Как Полина Калимой стала…

Как Полина Калимой стала…
Калима Нахимова (первый ряд справа).

«Хорошие люди все здесь живут. От малышей до стариков. Я всех вас уважаю, очень-очень всех вас люблю. Наверное, за то, что в Баратае я с вами больше полувека живу. Давайте же вспомним то прошлое время, как вместе дружили, как вместе ходили. Как житник ломали, бауырсак в руки брали, делили его пополам».

Простые, бесхитростные, но такие искренние и душевные слова Полины Синчуковской, ставшие ее духовным завещанием родным и односельчанам, сыновья записали на видео незадолго до кончины. И сейчас так трогательно видеть, как светлая, голубоглазая пожилая женщина, забыв какое-то слово, обращается к сыновьям на казахском языке, они ей подсказывают, а потом она вновь продолжает говорить на русском.

Полине Ивановне едва 20 лет минуло, когда она, уехав из родной Белоруссии в Карелию, встретила там азербайджанца Аббаса Нахимова. Вместе работали, полюбили друг друга, решили создать семью. Почему в Казахстане? Возможно, потому что слава о целинном крае по всему бывшему СССР гремела, да и многие говорили, что здесь молодым людям легче на ноги встать.

В 1959 году стояли молодые супруги Нахимовы на кокшетауском вокзале. Растерянные, с одним чемоданчиком, в котором все их пожитки умещались. Подошел пожилой казах, поговорили, посоветовал: «Езжайте в Баратай, места красивые, люди хорошие, не обидят».

Так Нахимовы оказались в казахском ауле. Азербайджанцу Аббасу было полегче, не без проблем, но он язык понимал, его понимали. Белоруска Полина по-казахски не знала ни слова. Позже признавалась детям, что первые два-три года были самыми сложными. Мамы рядом нет, подруг нет. Бауырсаки пожарить не могла, мясо варить не могла, в магазине на товар, что хотела купить, пальцем показывала. Но встречала только добрые улыбки, теплые слова…

Только несколько дней молодые супруги ночевали в сельском клубе. Одна семья пригласила пожить у них, потом другая… А через пару лет собрались аксакалы, поговорили: «Еще один мусульманин в аул приехал. Видим, люди неплохие, уважительные, работают хорошо. Надо помочь». И вот здесь приезжие узнали, что такое казахский асар: кто-то бревна, кто-то кирпич, кто-то щебенку… И поднялся в Баратае еще один дом, в котором у Аббаса и Полины Нахимовых пятеро детей родились.

Глава семейства строительством занимался, бригада у него была. Полина к этому времени уже умела и платок повязать, как надо, и мясо не только сварить правильно, но знала, какому гостю какая часть полагается. «Отец постоянно в разъездах был, а мама нас воспитывала по-казахски, — рассказывает сын Марат Нахимов. — Мы с детства знали, что мы мусульмане».

На казахском Полина Ивановна заговорила очень быстро. (Это к слову об эффективности метода погружения в языковую среду). А в 1966 году после рождения третьего ребенка приняла ислам: «Муж, дети у меня мусульмане, так что и мне надо». Обряд мулла провел по всем правилам.

Кстати, родственники в Беларуси, куда они ездили, к этому решению отнеслись с пониманием: «Им там жить. Главное, чтобы счастливы были».

Жили дружно, работали много, дети подрастали. На казахском все говорили буквально с рождения. На русском — только в доме родительском, да и то, все чаще на казахский переходили.

Спокойно жили, за завтрашний день не боялись. Но отца семейства не стало в 2003 году. И так сложилось, что довелось Полине Ивановне пережить троих своих детей.

После этого и имя решила сменить: «Мне рядом с ними лежать, надо, чтобы имя было мусульманское». И стала Полина Калимой.

Двое оставшихся сыновей живут хорошо, благополучно, на казашках женились. По признанию Алии — жены младшего сына: «Муса меня тем и поразил: светлый, голубоглазый, а по-казахски говорит лучше меня».

«Да в разговоре я любого казаха «на лопатки положу», — улыбается старший, Марат. На вопрос, какой язык для него родной, после недолгих раздумий, сказал: «Знаете, наверное, два: и казахский, и русский».

Достойные сыновья, традиционные ценности с детства впитавшие, наперебой звали маму к себе. Пожила она в любви и заботе и у Мусы в Кокшетау, и у Марата в селе Уголки. Но всегда стремилась в свой Баратай: «Умирать буду на родине». Так и случилось 4-го января этого года.

Но еще долго-долго жители казахского аула будут вспоминать белорусскую девушку Полину, в знак любви и благодарности к ставшей родной земле и к людям на ней живущим, взявшую имя Калима. И долго будет звучать ее голос: «Дорогие сельчане мои, родные люди мои, братья и сестры мои! Старухи и старики, сватьи и сваты мои, родные дети мои, просьба моя… Если что-то случится, положите рядом с сынами меня… Не услышу я вас, не увижу я вас. По-матерински скажу, прощаю все и навсегда. Перед Богом буду лежать я чиста».

Нина МИТЧИНОВА.

Зерендинский район.