Первый инженер-энергетик Казахстана

Тұлға: Земляки
Недавно энергетики отметили профессиональный праздник. И потому хотелось бы вспомнить имя Рахимбека Сабатаева, которого называли первым инженером-энергетиком Казахстана.

В семье Малика Сабатаева родились четыре сына — Рахимбек, Казбек, Омар, Шайхи. Родители всем постарались дать высшее образование. Никто из четверых не почил в безвестности. Но самым знаменитым, прославившим Казахстан, суждено было стать именно Рахимбеку. Он в ряду тех, кто представляет гордость страны.

В одном из прижизненных интервью Рахимбек Маликович делился:

— Я родился в ауле Бектесин Зерендинского района. Жили — беднее некуда. С приходом Советской власти взялись за книги. Брошюру о ГОЭЛРО буквально выучил наизусть. Я понял, что есть таинственная сила, которую можно передавать по проводам. Мчится она быстрее самого лучшего аульного скакуна. И я мечтал покорить эту силу и самому управлять ею.

А еще, у него с детских лет впечатались в сознание советы матери: не пей водку, не купайся в глубокой воде, не обкрадывай себя и других. Он следовал этим словам-назиданиям. И уже сам говорил своим детям и молодым последователям по профессии: «Надо любить то дело, которым заняты твои руки. Надо видеть его завтрашний день».

Р. Сабатаев окончил школу, затем в 1929-м рабфак в г. Оренбурге. Служил в Москве в 1-й особой кавалерийской бригаде. Учебу в Омском медицинском институте осознанно оставил. Пересилила тяга к технической сфере. Было желание стать первопроходцем, овладеть специальностью, бывшей в новинку для казахов. Так, паренек из Казахстана становится студентом гидротехнического факультета Ленинградского индустриального (политехнического) института, который окончил в 1934 году.

А дальше — полнокровная трудовая биография. Говорят, по этапам его пути можно написать историю электрификации Казахстана, так как именно Сабатаев стал одним из первых казахов, получивших диплом инженера-энергетика. Его называли созидателем, строителем-тружеником.

С чего начиналась его трудовая биография после института? Конечно же, первые шаги сделаны на родной земле, в Казахстане. Сразу после окончания вуза он участвовал в строительстве Хариузовской ГЭС близ Лениногорска (Риддер). 11 сентября 1937 г. первый агрегат Ульбинской ГЭС дал электроэнергию промышленности Риддера.

Позже Ульбинскую, Тишинскую и Хариузовскую ГЭС объединили в Лениногорский каскад ГЭС. Было приложено немало сил, чтобы заставить работать на человека своенравную реку Ульбу. После завершения Лениногорского каскада талантливый инженер переведен в столицу. Продолжительное время он является директором Алма-Атинской ГЭС, построенной еще в годы войны.

B 1951-м строил на р. Иртыш Усть-Каменогорскую ГРЭС, где снова в числе руководителей. Не чурался и так называемой черной работы, участвовал в монтаже высоковольтных объектов.

Потом пришла Бухтарма. ГЭС строилась на реке Иртыш вблизи г.Серебрянска. Здесь встретились пионеры советского гидростроения: со Свири писатель, ученый Михаил Инюшин, руководитель стройки. С ДнепроГЭСа Наум Бондаренко, отличный практик Михаил Соболев. Первопроходцами канала стали Леонид Черенцов, Тельман Аспандияров. А Сабатаев — главный энергетик. А ведь когда-то студент Сабатаев внес свой вклад и на ДнепроГЭС, и в строительстве Свирской ГЭС. Поэтапная трудовая биография — яркое отражение становления Рахимбека Маликовича как высокопрофессионального специалиста.

Бухтарминская ГЭС стала гордостью в ряду подобных объектов Советского Союза. Здесь возводилась самая высокая по тем временам плотина. Стройка была своеобразной лабораторией, где претворялись в жизнь различные гидротехнические проекты. К примеру, если вначале на Бухтарминской ГЭС планировалось смонтировать шесть агрегатов, то позже изыскана возможность для девяти. Также была предложена ограждающая перемычка котлована первой очереди, что сэкономило около 5 миллионов рублей. А для того, чтобы подготовить котлован под плотину, пришлось заморозить грунт и соорудить ледяной щит высотой 30 метров и около 4-х в ширину. А ведь сложные бетонные работы велись при 40-градусном морозе! Трудно поверить, но таким был патриотический энтузиазм и настрой гидростроителей, возводивших объект на века. И наступил торжественный момент, когда в воды Иртыша была опущена латунная пластина с надписью: «Бухтарминская ГЭС заложена 19 июня 1956 года». Стройка вступала в новый этап — бетонирование плотины ГЭС… Канал Иртыш-Караганда Сабатаев называл трассой жизни. Через три года сооружение, в которое было вложено столько энергии и труда, с успехом сдали в эксплуатацию.

Общеизвестно, что при завершении и вводе в строй действующих монументальных сооружений отличившимся людям традиционно присваивались почетные звания, они удостаивались самых высоких наград. Однако здесь слава незаслуженно обошла нашего земляка. Имя одного из главных строителей осталось в тени. Разве он не мог бы удостоиться звания Героя Социалистического труда? По свидетельству современников, он не был конъюнктурщиком, принципиально не вступал в ряды КПСС. Увы, такою рода независимость многим выходила боком и имела свои последствия. Просто для Рахимбека Сабатаева главным было и оставалось реальное депо, в котором он видел смысл своей жизни.

Невзирая на высокие руководящие посты, Сабатаев не был кабинетным начальником. Бурлящая в нем та самая энергия, которую он когда-то мечтал освоить и покорить, не позволяла ему проводить время за столом, в тиши. Хотя он не обходил вниманием технологические разработки, новейшие достижения в отрасли, и у него были печатные научные труды. В копилке творческой мысли инженера-энергетика около 60 рацпредложений. На заслуженный отдых P.M. Сабатаев ушел в 65 лет. Последние 13 лет прожил в г. Серебрянске Восточно-Казахстанской области.

— Он очень любил нас, детей, — делится дочь Раиса Сабатаева. — Но в то же время требования его были категоричными: хорошо учиться и получить высшее образование! Могу сказать, что наследники не подвели отца: и дочери, и племянники все окончили институты по выбранной профессии.

По словам младшей из дочерей, ныне живущей в г. Ростове-на-Дону, Рахимбек Маликович учился в медресе, свободно владел арабским языком, говорил и читал на нем. С установлением Советской власти приходилось скрывать эти факты биографии.

Раиса Рахимбековна поведала, что ее отец был знаком со многими выдающимися людьми Казахстана — Сакеном Сейфуллиным, Динмухамедом Кунаевым.

—  Почему Рахимбек Маликович не вступал в партию? Ведь это не давало ему реализовать определенные возможности в служебной карьере?

— Он был коммунистом. Была даже реальная возможность стать Министром энергетики Казахстана. Но по доносу его исключили из рядов КПСС. Позже, когда предлагали восстановить партийность, он всегда отказывался. Не хотел объяснений и вообще ворошить прошлое. Из наград самой высокой почитал орден Трудового Красного Знамени.

Он очень любил жизнь во всех ее проявлениях! Папа ни минуты не унывал. И до фанатизма был предан своей профессии. Его кабинет выглядел как микролаборатория. Постоянно собирал схемы, уточнял чертежи. Здесь же было множество книг по специальности и научных журналов. Был совершенно непритязателен в быту. Хорошо играл в шахматы, знал оперные арии, напевал их… ядом с ним всегда было надежно и уютно…

Лариса АИТОВА.

Материал подготовлен на основе документов госархива Акмолинской области и воспоминаний родных.

Фото предоставлено автором.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также