Сколько драмы в театре драмы

Сколько драмы в театре драмы

ЛИЧНОСТЬ

Сегодня гость нашей редакции — главный режиссер областного русского драматического театра, обладатель звания «Мәдениет саласының үздігі» Ольга Луцива.

«На режиссуру надо поступать уже зрелым человеком, с каким-то жизненным багажом. У молодых людей со школьной скамьи — фантазии запредельные. Им хочется весь мир объять, а как — еще не знают. Потому что сами в этой жизни еще ничего не прожили».

Отвечая на «классический» вопрос, когда и почему решила стать режиссером, Ольга Богдановна рассказывает о своем вполне типичном советском детстве, когда подростки буквально грезили свершением великих подвигов: «Мальчики мечтали о военной службе, я — о работе в милиции. Причем не экспертом, не следователем, а именно «опером».

Всплывающие перед сном картинки «с наганом в руках за преступником» складывались в чуть ли не полнометражный фильм с сюжетом, погонями, трюками сложными. Особенно после дежурств в молодежном оперативном отряде. Поводов для сюжетов мысленных и непроизвольных было достаточно.

Экзамены в Высшую школу милиции сдала успешно, все комиссии медицинские прошла, но необходимых для зачисления 18 лет ей еще не исполнилось.

Поступлению на юридический факультет Омского университета помешало время, разделившее когда-то единых в своих взглядах советских людей на «правых и левых», «либералов и консерваторов». На экзамене по истории перипетии советско-финской войны абитуриентка Луцива излагала в точном соответствии с официальным учебником, в истинности которого не сомневалась. Преподавателю с иной точкой зрения переубедить ее не удалось.

И все это не просто из серии «все к лучшему», а как раз о том жизненном опыте, необходимом для будущего режиссера. Принять неудачу, признать право человека на иную точку зрения, сделать выводы, найти приемлемый вариант…

Так что первым послешкольным летом день у Ольги Луцивой шел «за три». Домой возвращалась студенткой. Совсем другого вуза, где решила приобрести профессию инженера-технолога. А дальше уже из серии «случайностей не бывает». В поезде открыла оставленную кем-то газету, увидела объявление о наборе на отделение «Режиссеры театральных коллективов» Кокшетауского колледжа культуры (тогда — культпросветучилище). И все. Инженера-технолога мы потеряли. Видимо, сидевшие в подсознании увлеченность школьным драмкружком, постановками спектаклей во дворе и то, что «с детства мир в картинках» видела, и привели Ольгу Луциву в режиссуру. Уже навсегда. О чем не пожалела ни разу.

Образование в колледже было великолепным, высокообразованные, влюбленные в искусство преподаватели давали знания в области культуры, искусства, живописи, музыки, истории театра…

— Наши прекрасные педагоги были еще и психологами неплохими, — рассказывает Ольга Богдановна об этом интереснейшем периоде своей жизни. — Они нас «раскрепостили», избавили от зажатости, застенчивости излишней. Научили идти в мир и ничего не бояться.

Три года спустя Яков Аронович Куклинский пригласил выпускницу колледжа Ольгу Луциву в русский драматический театр. В 1994 году Ольга Богдановна стала победителем одного из творческих конкурсов в номинации «Режиссура», тогда это давало право учиться в Институте театра и кино — знаменитой «Жургеновке». Причем курс набирал народный артист Азербайджан Мамбетов. Но в те приснопамятные девяностые режиссуре, как и иным творческим специальностям, посвятить себя были готовы немногие. Только те, кому от призвания «не спрятаться, не скрыться». Троих студентов обучать, конечно же, не стали.

Так что студенткой этого вуза Ольга Луцива стала на будущий год. Алматы — восторг, любовь на всю жизнь. Жизнь студенческая, адаптация девушки из провинции к столичным реалиям… И все это — «картинки», «картинки», которые в режиссерской работе и сейчас всплывают.

Дипломная работа — спектакль «Недоразумение» по произведению Альбера Камю. Сколько спектаклей поставила, начиная с 1997 года, режиссер Ольга Луцива (теперь уже главный режиссер АОРТД) сегодня уже не вспомнит.

Среди них, по ее словам, удачные и не очень. Как собственно, у любого в любом деле. В отношении каждого спектакля Ольга Богдановна с полным правом может сказать: «Выложилась. Сделала все, что могла».

Среди спектаклей, которые она готова «репетировать всегда и получать от этого удовольствие» — «Недоразумение», «Курица»…

На вопрос о том, как «в одну телегу впрячь» спектакли «для души, искусства высокого» и «для кассы» режиссер Луцива справедливо отвечает, что эта проблема актуальна не только для наших рыночных реалий. Решение: спектакли должны быть разными, рассчитанными на зрителей с различными вкусами. Но всегда интересными.

«Не всем нужна комедия положений. Кому-то хочется пойти и подумать. Кому-то хочется отдохнуть, кому-то найти ответы на волнующие его проблемы».

А расхожее — «у нас тяжелая жизнь, мы хотим в театре отдыхать» — Ольга Богдановна называет фразой ненавистной: «У нас, что- война, голод? Что же такого тяжелого: близких на фронт не провожаем, родных в боях не теряем, последний кусок хлеба не доедаем…». И продолжает: «Театр — не кабаре, не цирк. Это не то заведение, куда можно прийти, развлечься, выйти и забыть. Театр должен нести людям не только высокое, светлое, чистое, но и полезное».

«Не мало ли в театре драмы драмы?». Признаюсь, этот вопрос, готовясь к разговору с Ольгой Богдановной, я «позаимствовала» у кого-то из маститых театроведов. Неожиданным он для нее не стал: «Театр — синтез искусств. Работают сценография, музыка, атмосфера… Я очень люблю элементы пластики. Сейчас от актера требуется владеть не только лицом и голосом. Нужно уметь двигаться, петь…».

— Гармонии формы и содержания добиться сложно. Нельзя, чтобы форма превалировала. На сцене должны быть живые люди, испытывать живые эмоции, — а это уже с полным на то правом можно назвать творческим кредо режиссера Луцивой.

Нина МИТЧИНОВА.