и по прошествии нескольких лет помнит, как ответила на звонок Берика Сарыбая. — «Приезжайте скорее! Мы Вас ждем!».

Сегодня Нургуль Ескендировна говорит о том, что не пожалела об этом ни разу, симфонический оркестр обрел новое звучание, разнообразный репертуар.
Призвание или профессия? Рождаются или становятся? Вопросы эти в большей степени, конечно, риторические. Но не в отношении дирижеров. Здесь однозначно: рождаются! Призвание! И не только о тех, кто уже отнесен к рангу великих, известных.

— Я не могу объяснить, почему какое-то произведение нужно исполнять именно так… Просто чувствую, — говорит Берик Мухтарович. — Важно передать это чувство оркестру.
А до этого надо не только изучить, но понять, как и чем жил композитор, в каком со-стоянии и настроении писал… Прослушать множество записей этих произведений в исполнении различных коллективов, ложиться вечером и просыпаться утром с несмолкающей внутри тебя музыкой… И лишь потом дирижер Берик Сарыбай берется за партитуру.

«Откуда у хлопца испанская грусть»? Эти строки замечательного поэта Михала Светлова стали нарицательными. Немного перефразируя: откуда этот дар у паренька, выросшего в шахтерском поселке Жолымбет Шортандинского района? Папа в те 90-е годы был горняком, мама – школьный учитель музыки и пения. Возможно, именно в нем проснулись гены далеких-далеких предков, кочующих по бескрайним степным просторам, где музыкальны сама природа, ритм и образ жизни…

Важно и то, что даже в те первые, очень непростые годы становления Независимости страны в поселке продолжала работать музыкальная школа. Окончил ее Берик Сарыбай по классу аккордеона. Выбор этого музыкального инструмента объяснил просто: «Приехала очень хорошая преподавательница, заинтересовала».

Занятия в музыкальной школе посещал с удовольствием: «Нравилось, давалось все очень легко». Так что проблем с выбором профессии не было, после девятого класса поступил в музыкальный колледж в Кокшетау, через год – в столичный. Ну кому не хочется в мегаполисе пожить.

Во время учебы, правда, времени хватало только на музыку. Но это было – в радость. Дальше – учеба в Национальной академии искусств. Дирижерское направление выбрал еще в колледже: «Нравилось. В международных конкурсах участвовал, был дипломантом».

Берик Мухтарович не скрывает, что при первом знакомстве с симфоническим оркестром: «Было страшновато, люди взрослые, кто-то – старше моих родителей…». Но «святая к музыке любовь» – великая объединяющая сила.

Зрителей в областной филармонии становится больше, «все билеты проданы» – это уже не утопия, а реальность. И заслуга молодого дирижера в этом благом деле – огромна. Берик Сарыбай полон новых идей и проектов.

— Из Кокшетау уезжать не собираюсь, — отвечает он на вопрос о дальнейших планах. — Здесь – моя земля, здесь – ставшие родными люди. Для дирижера главное – коллектив, с которым они друг друга понимают. Такой коллектив у меня есть.
А значит мы еще не раз услышим: «За дирижерским пультом – Берик Сарыбай!». И, как в стихах Всеволода Рождественского, ощутим:

«В симфонической буре оркестра
Наступает порой тишина,
И тогда после страстного prestо…
Грозным рокотом бурное время
Оглушительно рушится в зал.
И несется в безумном разгоне
Водопадом, сорвавшимся с гор,
В круговерти и вихре симфоний…».

By Нина Ивановна Митчинова

Корреспондент. Тел. (7162) 25-69-16

Related Posts