В поисках своего пастбища

ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС

До принятия Закона РК «О пастбищах» в феврале 2017 года порядок использования пастбищных земель в Казахстане законодательно не регулировался. Это привело к деградации (вытаптыванию) пастбищ вокруг населенных пунктов в радиусе 5-6 километров, нерациональному использованию земли, искусственному дефициту пастбищных угодий. Как закон помогает урегулировать эти и многие другие вопросы, связанные с использованием бесценного природного ресурса в нашей области, «АП» рассказывает заместитель руководителя облуправления сельского хозяйства Хасым Иткусов.

— В этом году завершается действие госпрограммы развития АПК на 2017-2021 годы. По поручению Президента РК ее заменит Национальный проект по развитию АПК на 2022-2027 годы. Концепция обсуждена, то есть скелет уже есть, идет точечная работа над ним. Почему считаю необходимым говорить об этом? Потому что одним из направлений, базой для дальнейшего укрепления АПК остается отрасль животноводства. Потенциал у нее просто огромный, и глупо было бы отрицать, что мы его не используем в полную силу. Животноводство должно сделать значительный рывок вперед, если говорить на текущий момент, развитие, безусловно, есть, осязаемые результаты — тоже. Приведу такие цифры: по результатам трех месяцев текущего года мы имеем общий рост поголовья сельхозживотных: КРС и овец — более 4%, лошадей — 7%, а по птице с вводом новых промышленных предприятий рост составил 26%. Соответственно, увеличилось и производство продукции животноводства. Акмолинская область по итогам первого квартала текущего года по индексу физического объема продукции животноводства — на первом месте в республике. Во многом такой результат достигнут благодаря Макинской птицефабрике, с запуском второй очереди строительства в прошлом году ее годовая мощность увеличилась вдвое.

На недавнем заседании Правительства РК рассматривался вопрос о формировании пула инвестиционных проектов в АПК на 2021-2025 годы. Наша область заявила 45 проектов с общей суммой инвестиций более 250 млрд тенге. Эти проекты как раз и помогут сделать рывок, причем не только в животноводческой отрасли. У нас появятся новые молочнотоварные фермы (их 12) с поголовьем от 400 до 1200, теплицы, перерабатывающие предприятия, мясные фермы, откормочные площадки и многое другое. Конечно, жизнь не стоит на месте, поэтому пул проектов будет меняться, дорабатываться и расширяться. Общее понимание, к чему мы должны стремиться, у насесть. И это главное.

По 10 инвестпроектам с суммой инвестиций в 17 млрд тенге работа уже начата. Наиболее крупный из них — третья очередь строительства Макинской птицефабрики: ее мощность достигнет уже 100 тысяч тонн мяса птицы. Один из крупных проектов в птицеводстве и свиноводстве запланирован в Зерендинском районе, инвестиции достигнут 60 млрд тенге.

То есть, в промышленном секторе животноводства имеем четкие ориентиры. Если раньше доля выработки мяса в организованных хозяйствах занимала примерно 25%, то сейчас более 56% мяса производится в крупных промышленных предприятиях. Перевес в дальнейшем будет только увеличиваться. Естественно, совсем сбрасывать со счетов личные подсобные хозяйства мы не можем. Анализ сектора ЛПХ показывает, что он замер на месте, не показывая ни сколько-нибудь значительного роста, ни падения. И, наверное, в ближайшее время ничего не изменится. Будущее отрасли животноводства — именно в наращивании доли крупных производств.

Теперь переходим к Закону РК «О пастбищах». Как я уже говорил, частные подворья мы не имеем права не принимать во внимание. А что такое производство продукции животноводства в домашних хозяйствах? Производство, не предполагающее применение интенсивных технологий, в его основе — использование естественных природных преимуществ, иными словами — пастбищ.

В 2017 году был принят Закон РК «О пастбищах». Он регулирует общественные отношения в рамках рационального использования пастбищных угодий, улучшения их эффективности, недопущения деградации. Мы заявляем, что в Казахстане более 180 млн га пастбищных угодий. Это большой массив, но надо понимать, что не вся эта площадь может эффективно использоваться по назначению. От общего объема какая-то доля — это практически пустыни, деградированные земли, земли, сложные для хозяйственного использования ввиду удаленности, например. Закон и принимался для того, чтобы, во-первых, мы четко знали, что мы имеем на самом деле, во-вторых, могли оперативно управлять этим ресурсом, максимально эффективно использовать его.

Закон предполагает привлечение всех заинтересованных сторон к вопросам регулирования. На местах создаются общества пастбищепользователей, которые могут оперативно регулировать широкий круг вопросов. Земельный кодекс тоже отражает многие моменты, дает четкие определения эффективного или неэффективного использования земли, регламентирует процедуру изъятия у нерадивых землепользователей. Но ему не достает оперативности. Та же процедура изъятия земли в самом лучшем случае затягивается на 3 года. То есть, если пастбища не используются эффективно, нарушается один из главных критериев — менее 20% скота от норматива нагрузки на пастбище, — то инициируется, причем это вправе сделать местные исполнительные органы, процедура изъятия. Год стоит земля, как не эффективно используемая, второй… и только на третий год мониторинга суд может изъять землю. Понимая, что эти вопросы надо решать оперативно, статьей 13 Закона РК «О пастибищах» в компетенции МИО появились полномочия, совместно с маслихатами районов, по разработке и утверждению планов по управлению пастбищами. В этих планах, принимаемых на год, максимум на два года, оговариваются вопросы взаимодействия. Если, условно, у одного землепользователя много угодий, в соответствии с меморандумом он может передать часть земли для выпаса общественного скота.

Как только закон был принят, мы этой работой занялись, планы по управлению пастбищами на 2017-2019 годы разработали и утвердили все районы области. А при разработке на следующий срок возникли некоторые сложности в части регистрации (планы по управлению пастбищами являются нормативно-правовыми актами) в установленном порядке в органах юстиции. Это связано с тем, что в сельских округах на некоторые участки пастбищ нет геоботанических исследований. Геоботанические исследования определяют их ценность, кормоемкость и так далее. Но работа идет, перед МИО поставлена задача максимально ускорить процесс, чтобы к началу сезона выпаса планы были приняты. Рабочее совещание с представителями юстиции, прокуратуры прошло буквально в конце февраля.

В конечном итоге Закон РК «О пастбищах» должен привести к рациональному использованию земель сельскохозяйственного назначения, улучшить состояние пастбищных земель вокруг сельских населенных пунктов, остановить процесс деградации пастбищных угодий, использовать потенциал отгонных пастбищных участков для получения экологически чистой продукции животноводства.

В целом о структуре пастбищ нашей области. Согласно земельному балансу, у юридических и физических (крестьянских и фермерских хозяйств) лиц имеется 4,4 млн пастбищных угодий. Пастбища на землях населенных пунктов — 1,1 млн га (где должен пастись скот с личных подворий населения). К сожалению, есть дефицит пастбищных угодий, входящих в состав земель населенных пунктов. С учетом скота, имеющегося у жителей 605 сельских населенных пунктов, потребность составляет 2,8 млн га. То есть, 1,7 млн га — дефицит (касается более 500 сел). Местными исполнительными органами с землепользователями заключены меморандумы о совместном использовании пастбищ площадью более полутора миллионов га. Тем не менее, нехватка земли все равно есть, — где-то больше, где-то меньше.

Как решать этот вопрос? Изъятие, как я уже говорил, процедура длительная. Поданным облуправления земельных отношений, в период с 2017 по 2020 годы было изъято всего 6 участков площадью 24 тысячи га. Налоговый кодекс в отношении нерадивых землепользователей позволяет применять повышенную ставку налогообложения в десятикратном размере. Есть предложение повысить ставку до двадцатикратного размера. Что делать нерадивому землепользователю? Возвращать землю государству или платить повышенный налог. Еще вариант — начать пользоваться землей правильно. Понятно, что землепользователей первый и второй варианты не очень устраивают. Например, имеет сельхозформирование 5 тыс га пастбищ. При нормативной нагрузке шесть гектаров на одну голову крупного рогатого скота должно быть 833 головы. Однако, чтобы не было претензий, достаточно иметь пятую часть от норматива, то есть около 170 голов. Если обеспечил минимальный порог, все — перед законом такой «рачительный хозяин» чист. К сожалению, такие моменты имеются.

Наметилась и другая тенденция, радующая. Крупные исконно растениеводческие сельхозформирования поворачиваются в сторону животноводческой отрасли. Для села это занятость, а наличие работы — лучший способ удержать людей. Наиболее высокий рост в животноводстве по итогам трех месяцев текущего года показали крестьянские и фермерские хозяйства — 12%, юридические лица — 2,6%. Во многом это заслуга государственных программ, стимулирующих заниматься животноводством, мясным или молочным. За последние пять лет крестьянские и фермерские хозяйства в два с лишним раза увеличили численность поголовья. В абсолютных цифрах это выглядит так: 70 тысяч голов против 30 тысяч. Желающих заниматься достаточно, но здесь мы сталкиваемся с дефицитом пастбищ.

Обращаемся в Комитет по земельным вопросам МСХ РК с просьбой внести коррективы в Земельный кодекс, чтобы обеспечить землей новые хозяйства. Конечно, фермеры могут участвовать в конкурсе на выделение земли, но проигрывают в конкурентной борьбе с действующими крупными ТОО, имеющими хорошую базу и возможности для инвестиций. И эти вопросы тоже надо как-то решать.

А вообще пастбища в нынешних условиях — это экстенсивный путь развития, приемлемый для небольших крестьянских хозяйств, частников. Для промышленного производства на современном уровне, хоть мясного, хоть молочного направлений, наличие земли для выпаса скота не так важно. Намного продуктивнее круглогодичное стойловое содержание, поэтому нужна пашня для создания полноценной кормовой базы.

Записал Алексей ЧАЙКА.