О том, как любили, ждали, прощали

О том, как любили, ждали, прощали

27 МАРТА — ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ ТЕАТРА

В этом спектакле не слышны звуки рвущихся снарядов, крик бегущих в атаку бойцов, стоны раненных, плач получивших похоронку жен и матерей…

Но вот она — война. В судьбах, душах людских. Как же проникновенно и с какой любовью актеры областного русского драматического театра показали… Да что там показали, влюбили нас в героев пьесы Владимира Гуркина «Саня, Ваня, с ними Римас». Какие они — простые, настоящие, с таким подлинно народным чувством юмора, любящие, верные…

Первые месяцы войны. «Уже и Минск, и Беларусь всю захапали», — здесь, в глухой уральской деревушке, что на реке Чусовой, люди работают, новости колхозные обсуждают, шутят над никчемным председателем колхоза, детей рожают и твердо уверены, что война в худшем случае через полгода закончится: «Поди, сам Сталин с Гитлером нагарантировали». Живут так, как испокон веков жили их предки: родственники друг другу помогают, муж и жена об измене не помышляют, красивых слов не произносят, но в каждом взгляде, в каждом поступке, жесте — любовь и верность.

Любит своего мужа старшая из сестер Анна, поэтому и решается родить еще одного ребенка. Какая же она в исполнении актрисы Надежды Слепцовой спокойная, красивая, с поистине царственной осанкой и достоинством.

Любят друг друга Софья (Анна Бронникова) и Петр (Станислав Тавгень). Да так, что действительно друг без друга жить не могут. Как только придет черная весть о гибели мужа, упадет замертво Софья и последние ее слова: «Ну ладно. Давайте Петю кормить». А в первых сценах спектакля они — молодые, задорные, смешливые…. Актеры играют так органично, без малейшего «напряга», что нет сомнений, что именно такими люди тогда и были: яркими, жизнелюбивыми, стойкими.

Всеобщая любимица, дочь Анны Женька (Елена Петренко) — солнечная, порывистая, веселая… Она — такой лучик, стремящийся согреть и детей, и взрослых.

Сколько же мудрости в решении третьей сестры Александры (Оксана Гречанникова), мечтающей о ребенке, к врачам не обращаться. Вдруг доктор скажет, что «недоделанная вы для женского счастья, бракованная, не ждите никого… Мне тогда в петлю сразу». Но еще больше беспокоится она о муже Иване (Андрей Владимиров): «Если врачи на него покажут, ему, опять же, горе. Передо мной всю жизнь виноватиться ему потом? Зачем? Не хочу я так». А потому: «Может, судьба еще смилостивится, может, еще пошлет Бог кого».

А посланы им были, как и всем людям большой объятой войной страны, испытания, вынести которые можно было только с любовью и верой.

Милиционер Римас (Максим Михеев) предупреждает Петра и Ивана о том, что этой ночью придут их арестовывать как «вредителей». Уже по реакции этих простых сельских мужиков можно судить: они хорошо знали, что вот так, по ложному доносу могут арестовать любого. Правоту свою доказывать и в мыслях не было. Только бежать. Но не вглухую зауральскую тайгу, где затеряться проще простого, а на фронт — биться с врагом.

А Римас… Давно и безответно любит он Александру. Хорошо знает, что если арестуют Ивана, то сгинет его соперник в лагерях. Но предупреждает об опасности, дает шанс на спасение.

Высокий, красивый, степенный… В исполнении Максима Михеева он — воплощение порядочности, сдержанности. Но сколько же страсти и боли в рассказанной им литовской притче о том, что женщина имеет право устроить свою судьбу, если от пропавшего мужа-воина нет вестей три года. А если пройдет она по узкому коридору между 12 горящими кострами, значит чиста перед ним.

— Чиста перед тобой Александра, — говорит он Ивану, вернувшемуся в родную деревню только через годы после окончания войны, не подавшему ни единой весточки о себе за долгие девять лет.

А сколько женской гордости, достоинства в самой Александре, увидевшей много раз оплаканного любимого в день, когда дала согласие выйти замуж за другого. На свою свадьбу с Римасом Ивана пригласила. А в глазах, руках напряженных, ногах подгибающихся — любовь к Ивану. Та, которая-однажды и навсегда.

Рассказывает Иван Римасу о том, что довелось пережить, Римас — Ивану. Но больше о том, сколько бед в военное лихолетье выпало на долю женщин и детей, как помогал им, чем мог.

Но это уже после драки обязательной. Ну как без нее между соперниками деревенскими? Решение принимает Александра: «Даю вам ночь. Утром приду — кого здесь застану, с тем и буду жить. И че хотите про меня думайте. Разбирайтесь».

И ведь приняла бы любое решение. И жила бы «по-людски», как в роду их принято. Но с Иваном — по любви, а с Римасом — из благодарности и чувства долга.

Какой же долгой была эта ночь для каждого героя. Как мы следили за лицом Оксаны Гречанниковой и как же тонко смогла талантливая актриса передать все, что пережила за эти часы Александра. И вышел ранним утром к ней Иван, и вновь над Чусовой зазвучало: «Шел казак на побывку домой, через речку держал путь прямой, обломилась доска, подвела казака, искупался в воде ледяной…».

Спасибо огромное режиссеру Василию Гречанникову, подарившему акмолинским зрителям спектакль «Саня, Ваня, с ними Римас» по одноименной пьесе Владимира Гуркина — замечательного драматурга, перу которого принадлежит и пьеса «Любовь и голуби».

— Сидя в зале, ощущаешь дыхание того времени. Как откровенно и искренне играют актеры нашего русского драматического театра. Как они смогли передать страх войны, потери близких. И самое главное — любовь… Любовь, которая побеждает. «Пусть так будет всегда, — руководитель областного управления культуры, архивов и документации Айгуль Сабитова выразила ощущения всех зрителей. — Накануне Международного дня театра хочу пожелать нашим дорогим любимым акмолинцам: ходите в театр!».

Нина МИТЧИНОВА.