Ветслужба: еще не упадок, но проблемы налицо

«Без современной ветеринарной службы невозможно расширение экспорта значительной части сельскохозяйственной продукции. Поэтому в этой сфере требуется последовательная работа: цифровизация процессов, автоматизация сбора и передачи данных, подготовка кадров и повышение заработных плат. До конца года Правительство должно принять конкретные меры по реформированию системы ветеринарии».
Из Послания Главы государства Касым-Жомарта Токаева
«Единство народа и системные реформы –  прочная основа процветания страны».

Ветеринария – одна из важнейших составных частей сельского хозяйства, определяющая его развитие и возможности экспортного потенциала. О проблемах в ветеринарии открыто говорит Президент страны Касым-Жомарт Токаев в недавнем Послании народу Казахстана, заявив, что пришла пора серьезного реформирования. Что думают об этом специалисты ветеринарной службы региона, чего ждут и на что надеются, в интервью «АП» рассказал руководитель облуправления ветеринарии Талгат Жунусов.

— Талгат Токбаевич, какова первая реакция ветврачей на слова Главы государства о необходимости реформирования ветслужбы?

— Это, кажется, первое Послание за 30 лет Независимости, в котором Президент озвучил проблемы ветеринарной службы страны. Всех нас особенно обнадеживает, что они исходят из первых уст, что государство всерьез задумалось о ветеринарной, пищевой и биологической безопасности, а это уже составляющие безопасности нации. Для людей, далеких от сельского хозяйства, это, возможно, не выглядит так серьезно, а для ветеринарных специалистов, животноводов – бальзам на душу.

— На Ваш взгляд, какие главные проблемы в ветеринарии?

— Ветеринарная служба не привлекает молодых специалистов, они не хотят ехать в село и работать за зарплату в среднем 70-90 тысяч тенге в месяц. Ветеринарный фельдшер или врач – довольно опасная профессия, ведь всегда существует риск заражения общими для человека и животных болезнями, эту работу не назовешь чистой. Штат ветеринарных сотрудников составляют люди предпенсионного возраста, уже пенсионеры.
Дефицит кадров – одна из главных проблем. Есть и другие, системные. Возьмем, например, неоднократные попытки реорганизации ветслужбы, перераспределения функций между ветврачами, ветинспекторами и местными исполнительными органами власти.

Разве это правильно, когда заботы о бродячих домашних животных, я имею в виду кошек и собак, взвалили на плечи ветеринарии? Ветврач должен лечить животных, а не ловить их и умерщвлять. Для чего эти функции передали нам, мне до сих пор непонятно. Это должны делать по договору с местными органами власти другие организации, а не ветврачи. Раньше проблемой бродячих животных занимались горкомхозы или специализированные отряды на базе охотучреждений.

Отдельно хочу остановиться на моратории на проверки бизнеса, которые коснулись и ветеринарного контроля с нашей стороны. Если ветинспектор не может проверить, насколько хорошо выполнил свою работу ветврач на ферме, безопасна ли сельскохозяйственная продукция, будь то колбасные изделия, консервы, молочная продукция и т.д., что лежит на полках магазинов, разве это правильно? На мой взгляд, мораторий – это крайность. А крайностей лучше избегать, особенно если речь идет о ветеринарии. Ветеринарный контроль должен быть всеобъемлющим и непрерывным.

— Только ли размер заработной платы влияет на кадровый вопрос? Какой дефицит ветврачей в нашей области?

— Оснащенность кадрами в области на уровне 70-75%, не выше. Низкий уровень оплаты труда делает профессию ветеринара малопривлекательной. Есть районы, как Ерейментауский, где большое поголовье скота. Манипуляций ветврачи больше делают, соответственно, чуть выше зарплата – в некоторых сельских округах 100-120 тысяч тенге. Но это не те деньги, на которые можно содержать семью даже в сельской местности. Молодой здоровый мужчина с дипломом ветврача лучше пойдет таксовать или на стройку, чем работать по специальности за такие деньги. Однако одним повышением зарплат проблему дефицита кадров не решить.

Необходимо улучшать условия работы ветеринарных специалистов, практикующих в сельской местности. Ветеринарные пункты предусмотрены в каждом сельском округе, у нас их 217. Они были оснащены за счет государства всем необходимым оборудованием и инструментами, транспортом. Но было это в 2012 году, материальная база уже устарела.

Есть вопросы и к организации профильного образования, неоднократные изменения в процессе обучения не способствуют подготовке хороших ветврачей. Так называемые специалисты, которых готовит сельскохозяйственный колледж в селе Катарколь Бурабайского района по усеченным образовательным программам, ситуацию не исправят, даже если все выпускники пойдут работать в село. Чему можно научить на трехмесячных курсах? Это, прямо скажем, «принеси-подай», санитар, не более того.

Предлагаются и десятимесячные курсы, за это время можно научить делать инъекцию, забирать кровь на анализы у животных, научиться правильно транспортировать биоматериал. Диагноз такой «специалист» заболевшему животному не поставит, не назначит лечение. Я сам выпускник этого учебного заведения, тогда он назывался сельхозтехникумом. За плечами пять лет сельхозинтитута – я знаю, о чем говорю.

Примерно то же самое происходит и в системе вузовского образования по ветеринарии. Казахский агротехнический университет имени Сакена Сейфуллина в Нур-Султане – крупнейший университет сельскохозяйственного и технического профиля в нашей стране – имеет факультеты ветеринарной санитарии, ветеринарии и других направлений. Проблема, на мой взгляд, как раз в узкой специализации, комплексного подхода, как это было, когда учился я и мои ровесники, сейчас нет. А это неправильно. Тот же эксперт, удостоверяющий безопасность мяса на рынке, знает «вокруг да около», а больше ничего. А ветврач должен знать все.

— Как складывается эпизоотическая ситуация в Акмолинской области?

— В целом она благоприятная. По бруцеллезу еще не сняты два ограничения в Атбасарском районе в одном из сельских округов. Поголовно взяты пробы у домашнего скота, лабораторные анализы отрицательные. Сделан второй забор биоматериалов, ждем результаты исследований. Если отрицательный статус подтвердится, тогда акимат своим решением снимет ограничения. Была вспышка в одном из КХ Есильского района. Ситуацию усугубляла большая скученность животных на малой площади. Работа по оздоровлению идет.

Этим летом вызывали опасения ветврачей случаи заболевания КРС неясной этиологии в шести районах области. Переболели около двух тысяч голов, диагноз так и не был поставлен. Усилиями ветслужбы скот сейчас здоров. С начала июля восемь раз отправляли биоматериалы на анализы в Национальный референтный центр по ветеринарии, инфекционный характер болезни не выявлен. Основное предположение такое – животные подверглись воздействию токсинов после химической обработки полей. Без падежа не обошлось, пусть и небольшого в процентном отношении от всех заболевших животных. Усугубляла ситуацию сильная жара, из-за которой резистентность организма животных снижается, иммунитет слабеет. Возрастные животные просто не могли противостоять болезни и погибали.

— Что специалисты ветеринарной службы ожидают от грядущих реформ по поручению Президента?

— Знаете, реформы реформами, острая необходимость в них, безусловно, есть. Считаю, что мы должны сохранить то лучшее, что имеем сейчас. Сломать легко, сложно потом начинать все нуля. Хорошо бы, чтобы реформирование проводилось с учетом мнений на местах. Все руководители ветеринарных управлений Казахстана на платформе ZOOM общаются, проводят совещания, консультируются друг с другом.

Предложений, мнений много, но боимся, что не все они дойдут до нашего уполномоченного органа в лице Комитета ветеринарного надзора и контроля Министерства сельского хозяйства РК. Зато мы наслышаны о примерном видении реформ в ветеринарии, в нем присутствует намек на разгосударствление ветеринарной службы, передачу части функций в конкурентную среду. Я, как ветеринар с сорокалетним стажем, определенно могу сказать, что это не совсем верный путь.

Ладно, экспертизу на рынках наряду с государственными ветврачами могут представлять и частники. Я не хочу кого-то обвинять, но частник об общественной безопасности думает в последнюю очередь, на переднем плане интересы бизнеса, своего кармана. Частники могут закрывать глаза на многие детали, происхождение мясной туши их почти не интересует, а это на руку скотокрадам. Если основные функции ветврачей будут преданы бизнесу, кто даст гарантию, что вакцинация животных будет проводиться в полном объеме, а не фиктивно, по бумагам? Считаю, что ветеринарная служба должна находиться в государственной монополии.

By Алексей Алексеевич Чайка

Заведующий отделом. Тел. (7162) 25-25-99.

Related Posts