«Закон суров, но это закон»

Интервью с председателем Акмолинского областного суда в преддверии Дня Конституции РК стало традиционным для нашей газеты. Ведь именно к представителям третьей ветви власти мы обращаемся за защитой своих конституционных прав.

Итак, наш собеседник — председатель Акмолинского областного суда Досжан Амиров.

—   Досжан Сарманкулович, Основной закон РК исходит из принципа единства и взаимосвязи прав и обязанностей. Согласны ли Вы с тем, что иногда некоторые наши сограждане, аппелируя к правам, пытаются уклониться от обязанностей? Какова роль судебных решений в обеспечении баланса между ними?

— Да, к сожалению, с этим мы в своей профессиональной деятельности сталкиваемся ежедневно. Количество гражданских дел возрастает. Это справедливо можно трактовать как показатель повышения доверия к судебной системе. Но детальный анализ характера обращений свидетельствует еще и о том, что некоторые наши сограждане пытаются уклонится от взятых на себя обязательств.

Судите сами: 22,5 % — рассматриваемых судами области гражданских дел составляют споры, вытекающие из нарушения договорных обязательств. Эти дела похожи: человек берет деньги взаймы, дает расписку, принимает на себя какие-то обязательства. И не возвращает. Заимодавец обращается в суд.

Печально, что только за истекший период этого года завершены 1329 дел о расторжении брака. Причины, конечно, у каждого свои. Но общее — люди не готовы выполнять взятые на себя при заключении брака обязанности. Не зря говорят, что если ты вступаешь в брак, то добровольно отдаешь половину своих прав, а обязанности увеличиваются пропорционально количеству членов семьи. Детей надо содержать, воспитывать. А у нас число дел по взысканию алиментов возросло значительно, за шесть месяцев этого года рассмотрено 836 дел, в прошлом году за этот период — 645.

2,2% всех рассмотренных в этом году гражданских дел составляют коммунальные споры. Надо отметить, что таковых стало значительно меньше, за аналогичный период прошлого года их доля составила 7,8%. Но в любом случае, людей, не желающих оплачивать получаемые коммунальные услуги, еще немало.

О чем свидетельствует такое количество подобных дел? О том, что некоторые наши сограждане не уважают закон, не уважают порядок и собственное слово. Из нашего обихода ушли понятия «честь имею», «слово офицера», «честное купеческое слово»… В казахской степи судебных исполнителей не было, был «СӨЗ». Дал слово — умри, но сделай. Если суд биев, аксакал сказал «ты должен», вернуть долг придется в любом случае. Не сможешь сам — за тебя это сделает твой род. Поэтому с самого рождения всем аулом воспитывали молодого человека в духе уважения обычаев, которые и были тогда неписанным правом.

Сейчас мы пытаемся возродить утраченные на крутых виражах истории ценности и понятия. Не случайно такое внимание уделяем развитию медиации. Эта форма разрешения споров в наибольшей степени соответствует заветам казахских биев.

—   В какой мере реализация предупредительной функции суда, выражающаяся, в частности, в вынесении частных постановлений, способствует защите прав граждан?

— В прошлом году по административным делам вынесли 657 частных постановлений — 4,2 % от всех рассмотренных дел. Это много. За семь месяцев этого года — уже 418 (5,3%). Как видим, пусть небольшой, но рост. Из 418 частных постановлений, вынесенных в этом году, 382 — в адрес органов полиции.

В основном, в частных постановлениях указывается на нарушения при составлении протоколов, нарушения прав граждан на защиту, процессуальные нарушения. Выносим постановления с одной целью — на ошибки указать, чтобы впредь их не допускали, права граждан не нарушали.

Особое внимание уделяем причинам, условиям, способствующим совершению правонарушений. Допустим, преступление совершено в нетрезвом состоянии. Частное постановление в адрес участкового: почему не занимается профилактической работой? Как стало возможным, что водку правонарушитель купил в ночное время?

Иногда в процессе судебного разбирательства становится очевидным, что в некоторых организациях учет и контроль находятся не на должном уровне, поэтому и преступление стало возможным. Указываем на это.

Большое количество процессуальных нарушений порождает и много вопросов об уровне профессионализма должностных лиц, которые следственные действия осуществляют. Каково качество их образования, подготовки, каковы в данном органе принципы отбора на работу?

Даже в такой праздничный день, не буду скрывать, что где-то подобные вопросы мы задаем и внутри нашего коллектива. Как говорят у казахов, кто скрывает свою болезнь, от нее умрет. Ошибки случаются. Их надо не скрывать, а исправлять. В этом году мы в отношении девяти судей направили материалы в судебное жюри. Чтобы их привлекли к дисциплинарной ответственности.

В случае ошибки спрашиваю: «Вы сделали это умышленно? Если нет, то работайте над собой, повышайте свой уровень». Ежегодно 20-25 судей проходят переподготовку. Каждые три года — стажировка в Академии правосудия.

—  Расскажите об изменениях в судебной системе, происходящих в последние годы.

— О введении новых информационных технологий мы уже не раз писали в вашей газете. Хочу обратить внимание на то, что за последние два года в разы увечились требования к судьям. Возраст кандидатов на должность судьи увеличен с 25 до 30 лет. Раннее желающий стать судьей юрист сдавал квалификационные экзамены, приходил к нам, проходил у нас стажировку от месяца до года. Причем без отрыва от основной работы, с которой, понятно, его отпускали неохотно и нечасто.

Сейчас необходимый общий юридический стаж, требуемый от кандидата, подняли с двух до 10 лет. Годичную оплачиваемую стажировку проходят с отрывом от основной работы. Ежедневно с кандидатом работаем. Через год мы хорошо знаем, насколько он готов к работе судьей.

«Судебная система должна вызывать доверие», — таков лейтмотив выступлений Президента страны на седьмом съезде судей Казахстана. Что лежит в основе такого доверия и что делается для того, чтобы оно укреплялось?

—  Возрастание требований к судьям эту цель и преследует. Проблема в том, что люди часто не понимают специфику нашей работы. При заключении сделки должен быть соблюден определенный порядок. Свою правоту надо доказать неопровержимыми документами, собрать полую доказательную базу, на основании которой мы будем принимать решение.

Совсем недавно в одном из районов члены областного совета по этике услышали: «В суд не подаю, потому что судья сделает то, что скажет аким»…

— Ну, это просто огульное обвинение, свидетельствующее о правовом нигилизме сказавшего. Наверное, корни этого — еще в советском периоде, тогда суд самостоятельной ветвью власти можно было назвать весьма условно. Сейчас ситуация в корне изменилась. Любой казахстанский судья не зависит не только от исполнительной власти, но и от председателя областного суда. Я не могу ему сказать: делай так. Разъясняю людям, приходящим на прием: если судья ведет себя грубо, есть какие-то другие моменты этического характера, то мы это рассмотрим. Но если касается судебного решения, вмешательство исключено.

Надо иметь ввиду и то, что в закрытых судебных заседаниях мы рассматриваем 0,01 % дел. Остальные процессы — открытые. Ведется аудио-, видеофиксация. Не доверяешь районному суду — есть апелляционная коллегия. Далее есть кассационная инстанция — Верховный суд.

Проигравшая сторона заведомо судебным решением недовольна. Отсюда часто и недоверие возникает. И еще. Люди часто оперируют категориями «справедливо», «несправедливо». Справедливость — категория абстрактная и субъективная. Закон — конкретен. Стремясь к справедливости, мы принимаем решения в соответствии с законами.

Ведение судопроизводства на языке обращения — одно из прав граждан. В какой степени оно реализуется в судах нашей области?

— Согласно Закону РК «О языках Республики Казахстан» «языком работы и делопроизводства государственных органов, организаций и органов местного самоуправления РК является государственный язык, наравне с ним официально употребляется русский язык». Это в полной мере касается и судопроизводства.

При этом за прошедшее полугодие судами нашей области всего 3,7% дел рассмотрены на государственном языке. В прошлом году их доля составляла всего 1,3%. Как видим, рост есть, но незначительный. Демографический состав населения нашей области свидетельствует о том, что судебных процессов на государственном языке должно быть значительно больше.

Причин сложившейся ситуации, конечно, много. Мы сейчас не будем говорить о языковой ситуации в целом. Скажу только о том, что от нас зависит и что можно изменить. Опять же не буду скрывать, что судей, в совершенстве владеющих государственным языком и душой болеющих за его развитие, у нас не так много. Мы над этим работаем.

В этом году мы несколько дел отменили, потому что были нарушены правила языка судопроизводства. Приведу один пример. Судья из Степногорска Сергей Краснов обратил внимание на то, что женщина, подавшая заявление на русском языке, практически им не владеет. Объяснил, что в суде все можно делать на государственном языке. Дело было перераспределено другому судье, государственным языком владеющим. Она же сказала заявительнице, что та весь пакет документов должна самостоятельно перевести на казахский. При том что все это абсолютно бесплатно должно делаться в суде. Реакция понятная: «Денег нет, возможности нет, давайте тогда на русском». На судью наложено взыскание, дело в итоге рассмотрели на государственном языке. Но сколько сил и нервов потратила при этом заявительница.

Мы сталкиваемся с тем, что до сей поры многие наши сограждане не знают о том, что исковое заявление можно подавать на государственном языке. Так что над тем, чтобы судопроизводство велось на языке обращения, а истец самостоятельно выбирал язык, который он хорошо знает, надо работать. И мы это делаем.

Что касается этого права людей других национальностей, не владеющих ни русским, ни казахским языками, то прибегаем к помощи переводчиков. Были прецеденты, что приходилось за помощью обращаться в МИД. Нарушений в отношении них нет.

Председатель Верховного суда РК Жакип Асанов во время расширенного совещания по итогам отправления правосудия за 2017 год назвал судей «хирургами, которые оперируют судьбы людей». Что самое сложное в работе судей? Когда судья счастлив?

— Определение образное, верное. Человеку несведущему трудно представить ту меру ответственности, которую мы несем. Как переживаем за каждое принятое решение. Не бояться и уметь принимать решения правильные, единственно возможные — это очень сложно. Особенность рассмотрения гражданских дел в том, что приходится применять нормы права к конкретной жизненной ситуации. А она у каждого человека своя. Переживаешь за каждое дело, ставишь себя на место людей, понимаешь их мотивы… И руководствуешься принципом «Закон суров, но это закон». При этом надо помнить о том, что «…лучше оправдать 10 виноватых, чем осудить одного невиновного».

А счастливы мы, как и все казахстанцы, когда в стране спокойно, в семье достаток, все улыбаются, все здоровы. И особенно, когда благодарят участники процесса.

Беседовала Нина МИТЧИНОВА.

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...

Другие статьи по этой теме

Правильный вектор развития Новый научно-практический комментарий Конституции Казахстана был презентован в Астане во время международной конференции «Конституция: воплощение ценн...
С ДНЕМ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН!... Уважаемые акмолинцы! Примите искренние поздравления с Днем Конституции Республики Казахстан! 30 августа 1995 года - это особая дата, символизирующая...
Символ сплоченности и согласия На торжественное мероприятие, посвященное Дню Конституции Республики Казахстан, в зале заседаний областного акимата собрались представители широкой ...
Байкен Ашимов и Мактай Сагдиев: в их именах отражение истори... С места события В преддверии одного из значимых государственных праздников - Дня Конституции - улицы Капцевича и Куйбышева города Кокшетау переимен...
Основа единства и созидания БЛИЦОПРОС «Что для вас значит Конституция?» - такой вопрос накануне государственного праздника «АП» задала жителям области. Жамул МУСХАНОВ, член...