СемьЯ: Чужих детей не бывает, Растет хороший человечек, Если бьет, значит… будет наказан, «Окно жизни» и «синдром кукушки», Факты говорят за себя

Актуально
Чужих детей не бывает

Если окунуться в историю, то у казахов был древний обычай: в случае потери матери или отца родителями становились родные этого ребенка, что положительно сказывалось на его воспитании. В нынешнее время, конечно, сложно говорить об этом. Количество брошенных детей заставляет призадуматься не только о проблеме современного общества.

В последнее время на страницах СМИ поднимаются вопросы, касающиеся усыновления детей. Начинать нужно с твердого решения, с осознания этого поступка. Взрослые должны быть уверены в том, что готовы усыновить ребенка, представить малыша у себя дома. Продумать все моменты: и плохие, и хорошие. Ведь это не только детский смех, первые шаги и то, как он впервые назовет вас «мамой» и «папой», но и его плач, капризы, плохое настроение, а это значит, что усыновлять детей необходимо в том случае, если нет никаких колебаний со стороны обоих родителей. Только искренняя любовь, вера в себя и в своего ребенка помогут правильно воспитать малыша полноценной личностью.

Усыновление представляет собой приобретение будущими родителями и ребенком новых гражданских прав и обязанностей по отношению друг к другу, об этом говорит Кодекс

«О браке (супружестве) и семье» Республики Казахстан (глава 13, статья 85 п.3). Казахстанские граждане, желающие усыновить ребенка, должны обратиться в орган опеки и попечительства при отделе образования по месту постоянного жительства. Затем исковое заявление подается в суд лицами (лицом), желающими усыновить ребенка.

После вступления решения суда в законную силу об усыновлении заявитель должен обратиться в орган РАГС для получения нового свидетельства о рождении, где родителями ребенка записываются усыновители. Кроме того, Кодекс предусматривает принцип гуманности процедуры — усыновление нескольких детей, являющихся братьями и сестрами или, не состоящих между собой в родстве. Согласие ребенка на усыновление необходимо по достижении им десятилетнего возраста. Тайна усыновления охраняется законом.

Как показывает статистика, за прошлый год наблюдается небольшое увеличение количества усыновленных детей гражданами Республики Казахстан: если в 2016 году — 70 детей, то в 2017-м-84.

Салтанат ЖАКИНА,
ведущий специалист департамента юстиции Акмолинской области.
Фото из сети Интернет.

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ «АП» И ОБЛУПРАВЛЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ «ВОЗЬМИТЕ МЕНЯ В СЕМЬЮ!»

Растет хороший человечек

Эдуард из тех подростков, которые не просто всем интересуются, но и стараются многому научиться. Чтобы, как говорят здесь, в детском доме, «быть не промах», уметь и мастерить, и с техникой быть на «ты». А сам паренек считает, что это все очень нужно настоящему мужчине в жизни, он именно таким и хочет быть.

Эдуарду 14 лет, учится хорошо, педагоги о нем отзываются, как о человеке целеустремленном. Если что-то не выходит, обязательно добьется результата, работает над собой и постоянно учится.

Как и все мальчишки, любит погонять футбол, но особенно увлекла его настольная казахская игра тоғыз кұмалақ. Здесь нужны    логика и смекалка, математическое мышление и выдержка, что импонирует подростку. В соревнованиях по этому виду спорта Эдуард побеждал даже на районных соревнованиях.

Воспитатели детского дома говорят о нем, как о разносторонней личности. Любит рисовать, это у него хорошо получается. Занимается в кружке мастеров, и тоже успешно, причем многое изобретает сам — мальчишка с фантазией. Сейчас мастерит придуманный сувенир-светящийся домик, получается очень красивый, как фонарик. И еще много самых разных задумок.

Детский дом, говорит, ему многое дал, намерен учиться здесь до получения среднего образования. Преподаватели считают, что это ему по силам, отмечают его старательность, хорошую память, рассудительность и обстоятельность, а еще — воспитанность и уважительность.

Когда я спросила, кем он мечтает стать в будущем, ответил, что еще не знает точно: «Пока хочу освоить профессию сварщика…». И добавил: в мечтах всегда у него есть главное — «дружная, хорошая и работящая семья. Где всем радостно…».

Пусть же мечты сбываются…

По вопросам опеки и попечительства обращаться к организаторам проекта по телефонам: 90-31-26 (областное управление образования); 25-69-16 (редакция «АП»).

Александра МЯКОТА.
Фото Ермурата ДОСУМОВА.

 ИЗ ЗАЛА СУДА

Если бьет, значит… будет наказан

Дорогие читатели, признайтесь (хотя бы мысленно), что каждый из нас, если даже сам не становился жертвой домашнего насилия, то сопереживал своим родным, друзьям, которые испытывали такой кошмар, как «нецензурная брань, оскорбительное приставание, унижение, повреждение предметов домашнего обихода и другие действия, выражающие неуважение к лицам, состоящим с правонарушителем в семейно-бытовых отношениях, нарушающие их спокойствие, совершенные в индивидуальном жилом доме, квартире или ином жилище».

Именно так ст. 73 Кодекса РК «Об административных правонарушениях» квалифицирует «Противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений». Как поступаем в этих случаях, что советуем? Опять же, положа руку на сердце, признаемся, что чаще всего логика наша такова: «Из избы сор не выносят», «Детей одной не поднять», «Не может так продолжаться вечно. Одумается»… Во многом именно поэтому правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений чаще всего носят характер скрытый.

— Как же надо довести человека, чтобы он после домашнего скандала в суд обратился? — Не скрою, такая мысль промелькнула, когда знакомилась с информацией из Есильского районного суда, где в прошлом году «рассмотрены 64 административных дела о противоправных действиях в сфере семейно-бытовых отношений».

Для района, численность населения которого едва превышает 25 000 человек, цифра немалая. При этом очевидно, что в этом отношении Есильский от других 16 районов, да и от областного центра, не отличается.

За комментариями и квалифицированным советом мы обратились к председателю Есильского районного суда Казбеку Абишеву. Кто, как ни судьи, досконально разбирается в каждом случае домашнего насилия.

По словам Казбека Есимбековича, рассматриваемых по статье 73 КОАП дел стало больше, в2016-46. Но связано это во многом стем, что с июля прошлого года умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои рассматриваются не как уголовное преступление, а как административное правонарушение. И сделано это не для того, чтобы облегчить участь домашнего тирана, а помочь жертве защитить свои права.

Дело в том, что когда эта статья имела «уголовный статус», потерпевшие реже обращались за помощью, боясь для своих родственников и знакомых наказания, связанного с лишением свободы. Кроме этого, значительная часть расследования ложилась на самих пострадавших. Чтобы суд начал процедуру уголовного разбирательства, им следовало собрать доказательства, найти свидетелей, юридически грамотно изложить обстоятельства дела. .. Теперь же весь необходимый материал собирается правоохранительными органами, а не самим потерпевшим.

Играет свою роль и разъяснительная работа, проводимая сотрудниками суда, правоохранительных органов.

—  В ходе встреч с населением, на личных приемах объясняем людям, что защищать свои права можно и нужно. Не надо бояться: «а что люди скажут», — говорит Казбек Есимович. — Тем более, что и в суде мы стараемся не просто наказать, а убедить, там, где целесообразно — примирить, рекомендуем обращаться к медиаторам.

Так, в прошлом году судом административные дела в отношении 52 граждан были прекращены в связи с примирением сторон, 35 из них — в порядке медиации. 12 граждан признаны виновными в совершении противоправных действий в сфере семейно-бытовых отношений, восьмерым из них назначены административные взыскания в виде ареста, двое выплатят штрафы, еще двое — предупреждены.

На вопрос: «Избежавший наказания дебошир не сделает ли вывод: «Единожды простившая, простит еще раз…», судья отвечает: «Не исключено, но шанс человеку дать надо».

Тем более, что чаще всего об этом просят в итоге и сами потерпевшие. Синяки сошли, боль унижения утихла, родственники и друзья обидчика «над душой стоят», уговаривают…

— Но мы стараемся не просто примирить, но и объясняем, какие последствия могут быть, если подобное повторится, — продолжает Казбек Абишев. И приводит совсем недавний пример.

— Рассматривали дело о нанесении легких телесных повреждений. Правонарушитель — гражданский муж, пьющий, неработающий. Живут вместе уже девять лет, трое детей. Пришел к супруге на работу, устроил скандал, побил. Она работу потеряла. Поначалу категорически была против примирения. К медиативному соглашению все-таки пришли. Дебоширу объяснили, что он — сожитель, на жилье права не имеющий. В любое время против него по заявлению потерпевшей можно возбудить уголовное дело о незаконном вторжении в жилище. Тогда наказание будет куда суровее. Рекомендовали отправить его на принудительное лечение от алкоголизма.

Кардинально решить проблему домашнего насилия можно только совместными усилиями потенциальных жертв, родственников, друзей, участкового инспектора, трудового коллектива… По нашей просьбе судья Абишев составил условный социальный портрет нарушителя. Среди них в Есильском районе (думается, что и не только в нем) исключительно мужчины. Причем далеко не пенсионного возраста. В прошлом году семейных дебоширов в возрасте от21 года до 29 лет было 21,остальные-от30 до 45 лет. Практически все: либо безработные, либо работающие эпизодически, либо самозанятые. Так что прежде всего человек должен работать. Где-то его надо попытаться заставить трудоустроиться, а где-то помочь найти работу.

Не надо бояться, стыдиться обращаться в суд, — поясняет судья Абишев. — Примириться и в суде не поздно. Но обидчик будет хорошо осознавать, что ваши права находятся под защитой государства. И что его ожидает в случае рецидива.

Ирина БАУДИНОВА.

ДАВАЙТЕ ОБСУДИМ

«Окно жизни» и «синдром кукушки»

При проведении монтажных работ в одном из канализационных люков Атбасара работник коммунальной компании нашел тело младенца. Девочка. Возраст от месяца то трех.

Это все, что на сегодняшний день можно сказать о несчастном ребенке. Сколько она пролежала в зловонных стоках — неизвестно. Женщину (слово мама в данном случае ни произносить, ни писать не хочется), родившую и убившую, разыскивают. Возможно, найдут. Накажут.

Но последний ли это чудовищный случай? Статистика (официальная), увы, не просто не успокаивает… страшит. По данным Генеральной прокуратуры РК, в 2016 году по статье «Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству» было заведено 15 уголовных дел. В прошлом — только за первые три месяца уже восемь. А потом мы еще не раз содрогались от информации: «нашли выброшенного младенца на стройке, в кустах у дороги, в мусорном контейнере, даже в выгребной яме…».

Что с нами происходит? К сожалению, поводов для этого вопроса меньше не становится. В Генеральной прокуратуре составили условный социальный портрет преступниц: женщина от 17 до 24 пет, не работающая, чаще всего учащаяся или недавняя выпускница колледжа. Мотивы: бытовая неустроенность, страх перед родителями, общественным мнением.

Но ведь не в безвоздушном пространстве они живут? Соседи по общежитию, съемной квартире, просто знакомые, если даже не близкие? Кто спросил у них: «Что будешь делать? Чем помочь?». Почему никто не взял за руку и не отвел в ближайший родильный, детский дом, где можно оставить ребенка в безопасности?

Помогли бы уберечь от страшной смерти хотя бы часть выброшенных младенцев бэби-боксы? Их иногда называют «окно жизни».

В странах, где их применяют, они выглядят так: специально оборудованное окошко на первом этаже медицинских учреждений или религиозных организаций. Через окно можно положить ребенка в кровать-колыбель, которая находится с внутренней стороны здания, после чего дверца заблокируется и снаружи ее уже будет невозможно открыть. Около бэби-бокса нет видеокамер и охраны, так как многие женщины переживают из-за общественного осуждения и  хотят сохранить  анонимность.  Об оставленном младенце сотрудники медицинского учреждения узнают по тревожному звонку и миганию лампы.

Три года назад и в нашей стране были планы установить их во всех медучреждениях. В 2016-м от них отказались. После изучения международного опыта пришли к выводу, что с появлением бэби-боксов резко возросло количество отказников. Считается, что они способствуют развитию «синдрома кукушки». С таким обоснованием Комитет ООН по правам ребенка рекомендовал воздержаться от внедрения данного проекта. Министерство здравоохранения и соцразвития Казахстана поддержало. Одним из аргументов данного решения был еще и такой: анонимный отказ от детей нарушает статьи Конвенции о правах ребенка: «Каждый ребенок имеет право жить в семье», «Каждый ребенок имеет право знать своих родителей». Так что, по мнению специалистов, главное-это профилактика: работа психологов, создание кризисных центров, формирование семейных ценностей…

Это, конечно, верно. Но изменить сознание, воспитать — дело не одного дня. Да есть еще и понятия «необучаемые, перевоспитанию неподдающиеся».

Может быть, мы все-таки поторопились с отказом от бэби-боксов? Возможно, они все-таки могут помочь реализовать младенцу право на жизнь? Вдруг, кому-то из рожденных и ставших тут же ненужными, повезет? Хотя бы кому-то…

Пишите, звоните. Давайте обсудим.

Нина МИТЧИНОВА.
Фото из сети Интернет.

Факты говорят за себя

Историю о двух девочках 2011 и 2013 годов рождения, оказавшихся в приемной семье при живых родственниках, растиражировали многие СМИ. В облуправлении образования прокомментировали ситуацию, предоставив факты.

Как сообщила Региональная служба коммуникаций, по информации органа опеки и попечительства отдела образования г. Кокшетау, несовершеннолетние сестры 2011 и 2013 г.р. состоят на учете как дети, оставшиеся без попечения родителей, с 26 июня 2017 года. Мать девочек ограничена в родительских правах решением Специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Акмолинской области от 26 июня 2017 года.

В соответствии с Кодексом Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье», орган опеки и попечительства обязан в течение месяца решить вопрос о передаче детей на воспитание близким родственникам, а при отсутствии такой возможности определить детей в детский дом, но установить наличие близких родственников несовершеннолетних не представилось возможным в связи с тем, что мать детей вела себя агрессивно и отрицала наличие других родственников. Более того, пока дети находились в центре адаптации несовершеннолетних управления образования с 16 февраля 2017 года по 24 июля 2017 года, никто из родственников ими не интересовался. В связи с чем 24 июля 2017 года постановлением акимата города Кокшетау над детьми назначен опекун.

2 ноября 2017 года в отдел образования города Кокшетау поступило заявление от родной сестры матери детей об установлении опеки над несовершеннолетними племянницами. Органом опеки и попечительства заявление и приложенный пакет документов рассмотрены. Согласно предоставленным женщиной справкам, сумма дохода семьи составила 49 000 тенге, тогда как прожиточный минимум на одного человека в Республике Казахстан установлен в размере 24 459 тенге.

Таким образом, на основании п. 10 ст. 122 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье» тете девочек в оформлении опеки над племянницами было отказано в связи с тем, что опека и попечительство над детьми не назначаются в случае, если лицо не имеет дохода, обеспечивающего подопечному минимум, установленный законодательством.

В настоящее время дети продолжают проживать в семье опекуна, матерью несовершеннолетних заявление в суд о снятии ограничения со своих родительских прав не поступало.

Ануар СУЛТАНБЕК.
Фото из сети Интернет.

By админ

Related Posts