Земля забот и тревоги нашей

Земля забот и тревоги нашей

В ОБЛАСТНОМ МАСЛИХАТЕ

Спросите людей, почему не держат скот на личном подворье? Ответ один: «Дайте пастбища, тогда и скот разведем». Как проблема решается?

Насколько точны результаты космического мониторинга земельных угодий? Уже на примере одного района — Ерейментауского — можно говорить о больших погрешностях.

Как людям вернуть свои условные земельные паи в нынешней ситуации, когда они не раз переходили из одного ТОО в другое? Есть ли факты незаконного предоставления пахотных земель? Какие меры приняты?

На эти и множество иных вопросов членов постоянной комиссии по аграрным вопросам и индустриально-инновационному развитию Акмолинского областного маслихата на прошедшем заседании отвечал руководитель областного управления по контролю за использованием и охраной земель Акмолинской области Ергали Шорин.

Нельзя не отметить, что в ответах часто звучало: «Пока действует мораторий на проведение проверок в отношении малых субъектов предпринимательства и микропредпринимательства, на которые приходится большая доля неиспользуемых земель, не представляется возможным…». «Это не входит в наши полномочия, с мая 2018 года функции контроля за использованием и охраной земель сельскохозяйственного назначения переданы акиматам районов на местах». «Споры между хозяйствующими субъектами, в том числе и земельные, может решить только суд».

Все это, конечно, так. Но обращения граждан и анализ результатов контроля проводимого управлением госконтроля за использованием и охраной земель и за законностью решений, принятых местными исполнительными органами в области земельного законодательства, свидетельствуют, что меры надо принимать серьезные и безотлагательные.

Члены комиссии отмечали, что и в рамках действующего правового поля можно и нужно принимать нормативно-правовые акты, помогающие снизить остроту многих проблем.

По данным информационного портала на базе цифровой платформы «QOLDAU», в 2020 году площадь неиспользуемых сельскохозяйственных земель составила три млн га (из них пастбищ — 2,7 млн га, пашни — 316 тыс. га).

Государственными инспекторами районов и городов всем субъектам направлены уведомления о необходимости использования земель. В этом году начали использовать 729,3 тыс. га, возвращено в государственную собственность — 76,2 тыс. га (пашня-6,7 тыс. га, пастбища — 69,5 тыс. га).

Пастбищ для выпаса скота с личных подворий не хватает в 522 населенных пунктах (из 605). Для этого нужны земли площадью 1,7 млн га.

Местные исполнительные органы власти в полном бездействии не обвинишь. Принудительно под пастбища изъято 1573,2 га. земли. При этом альтернативные участки предоставлены на площади 934 га. В административные границы населенных пунктов включены прилегающие земельные участки из земель запаса на площади 38,2 тыс. га. Для отгонного животноводства задействовано три тыс. га земельных угодий. Заключены договоры с учреждением лесного хозяйства об использовании пастбищ населением на площади 13 тыс. га, меморандумы с сельхозтоваропроизводителями о совместном использовании земель на площади 1,1 млн га.

— Договоры и меморандумы носят характер добровольный и кратковременный. Планы владельца земли могут измениться в любой момент, — отмечал секретарь областного малихата Мурат Балпан. — Проблему надо решать кардинально.

Для этого — не только активизировать работу по принудительному изъятию земель, при установлении границ населенных пунктов включить прилегающие земли запаса, шире развивать отгонное скотоводство, но и работать с владельцами скота. Особенно с теми, кто приобрел крупный и мелкий рогатый скот по государственным программам. Помочь им участвовать в конкурсах на предоставление права временного землепользования. За подготовку необходимой инфраструктуры для отгонного животноводства (по меньшей мере — наличие колодцев) -строже спрашивать с местных властей.

Вопрос финансовых обременении (большая часть земель находится в залоге у банков) на местном уровне, конечно, не решить. Но разобраться с фактами незаконного предоставления сельскохозяйственных земель нужно и можно.

За последние два года таковых выявлено 156. Возвращено 47000 га. Но. Во многих случаях на незаконно выделенных землях уже возвели постройки, базы. Как быть? Объективности ради нельзя не отметить, что такой вопрос возникает не только в отношении земель сельхозназначения. Однозначного ответа пока нет. Но искать оптимальный и наименее болезненный вариант надо. И должны это делать совместно МИО, маслихаты всех уровней, правоохранительные органы.

И, конечно, инициировать изменения в правовой базе, вносить предложения по ее совершенствованию.

— В сельских населенных пунктах формируется бюджет четвертого уровня. При этом аким сельского округа не вправе обратиться в земельную инспекцию по поводу того, что тот или иной участок не используется, — об этой правовой коллизии говорил, в частности, Мурат Балпан.

Надо использовать новые возможности по изъятию неиспользуемых земельных участков, владельцы которых элементарно скрываются, по указанному юридическому адресу не находятся, на судебные заседания не являются, ссылаясь на то, что повестки не получали. Теперь для начала судебного процесса достаточно простого СМС-уведомления.

— Земельные паи сельских жителей переходят из одного ТОО в другое. Люди даже не подозревают, что их земельные участки находятся в залоге у банков. Банки земельные участки продают в счет погашения долгов. Люди теряют свои условные доли, — эту проблему, касающуюся множества казахстанских сельских жителей, входящие в комиссию депутаты областного маслихата справедливо характеризуют как обладающую огромной социальной значимостью.

И формировалась она не один год. Жителей сел наделили земельными паями в 1997 году. Свое право на условную земельную долю они должны были реализовать до 1 января 2005 года. Если гражданин это право не реализовал, то пай уходит в доход государства.

По словам Ергали Шорина, многие сельчане «сейчас сами не помнят, подписывали ли они что-то, уже рукой махнули. Но главная проблема в том, что почти 80% земель пайщиков, переданные во временное пользование ТОО, находятся в залоге».

Решения, принятые в конце прошлой недели Республиканской земельной комиссией — свидетельство тому, что Правительство ищет решение этой проблемы. Но и сейчас надо разбираться с каждым конкретным случаем, работать предметно и точечно.

Нина МИТЧИНОВА.