Вершины Сакена-серэ

Имя собственное
Вряд ли молодые родители Нурмак и Магрипа Жунусовы в начале 30-х годов задумывались над тем, какая судьба уготована их малолетнему сыну Сакену. Время было непростое, больше беспокоило, как накормить, одеть и обуть семью.

А мальчик рос таким же, как и многие его сверстники. И помогал родителям, и озорничал, всякое случалось, на то и жизнь. Впрочем, подмечалось за ним раннее взросление, особая тяга к знаниям. Учился будущий писатель легко, особенно любил язык и литературу, поэтому не стало неожиданным его желание поступить на филфак.

После КазГУ Сакен Жунусов вернулся в родной Кишкенеколь Кзылтуского района и некоторое время учительствовал в школе, которую сам окончил с отличием. Причиной возвращения была болезнь отца.

Позже Сакен Нурмакович уехал в Алматы. Здесь он трудился в редакции журнала «Пионер», учился в аспирантуре КазГУ. Кстати, жизнь тогда преподнесла ему поразительный подарок, который можно назвать предначертанием его дальнейшей яркой и неординарной судьбы: он стал одним из последних аспирантов классика казахской литературы Мухтара Ауэзова. Уже тогда четко определилось его призвание. Писательский труд совмещал с работой и учебой. В эти годы, а это немалый и немаловажный отрезок жизни, С.Жунусов заведовал литературным отделом Казахского академического театра драмы им. М.Ауэзова, возглавлял отдел в газете «Қазақ әдебиеті», работал директором казахстанского отделения литературного фонда СССР, секретарем Союза писателей Казахстана, окончил курсы Литературного института им. Горького в Москве.

Вольнодумцем определяли его собратья по перу, талантом писателя, его жизненной позицией гордились друзья и многочисленные читатели.

Мне посчастливилось брать интервью у именитого земляка. Поражала бурлящая энергия человека, которому в то время было под 70. Мы беседовали на разные темы, в основном, конечно же, разговор шел о его творчестве, литературе, театре, жизни вообще. Казалось, Сакену Нурмаковичу было по силам объять необъятное. И в этом ничего удивительного, ведь он — автор четырех романов, многих повестей, драм, трагедий, книг для детей. Его перу принадлежит около ста научных исследований о проблемах литературы и театра.

Любой автор позавидует такой плодовитости, если учесть еще, что, по откликам коллег, хорошо знакомых с творчеством С.Жунусова, отличительные особенности его прозы — высокий идейно-художественный уровень, острый сюжет, красочный выразительный язык. Знавшие его близко рассказывали, что пишет он в основном в ночное время, а сюжеты вынашивает очень долгое время. Зато излагает на бумагу потом быстро и почти без переделок.

А сколько вмещала в себя повседневная жизнь писателя! Музыка, пение, кулинария, спорт. К тому же он — прекрасный переводчик. С.Жунусов переводил Цвейга, Толстого, Гончарова, других известных русских и зарубежных писателей. Активная позиция позволяла ему успевать многое: форумы, заседания, встречи, айтысы, мушайры. А какими удивительными были его литературные вечера. И если поначалу его вел специально подготовленный ведущий, то к концу Сакен Нурмакович обычно брал все в свои руки. И так это у него великолепно получалось — какой-то немыслимый совершенно сплав духовного общения с аудиторией, освященного магией сердечной силы, народного искрящегося юмора. Он подходил очень близко к рампе и, казалось, беседовал только с теми, кто вот, рядом, глаза в глаза. И свои суждения высказывал прямо, открыто, без оглядки.

К великому сожалению, теперь о нем будем говорить в прошедшем времени — в конце апреля 2006 года писатель скоропостижно ушел из жизни. Так часто случается с теми, кто «горит», стараясь успеть все. И сгорает. А я хочу напомнить читателям лишь часть той памятной беседы с писателем, драматургом и, не побоюсь этого слова, неуемным жизнелюбом.

В очередной приезд на родину он жил в крошечной однокомнатной квартире, в совсем не престижном доме по ул. Красной, где было только самое необходимое для писательского труда: стол, кресло да диванчик для короткого отдыха. Скромный интерьер жилища украшали два тканых портрета — Абая и самого хозяина. В этом виделась не выспренность, а строгая узда, словно экзамен перед гением казахской литературы. Тогда разговор с мастером пера шел поразительно легко. Как-то забывалось о том, что перед тобой — народный писатель Республики Казахстан, удостоенный высоких нарград страны — ордена «Парасат» и Государственной премии. Хватало и почетных званий: «Почетный профессор университета им. Ш. Уалиханова, «Почетный гражданин г. Кокшетау». В тот момент напротив сидел просто умный, обаятельный и широкообразованный человек.

Сакен Нурмакович, наверное, писателями не рождаются? Ими становятся благодаря определенному жизненному опыту, творческим наработкам...

— С этим не соглашусь. Стать писателем, поэтом, певцом невозможно без природного дара. Другое дело — развить заложенные в тебе способности, чтобы подняться на более высокий уровень.

Я не хочу быть мелким писателем, может, поэтому меня называют Сакен-сегиз-серэ. Серэ — это рыцарь. По аналогии: Акан-серэ — степной рыцарь. Сакен-серэ — восьмигранный — это о тех способностях, что есть во мне. Я с шести лет играю на домбре, с детства увлекаюсь рисованием. Учеба давалась легко, уже в седьмом классе пробовал писать. Конечно, это был наивный опыт, сказку переложил на стихи и назвал ее поэмой! Свое первое серьезное произведение опубликовал в 19 лет, когда учился на филфаке КазГУ.

Хотя увлекался поэзией, писал стихи, себя нашел в прозе. 1955-56 годы были высокоурожайными. Они дали мне богатейший материал для романа «Дом в степи». В нем я хотел показать не помпезную сторону освоения целины, а то, что несла эпопея жителям степи, какие непредсказуемые последствия даст такое массовое перепахивание огромных просторов.

Знакомство со сценой, с тогдашней артистической элитой подтолкнула к созданию пьесы «Сильнее смерти».

В последние годы написал роман «Заманай и Аманай». В переводе В.Солоухина — «Тропа» — опубликован в журнале «Молодая гвардия». По этой книге создан фильм.

Фото Айбека ДАНЬЯРОВА

Удачна ли ваша личная судьба?

—  На нашем поколении особый отпечаток: детства не было, 20-е годы — голод, 30-е — репрессии, 40-е-война… Об этом — пьеса «Ранние цветы».

С супругой Мариной Достановной прожили дружно немало лет. К несчастью, она трагически погибла. Трое детей давно уверенно стоят на ногах.

Кокшетау для меня обладает особым притяжением. Мое творчество питают родные корни. Расцветает этот край, и я дышу полной грудью, радуюсь.

О чем болит душа?

—  Переживаю, что духовное отходит на второй план. Люди мало читают. Разве деньги важнее всего в жизни? Об этом мои размышления в книге «Сакен-серэ Ел жайында, Ел Сакен-серэ жайында». Если дословно: народ о Сакене, Сакен — о народе.

Это публицистика о времени, о себе, своеобразное подведение итогов жизни.

Плохо, что сейчас накипь хлынула к нам с Запада. А ведь казахская литература на третьем месте после французской и русской по пропаганде классических понятий духовного смысла жизни. Об этом не устаю говорить.

Эти фрагменты публикации о Сакене Жунусове думающему читателю скажут о многом — чем жил наш знаменитый земляк, что более всего тревожило его душу. А чтобы полнее представить живой портрет писателя, я попросила рассказать о нем наших земляков, тех, кто хорошо знал творчество Жунусова, был духовно близок с ним.

Жабал Ергалиев, писатель, драматург, лауреат премии имени Жамбыла, директор ТОО «Ақмола-Тіршілік»:

— Сакена Жунусова можно назвать классиком казахской литературы, продолжателем великих писателей М.Ауэзова, С.Муканова, Г.Мусрепова, Г.Мустафина.

В золотой фонд национальной литературы страны навечно вписан его роман-трилогия «Акан-серэ». Его, по-моему, можно сравнить с романом-эпопеей «Путь Абая». Оба героя — поэты-классики.

Конечно, и судьбы, и подходы разные, но есть и немало общего. Как Мухтар Ауэзов подарил нынешнему поколению образ Абая, так и Сакен Жунусов — Акана-серэ. И в то время роман был высоко оценен читетелями и литератураведами, и сегодня его актуальность велика.

Новым явлением в казахской литературе стал роман «Заманай и Аманай» — о трагических судьбах казахской интеллигенции и состоятельных людей (биев, баев), изгнанных в 20-30-е годы со своей родной земли. Сакен Нурмакович создал образ людей, вынужденных покинуть Великую степь и глубоко страдавших на чужбине.

За роман «Дом в степи», где поднимались актуальные проблемы местных жителей,  казахских аулов, природы в годы целинной эпопеи, писатель подвергался преследованиям. Но он остался честен и чист перед своим народом, перед Историей, до конца выполнив гражданский долг.

Сакен Жунусов — великий драматург своего времени. Его постановки обошли все театры страны, начиная с самого «главного», Академического им. М. Ауэзова в Алматы.

За последние годы уже независимого Казахстана Сакен-серэ писал много публицистических материалов на злободневные темы — о проблемах языка, народности и т.д. Он, как никто другой, видел реалии жизни без прикрас.

С.Жунусов мечтал написать роман об Абылай-хане. Увы, судьба не дала такой возможности. Зато по его с одноименным названием пьесе поставлен замечательный спектакль.

Этот удивительный человек был символом кок-шетауской земли, делил со своим народом беды и радости. Он никогда не лукавил, всегда говорил правду. За это был уважаем и любим.

Алиби Шапауов, кандидат филилогических наук, доцент, зав. Кафедрой казахской литературы КГУ им. Ш.Уалиханова, лауреат стипендии Президента РК:

— Сакен Жунусов посвятил жанру комедии три драматургических произведении. Музыкальная комедия «Кысылганнан кыз болдык» перекликается с песней «Ыбыраймыз» Б.Майлина, построенной в виде диалога. Этот факт доказывает, что автор пьесы — продолжатель творчества мастера комедии.

По двухактной сатирической комедии С.Жунусова «Кроссворд», или Шутливый маскарад» впервые в 1983 г. в г. Семипалатинске режиссером Е.Обаевым была мастерски поставлена одноименная пьеса. А свое успешное продолжение эта работа нашла на сцене драмтеатров Караганды, Павлодара, Академическогор драмтеатра им. Ауэзова. В последнем уже на другой день по указанию ЦК комедия была снята с репертуара. Об этом известный критик театра драматург А.Сыгаев справедливо писал: «…Блестящее мастерство драматурга, показавшего с помощью масок Обезьяны, Лисы, Волка звериные повадки людей, их недостатки, благодаря смеху достигло своей цели, некоторые узнали в них себя.

Сакен Жунусов не хотел быть мелким писателем. Благодаря своему таланту, трудолюбию он сумел достичь той высоты в творчестве, которая была по силам человеку, гражданину, писателю.

Лариса АИТОВА,
ветеран журналистики.

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...

Другие статьи по этой теме

САКРАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ: Культовые комплексы Биржана сал и Балу... Культовые комплексы Биржана сал и Балуана Шолака (район Биржан сал, Буландынский район) Архитектурно-мемориальный комплекс в честь казахского акына ...
Достояние истории К 175-ЛЕТИЮ AKAHA СЕРЭ Значимым событием ознаменовалась середина уходящей недели для Высшего колледжа культуры им. Акана серэ. Здесь в рамках програм...
Не просто вечер поэзии Общественность Кокшетау в минувший четверг была приглашена на творческий вечер «Жетеудің хаты», что переводится, как письма семерых. Именно столько по...
Антологии казахской прозы и поэзии — на русском... В Москве состоялось подписание меморандума о сотрудничестве между Национальной Комиссией по реализации программы «Рухани жаңғыру» и российскими партне...
Новая книга профессора Абуева Презентация В областной универсальной научной библиотеке имени М. Жумабаева прошла презентация книги «Деятели истории и культуры Акмолинской област...